Снится мне деревня: Адвокат из Москвы считает раем пензенскую глубинку

Снится мне деревня: Адвокат из Москвы считает раем пензенскую глубинку

Мы думали, что повидаться с человеком, который имеет очень серьезную адвокатскую практику и живет в Москве, будет трудно. Но выяснилось, что почти все выходные он проводит в своем родовом поместье Даншино. Так что на машину — и вперед.

Рожденный в СССР

Навстречу нам с высоких ступеней крыльца красивого деревянного дома легко сбежал хозяин — Николай Пиксин. Несмотря на европейский вид имения и статус владельца (управляющий партнер московского адвокатского бюро «Пиксин и партнеры»), сразу понимаешь, что Николай Николаевич — человек местный. Привычка разуваться на крыльце, кепка с аббревиатурой СССР, советский флаг на флагштоке центральной аллеи... 

— Да, я родом из СССР. И благодарен этой стране за то, кем я стал, — говорит Николай. 

Пятилетний карапуз в отцовских сапогах 42 размера, тайком от всех убежавший учиться в школу. Ни дать ни взять — толстовский Филиппок! Это одно из самых ярких детских воспоминаний Николая Пиксина. Он был младшим среди семерых детей Николая Михайловича и Екатерины Николаевны Пиксиных — бригадира и доярки местного совхоза. В таком-то возрасте крутить бы хвосты соседским собакам. Но он своим детским умом понимал, что некогда расслабляться — нужно поскорее начать учиться, чтобы стать помощником для родителей.

Паренька в школу взяли, и он со всей решительностью принялся за освоение разнообразных наук. Учился сначала в родном селе, а после 8-го класса ежедневно отмахивал семь километров туда-обратно до Пичёвской школы. 

Параллельно осваивал премудрости деревенской жизни: полол свеклу, картошку, с 5-го класса доил коров. К окончанию 9-го класса огорошил родителей новостью о том, что будет поступать в Суворовское училище. Отец смолчал. Но военная муштра Колю быстро разочаровала, и он вернулся в школу. А вот когда вместо Тимирязевской сельхозакадемии парень подал документы на юрфак МГУ и провалился, родитель не выдержал — выгнал его из дома.


Со знаниями — на родину

Еще в школе, благодаря педагогическому таланту учителя немецкого языка, Николай полюбил этот предмет больше всех других. И вот в трудный период полученные знания пригодились – в течение года перед повторной подачей документов на юридический факультет он учил местных ребятишек немецкому языку.

Вторая попытка оказалась удачной. Но для того чтобы как-то прожить в столице, студенту приходилось и вагоны по ночам разгружать, и почту разносить. Ведь особо помочь младшему сыну многодетные сельские жители из далекой деревни не могли. 
Достаточно большой период жизни Николая Пиксина связан с Германией. Здесь он служил в армии, проходил преддипломную практику и учился в магистратуре. 

Правда, после окончания учебы за границей не остался – вернулся в Москву. Он был уверен, что получать знания можно где угодно, а вот применять их — только на родине. 

Десять лет трудился в немецкой фирме. Ему довелось представлять в суде интересы крупных компаний, как иностранных, так и российских: «Кнауф», Коммерцбанк, Газпромбанк и других.


Отпустить меня не хочет родина моя

Четырнадцать лет назад он почувствовал, что готов уйти в самостоятельное плавание. Так появилось московское адвокатское бюро «Пиксин и партнеры». Услуги адвокатов, особенно имеющих хорошую репутацию, ценятся высоко. В жизни Николая Пиксина настал момент, когда все, что нужно для нормальной жизни, у него было. Но хотелось чего-то большего.

Словно про него пел Сергей Беликов: «Но все так же ночью снится мне деревня. Отпустить меня не хочет родина моя». Движимый непонятым пока порывом, он все чаще приезжал в Даншино. Здесь можно было поговорить с родителями по-мордовски, услышать в исполнении односельчан народные песни и зарядиться энергией природы.

Места тут сказочные: река Чембар, питающая своими водами окрестные леса и луга, многообразие птиц и животных. Что уж говорить о дурманящем запахе трав в летний зной!

Но красота родного края не настолько застила глаза Николаю Николаевичу, чтобы не видеть, как односельчане в поисках лучшей доли оставляют свои жилища и перебираются в город. 

— Пустые дома эти казались мне плачущими детьми, — признается Пиксин.

Дошло до того, что в нижней части деревни остались четыре избы: его родителей, деда, тети Матрены да ее соседа, ныне покойного. Николай Пиксин остро ощутил, что запущен обратный отсчет жизни его малой родины, мордовской деревни Даншино, которая вскоре должна была отметить свое 300-летие. 

Страшно стало, оттого что до этого юбилея село может не дожить. Да и чувство вины мучило. Николай Николаевич признается, что был в его жизни поступок, за который ему стыдно до сих пор: при получении паспорта в графе «национальность» он записал «русский», а не «мордвин». Однако ему выпал шанс загладить вину. 


Поместье

Лихорадочные мысли о том, что нужно сделать для сохранения самобытного мордовского поселения, наконец оформились во вполне реальную мечту — построить здесь родовое поместье для своей семьи и для всех, кто устал от городской суеты, кто хочет вынырнуть из нее и насладиться тишиной и покоем, познакомиться с мордовской культурой. Идея, кстати, не новая. С 2015 года в России получить землю под создание родового поместья может любой гражданин страны.

Строительство началось восемь лет назад. В 2010-м на месте дедовского дома появился основательный деревянный особняк – родовое гнездо. Потом пришла очередь обновления родительского дома. В нем по-прежнему живут Николай Михайлович и Екатерина Николаевна. На Покров они отметили 68-ю годовщину свадьбы. Рядом с ними Николай Пиксин, который в этом году отметил 50-летие, вновь становится мальчишкой, который боится сказать отцу хоть слово поперек. 

Всего на территории поместья около двух десятков деревянных домов, спортивный и танцевальный залы. Особняком стоит маленькая родительская церковь. Сюда хозяин поместья приходит, чтобы разобраться с внутренними противоречиями, привозит на коляске маму. 


Давайте потанцуем!

Музыка — отдельная история. В школе будущий адвокат страстно хотел танцевать и играть на каком-нибудь инструменте. Но его идея ходить в музыкальную школу за 7 километров, в г. Белинский, родителям не понравилась. Он послушался, но не отступил. И осуществил мечту чуть позже – в студенческие годы. Записался в танцевальную студию, стал звездой танцполов — писал композиции под сценическим именем DJ Piksin!

Познакомившись несколько лет назад с солистами ансамблей «Лезгинка», «Кабардинка» и балета «Сухишвили», Пиксин научился танцевать лезгинку. 

Чуть позже подружился с солистами хора Пятницкого, которые стали частыми гостями в поместье. Сложилась традиция: на новогодние праздники к нему приезжают гости, в их числе — хор Пятницкого. А на Троицу – наш хор им. Гришина, «Воронежские девчата» и «Кабардинка». Они дают концерты, которые иногда ведет сам хозяин. 

В поместье есть и танцевальная школа, где мастера высочайшего класса обучают сельских детей и взрослых. Танцуют сам Пиксин и двое его сыновей, которые, кстати, живут в Даншине: старший учится в Белинской школе, младший пока занимается с учителем дома. 


Уютно всем

Окрестности поместья Даншино — это луга и леса. У Николая Николаевича была мечта: чтобы здесь без всяких клеток, на свободе, гуляли диковинные звери. И он ее осуществил. До сих пор с детским восторгом вспоминает, как в Даншине поселились купленные им верблюды, как он на руках носил первого зубра. 

Есть среди питомцев и те, кого Пиксин спас от смерти. Например, скакового коня Триумфа после окончания карьеры ждала бойня, Николай выкупил красавца. 

Беркут, который теперь гордо расправляет свои необъятные крылья, лет десять физически не мог этого сделать: у прежних хозяев жил в маленькой клетке.

Через час пребывания в поместье я укрепилась в мысли, что Николай Николаевич знает язык птиц и зверей. Говорит журавлям «Танцуйте!» — они танцуют. Пробирается неслышно тропкой к пруду — вся пернатая братия плывет и летит к нему, поднимая невероятный галдеж. Зубр Дага — многокилограммовая туша — и тот бежит и ластится, как теленок. Филин Стасик ухает при встрече «Угу!», а еноты от радости забираются под потолок вольера.

Во время разлива Чембара в Даншине оживает картина «Дед Мазай и зайцы». Сев в лодку, Николай Пиксин плывет по залитым водой лугам и подбирает теснящихся на крохотных кусочках земли оленей и другую живность...

Поместье красиво в любое время года. Фруктовые сады, цветник, виноградник, освещаемое по вечерам волшебной подсветкой озеро — все это сделано с немецкой тщательностью и российским размахом. Недаром поместье называют Райским. В любом уголке гостя сопровождает музыка. Она звучит из невидимых динамиков, создавая настроение.


Природа сделает добрее

В выходные поместье оглашается детским смехом и восторженными фразами: «Ух, какой верблюд!», «А ты павлина-то видел?» Николай Николаевич с удовольствием проводит экскурсии для ребятишек из школ района. Первый вопрос, который он задает детям: «Кто из вас мордвин?». И радуется, когда мальчишки и девчонки с гордостью поднимают руку.

— Не надоедают чужие люди? — интересуюсь я.
— Мне предлагали поставить высокий забор, — отвечает Пиксин. — Но зачем? Хочется, чтобы дети ощущали связь с природой, наслаждались ее красотой, становились добрее. Да я вообще для того и затеял всю эту историю, чтобы подать пример. Может быть, один из ста, когда вырастет, решит, как и я, что-то сделать для своей малой родины.



Автор: Екатерина РОГОЖКИНА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке