Наталья Кучишкина: Сцена — это ступеньки в жизнь

Наталья Кучишкина: Сцена — это ступеньки в жизнь

Наталья Кучишкина из Пензенской области победила в номинации «Режиссер года среди школьных театральных коллективов» фестиваля «Театральное Приволжье». Самой Натальи, режиссера детского театра-студии «Арлекин», на оглашении итогов не было. Присутствовали Ольга Тришкина, режиссер по пластике и заместитель директора ТЮЗа, и юные артисты «Арлекина», которые за показным весельем старательно скрывали волнение.

Когда было объявлено, что Кучишкина стала лучшим режиссером фестиваля, Ольга позвонила ей и радостно сообщила, что театр «Арлекин» получил практически главную награду. Ведь лучший режиссер означает, что и вся команда лучшая! 

— Это так и есть! Мы — команда, — бодро говорит Наталья Кучишкина. — Многие ребята занимаются вместе по многу лет (от пяти до восьми) и научились понимать друг друга с полуслова, а нас с Ольгой — с полувзгляда. 

Спасение — на сцене 

– Город Заречный очень приспособлен для детского творчества, — начала она разговор, когда мы встретились в редакции. — В большом городе родители вынуждены отдавать ребенка в кружок или студию, которые находятся неподалеку от их дома. А Заречный небольшой, и выбор не определяется местом жительства. Ребенок может попробовать себя и в музыкальной школе, и в танцах, а если что-то не задастся, то уйти в живопись или в театральную студию. 

Сама Наташа первоклассницей пришла в театральный коллектив к Светлане Александровне Ганиной, и все учителя в школе говорили, что Толстякова (девичья фамилия) обязательно будет актрисой. Девочка сердилась: «Ну почему же я буду актрисой? Я стану учителем!» И в старших классах действительно два года занималась на подготовительных курсах в пединститут. Но от судьбы не уйдешь! 

В начале лихих 90-х годов, когда люди в России вынуждены были выживать, она сбежала от ужасной реальности, от шоковой терапии и беспросветной нужды в молодежную театральную студию к Виктору Николаевичу Боярову.

— Там была жизнь — праздник, — вспоминает Наталья. — На сцене не заботили материальные проблемы, там не существовало долгов, риелторов и коллекторов, зато хотелось творить, создавать, дарить людям радость. И эта параллельная реальность помогла мне пройти через все тяготы 90-х. 

Виктор Бояров предложил Наталье попробовать себя на профессиональной сцене. Затем новый шаг: вместе с девятью студийцами она отправилась учиться в Москву, в университет культуры.

— Защищая диплом, — рассказывает Наталья, — мы должны были поставить спектакль, и Виктор Николаевич предложил взять «Снежную королеву» Евгения Шварца. Все делалось на базе Зареченского ТЮЗа, а педагоги из Москвы приезжали и отсматривали спектакль. Они отметили работу детей, которые играли честно, то есть не изображали, что они Герда или Кей, а жили на сцене. Вот тогда у меня впервые и возникла мысль: а не попробовать ли этим заниматься дальше?
 
С тех пор минуло уже 20 лет, а в студии «Арлекин» сменилось уже три поколения юных актеров. 

Раз ступенька, два ступенька...

— Наталья, а чем отличаются дети-актеры от взрослых? 

— Они приходят и… хотят выступать! И больше ничего не хотят. Ни работать, ни ошибаться, ни обжигаться, ни слушать критику. Для них важно надеть костюм и выйти на сцену. А мы должны дать им понять, что право выйти на сцену надо заслужить нелегким и постоянным трудом. 

В основе нашей работы лежит хорошая литература. Коллеги иногда говорят, что я беру материал, до которого студийцы еще не доросли. А мне кажется, это как раз та ступенечка, на которую дети должны взойти. Если я буду давать только понятный им материал, то в процессе работы они его перерастут. Нужен зазор, чтобы дети тянулись к чему-то.

Когда я принесла ребятам Достоевского, многим было по 14–15 лет, а это такой возраст, когда они хотят работать над чем-то современным и острым, и мне надо было помочь им понять, что современнее Достоевского ничего нет. Многим было непросто пробиться к материалу, но теперь Достоевский — один из самых любимых писателей у ребят. 

Мы даем им профессиональный толчок и образование. А потом они, конечно, вырастают и уходят. И мы начинаем все с самого начала. 

Чудеса бывают 

Каждый артист обязательно ждет чуда. В 2019 году театр Натальи дважды выступал на ландшафтных фестивалях, то есть на природе: в Пермском крае (в Губахе) и на Байкале (на острове Ольхон). Получилось на уровне мистики! 

— На ступенях заброшенного здания дома культуры в Губахе мы играли спектакль по пьесе Августа Стриндберга «Жюли. Экосез на троих». Шел противный дождь, но в тот момент, когда в действии происходит перелом, ливень прекратился и сцену осветило солнце. По Стриндбергу, героиня должна покончить жизнь самоубийством, но в нашем спектакле мы от этого отказались. Она просыпается, когда сверху ее окатывает вода, и понимает, что все происходившее ей, слава богу, приснилось. 

Но я понимаю, что когда на протяжении получаса героиню поливал дождь, то, если облить ее водой, это не прочитается и мне нужно что-то срочно придумать. Но потом решила, что все равно пусть она проходит через процесс очищения. И когда на нее вылилась вода, то из дверного проема, где и происходило это действие, вдруг выпорхнула маленькая птичка. Как душа, которая рванула к свету. Меня потом спрашивали: так было задумано или это произошло случайно? Но для нас самих это было чудо! 


История успеха

— Как появился спектакль «Проданный смех», с которым вы победили на фестивале «Театральное Приволжье»?

— Эту сказку Джеймса Крюса мне принесла десять лет назад студийка Татьяна Иванова, но тогда у нас в работе был Алексей Слаповский («Шнурок, или Любил, люблю, буду любить…»), то есть хорошая, четко прописанная драматургия, и окунаться в инсценировку не хотелось. 

Книжечка у меня так и лежала, а тем временем в студии вырос Никита Киселев, который, как мне казалось, очень походил на Тима Талера. Когда работаешь с детьми, уже видишь, кто у тебя есть. Это как мозаика! И ты не будешь менять красный камушек и делать из него зеленый квадратик, а станешь думать о том, что у тебя есть герой для постановки. 
Однажды я посмотрела на Никиту и поняла: надо пробовать! Тема, затронутая в «Проданном смехе», сейчас очень актуальна: это страшно, когда деньги становятся мерилом хорошей жизни, а все остальное обесценивается. 

Спектакль пошел очень легко. В апреле 2019 года состоялась премьера, затем мы съездили с ним в Сочи на «Пространст
во юных» и взяли Гран-при. Потому мы и предложили его на конкурс, так как у каждой труппы есть свои спектакли «на выход».

Подводим итоги года

— Наталья, чем вам запомнился Год театра?

— В детстве я зачитывалась книгой Елены Ильиной про Гулю Королеву «Четвертая высота», и благодаря этой книге сложилась моя жизненная позиция. Перед тобой каждый раз возникает какая-то жизненная ступенька, и ты должна на нее шагнуть. И неважно, сколько ты будешь на нее шагать, год или два, но ты все время должна подниматься. Вот так я и живу. 2019 год — это еще одна ступенька. А теперь надо двигаться дальше… 

Автор: Владимир МАРОЧКИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке
Андрей, 12 Февраля 2020, 6:47

Номинация правильно называется "Лучший режиссёр среди школьных театральных коллективов", а Ольга Тришкина является заместителем театра юного зрителя города Заречного, а не "театра "Арлекин"". Такого театра не существует. Есть театральная студия "Арлекин", которая работает при ТЮЗе города Заречного. Автору указывали на эти неточности. Странно, почему текст остался без изменений.

Ответить
CAPTCHA Обновить картинку
Введите слово на картинке
Владимир, 12 Февраля 2020, 10:31

Спасибо, Андрей! Все изменения внесли.

Ответить
CAPTCHA Обновить картинку
Введите слово на картинке