Социолог и психолог о том, почему мы так паникуем и как это остановить

Социолог и психолог о том, почему мы так паникуем и как это остановить

В современной истории страны это не первый кризис (хотя, возможно, впервые столь многослойный) и ситуации с ажиотажем вокруг продуктов, которые потом просто выбрасывались, покупкой бытовой техники впрок и т. д. мы проходили не раз.

Что заставляет людей в очередной раз наступать на те же грабли? Почему даже здравомыслящие вроде люди столь охотно поддаются панике и начинают верить самым нелепым слухам типа вертолетов, опыляющих город по ночам? 

Существуют ли действенные пути остановить панические настроения, захлестывающие общество?

Об этом мы спросили специалистов — социолога и психолога. 

Виктор Вахштайн, кандидат социологических наук, декан философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС, главный редактор журнала «Социология власти»:

— Вспомните, как в 1998 году торговцы семечками на улицах резко взвинтили цены. А на вопрос «Почему?» отвечали: «Ну как же, посмотрите, как доллар вырос!». Это стандартная ситуация, и связана она не столько со стоимостью нефти или курсом валют, сколько с ожиданиями. 

Если человек ожидает, что политическое положение России на международной арене будет ухудшаться, то старается не держать деньги в рублях, тут включается механизм конвертации. 

Играет роль и то, на какую продолжительность событий рассчитывают люди.  Мы привыкли, что экономический кризис — это более-менее краткосрочная история, а как будет развиваться пандемия, не знает никто.

Мы постоянно сталкиваемся с паническими атаками, но никогда еще в новейшей истории они не достигали такого масштаба. Потому что сейчас это связано с реальной, а не мнимой угрозой. Большую роль в этом играет и недоверие к СМИ, которое в России очень высоко. В результате попытки воздействовать на общественное мнение через СМИ часто ведут к противоположному результату.

Как это остановить? Закрытие границ, тотальная изоляция при той степени глобальности современного мира, особенно США и Европы, уже просто не работают. Да, они позволяют создать ощущение, что правительство предпринимает все возможные меры, но при этом невозможно судить об их реальной эффективности.



Виктор Ерошенко, психолог детско-юношеского центра «Звездный»:

— Когда в мире, а особенно в стране, происходит что-то непонятное, люди, предполагая негативный исход, стараются минимизировать возможные последствия, подготовиться к сложным временам. Выражается это в опустошении полок магазинов. 
 
Что касается фейков, порой совершенно безумных (типа вертолетов, распыляющих дезсредства), то нужно  быть специалистом в определенной области, чтобы точно знать, что на самом деле таких вертолетов не может быть. Что город обрабатывать с помощью авиации химикатами нет никакого смысла — вреда будет больше, чем пользы, даже если допустить, что такие химикаты существуют.

Человек социален по природе. Когда социум напуган, выделяется определенное количество энергии, которая может быть выплеснута тремя способами: либо верить всему и бежать делать запасы, либо прятаться, либо драться. 

Чаще мы наблюдаем первый. Как существа социальные, люди подвержены панике оттого, что окружающие начинают действовать быстро и напористо — спасать свою жизнь (а это  один из главных наших инстинктов). К нему подключаются материнский, отцовский инстинкты.

Можно ли остановить панику? Да. Но не ценовой политикой. Чем больше будут расти цены, тем больше будет спрос. Прекратить творящийся беспредел можно только жестким пресечением любой эксплуатации истерии человеческой как в торговых сетях, так и в социальных вопросах. 

Для этого нужно использовать мощный административный ресурс и СМИ. 



Автор: Екатерина РОГОЖКИНА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке