«Когда Лариса заболела, в Пензу приехали все»: 24 внука семьи Селезневых

«Когда Лариса заболела, в Пензу приехали все»: 24 внука семьи Селезневых

Много лет я мечтала побывать в семейном детском доме и познакомиться с настоящими героями — первопроходцами в деле устройства детей-сирот. И вот… 

Я помню, с каким удивлением читали мы в свое время в газетах о супружеских парах, которые взяли на воспитание по пять-шесть ребятишек из детских домов. В Советском Союзе и не слышали о таком — все брошенные или осиротевшие дети жили в детских домах. И была одна иная форма — усыновление. 

И тут вдруг Российский дет-ский фонд, созданный писателем Альбертом Лихановым, начинает внедрять такую вот европейскую систему, когда родителям, взявшим на воспитание детей, дают статус воспитателей, они получают зарплату, а дети — пособие. 

У всех, конечно, возник вопрос: а не жирно ли будет? Но статистика показывала, что это гораздо экономнее, чем содержать детей в казенных домах. Да и вообще тогда речь шла не об экономии, а о спасении детей, потому что с распадом государства исчезло и финансирование таких учреждений. Там не было даже аспирина! Потому Детский фонд, отделение которого в Пензе возглавляла Екатерина Аветисова, и взял на себя заботу об устройстве детей в семьи. Чтобы спасти самых слабых.

Мне тогда очень хотелось попасть хотя бы в один из этих домов и все увидеть своими глазами. Но так получилось, что я уехала за границу работать по контракту. И вернулась в Пензу через много лет.


Поездка в Любятино

И все же мечты сбываются. Недавно мне довелось поехать к знакомым в село Любятино, что под Пензой. Обратила внимание на ладный домик, стоящий на возвышенности. А мне говорят:

— Там семейный детский дом Селезневых.

У меня аж сердце колыхнулось. И я решилась! 

На звонок в дверь никто не откликнулся. От соседей узнала, что Александр и Лариса перенесли covid-19, проходят в настоящее время курс реабилитации. Я связалась с ними по телефону, и только потом, по окончании срока карантина, мы увиделись.

— О, сколько воды утекло с тех пор! — начал Александр. — Дети выросли, живут в разных городах… С теми, кто рядом, встречаемся часто, а с «иногородними» — по большим праздникам. А вот сейчас нельзя... Не имеем права рисковать.

В его голосе послышалась досада, он тяжело вздохнул. И вдруг, хитро прищурившись, сообщил:

— А самая интересная новость дня для всех — мы ждем 24-го внука! 

Сказав это, придвинулся к жене, чтобы прикоснуться, приобнять. 

И Лариса заулыбалась:

— Не хотели ведь говорить заранее…

(Сообщаю, что пока готовился этот материал, 24-й внук родился. В семье сына Селезневых Сергея, который живет в Москве, это четвертый ребенок.) 


Живая таблетка

Потом с гордостью начала рассказывать.

— Все дети без исключения, назвавшие нас родителями, — любимые, родные, самые лучшие. Все работают, заботятся о своих семьях, их ценят в коллективах, уважают соседи. Например, Юлечка — первоклассная швея. Вася — автодорожный мастер, отец троих детей, заботливый, терпеливый, старательный. Марина – педагог, мать многодетного семейства, умненькая, хозяйственная, энергичная. Александр, мы все зовем его Сан Саныч, служит в армии, отличник боевой подготовки, старший лейтенант. А самая младшая — Анечка — врач-невролог, до сих пор работает в «красной зоне». Молодец!

С Аней удалось поговорить только по телефону, и очень коротко:

— Некогда! Совершенно некогда! — ответила она голосом строгого наставника. — Но о главном скажу: не паникуйте, не отчаивайтесь!

Очень скоро этот вирус исчезнет из нашей жизни навсегда.

Ну, не зря Аню в семье с рождения звали «живой таблеткой»!

…некоторое время назад Лариса перенесла инсульт. Когда это случилось, Александр послал смс всем детям: «Мама заболела, прошу: молитесь за нее». Приехали все — и из ближних, и из дальних городов. И дежурили возле Ларисы каждую минуту, пока она не пошла на поправку.


Лариса 

О том, что после школы будет поступать в медучилище, Лариса объявила всем заранее, потому что считала, что нет дела более благородного и благодарного. 

Окончив медучилище в Пензе, приехала работать медсестрой в санаторий «Нива» в селе Любятино.

«Наш милый доктор» — так ласково называли ее детки в санатории, соседи, друзья, знакомые. 

Именно в это время началась и новая полоса в ее жизни: она вышла замуж за горячо любимого мужчину, родила троих детей. А потом они с мужем узнали, что в области создаются семейные детские дома и подали заявку. Семьи проверяли очень строго, подходят ли для этой роли.

Они с Александром подошли по всем статьям. И в их семье появились пятеро деток. Старшей, Альбине, было лет восемь. Остальные — совсем малыши. Ослабленные, больные, дикие. Массаж, настои трав, лечебные гимнастика и питание… И любовь, любовь, ласка и нежность — вот как они ставили на ноги детей.

В селе эту удивительную женщину называют героиней — не за орден «Знак Почета», которым государство отметило ее заслуги, а за редкий дар и талант воспитания, общения, понимания и УЧАСТИЯ в судьбах других. 

Лариса необыкновенно нежная, вежливая, воспитанная, и, общаясь с людьми таким образом, она «выветривает» из них отрицательные эмоции. Ей верят…

— Позволить себе опустить руки, потерять интерес ко всему — это дорога в никуда, — говорит она отчаявшимся сегодня.

Она и сама прошла через это. В 2006 году трагически погиб старший сын Андрей. Ему было 26 лет. Лариса сидела тогда на диване часами, уронив голову на руки. Молчала. Не спала ночами.

Успокаивали и утешали только дети — достаточно было услышать их голоса, слова, увидеть улыбки, как сердце смягчалось. 
Счастье, сиявшее когда-то в больших мечтах, сузилось: здоровье детей и их благополучие. И сейчас именно в этом Лариса видит смысл своей жизни.


Александр 

— Помню, как заболел ангиной Вася, как, несмотря на лекарства и уколы, температура долго не спадала. Жар бушевал где-то внутри, а тело покрывалось мелкой испариной.

Я подошел к кровати и положил ладонь на его лоб. Он прошептал пересохшими губами: «Не уходи, папа…» Сидя на краешке кровати и поглаживая его руку, я тоже почувствовал какую-то странную боль в груди: мы были в этот момент единым целым. И те слезы, которые еще не пролил в этот момент Василек, выступили на моих глазах…

Я НИКОГДА не делил детей на «своих» и «чужих». Они все мне очень дороги. Помню, как родилась Анечка, самая младшая. Я пришел в больницу с букетом цветов. Нацепив халат, прошел в указанном направлении по коридору.

— Я могу увидеть своих жену и дочь? — спросил как можно вежливее у дежурившей на посту сестрички.

Со взглядом, полным безграничного терпения — как же надоели эти отцы! — она кивнула:

— Только недолго. 

Чтобы «умаслить», я тут же вручил ей цветы.

— Твой букет, — сказал потом Ларисе, — отдал сестричке, чтобы не ворчала.

Лариса рассмеялась:

— Правильно сделал! В следующий раз цветы принесешь и мне, и сестричке…

Когда медсестра показала Анечку, у меня закружилась голова. Я увидел ее сморщенное личико, крохотный носик и, не зная, что сказать, спросил:

— Это моя?
— Чья же еще? — рассмеялась Лариса.

В эту ночь я пролежал без сна, следил за игрой лунного света в окне спальни и думал о том, что никогда не смогу разлюбить ни Ларису, ни Анечку, ни всех других наших детей, и благодарил судьбу за подаренное мне счастье.

Автор: Галина КРУЧИНИНА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке