«Это современное искусство? Я сама так нарисовала бы»

«Это современное искусство? Я сама так нарисовала бы»

За время пандемии мы стали беспокойнее, раздражительнее, нетерпимее. Самое время обратиться к терапевтической силе искусства: могущество вечности противопоставить слабости и уязвимости момента. Театры, музеи, галереи вновь открывают двери. Смотри, погружайся. Но не получается!

Нет, люди стараются, ходят, смотрят. Недавно сама с подругами была на одной из выставок. Обойдя все залы, одна из них разочарованно развела руками: «Это современное искусство? Да я сама так нарисовала бы!»

Современное искусство могло бы стать для людей убежищем во время самоизоляции, но оказалось, что далеко не все его понимают...

Действительно, многое в современном искусстве вызывает недоумение, кажется наскоро скроенным, небрежным. О катарсисе и речи не идет. Часто — и о простом наслаждении тоже. Словно пока мы ели, спали, работали, что-то разладилось в мире культуры. Пропала идея «Искусство принадлежит народу… должно быть понятно… массам и любимо ими». И что теперь? Мы искусству посторонние? О тонкостях взаимоотношений зрителя и творца мы поговорили с профессионалами.


Визит к художнику

Преподаватель ПХУ им. Савицкого Денис Санталов — человек атмосферный и в мире искусства заслуженный. Сразу устроил мне небольшую экскурсию по второму этажу училища. Тут тепло, пахнет красками, много картин. 

Присели поговорить. Услышав, о чем хочу спросить, он так и откинулся в кресле: тема-то необъятная, тома написаны! Но от разговора не уклонился. И сам много думал об этом.

— Денис Олегович, откуда такое непонимание?
— Любое искусство требует от зрителя некоего напряжения, внутренней работы: иконопись — погружения в веру, академическая живопись — знания истории. А современный человек душевно и духовно ленив. Главное для него — удовольствие, развлечение. 

И вот тут тот самый вопрос: почему не понимают? Именно потому, что нужно внутренне напрягаться. Мне часто говорят, даже наши студенты: а мы не хотим. Не интересно. Вроде глядят, головой кивают, а сами смотреть не умеют, они просто не умеют смотреть! А представьте, кто далек, кто к живописи отношения не имеет! Массовая культура развратила, ослабила внутреннюю струну человека и даже перекормила собой. 

Сейчас исчезает совершенно потрясающий эффект — вовлеченность. И ведь есть еще эта внутренняя потребность понимать и чувствовать искусство. Но сейчас модно, что ли, это куда-то запихнуть, не давать внутренним порывам раскрываться. Очень страшная вещь на самом деле.



— Может, чувства важнее понимания?
— Искусство, конечно, в основном направлено к эмоциям. Но и здесь нужно хотя бы немножко знать. Взять, например, явление Мессии на известной картине художника Александра Иванова. Стоят люди на берегу реки, какой-то человек руками показывает куда-то. Что происходит? А происходит действие, внешне спокойное, бытовое, но внутри — грандиозный слом: переход от одного мышления к другому, к иным моральным принципам. 

Сейчас такого не делают. Пытаются, но это ужасно трудно. Искусство в каком-то смысле зеркало. Людей ведь тоже понять можно: всем хочется жить в уютно обставленных квартирах, чтобы все было спокойно. Но почему-то в тишине и спокойствии и начинает зарождаться страшно агрессивное современное искусство, которое мне сложно принять. Уже нарисовали  всё что могли. Все завесы содраны, тайны раскрыты — и мужчины, и женщины. Уже и акул пополам распиливали, и быка в формалин погружали... Каким же искусство станет убежищем, если без конца шокирует. 

— Сегодня модно говорить о культуре супермаркета, где преобладает не самый лучший товар.
— Вот опять огромный вопрос. Что нужно делать художнику? Взращивать вкус или отвечать на запрос зрителя? Как по-вашему?

— Я не знаю. Поэтому пришла к вам.
— Когда-то считалось престижным понимать: хорошая картина или плохая. Не просто нравится — не нравится. А еще было престижным совершать вот эту внутреннюю работу. Сейчас рынок, потребитель основной — средний класс, говоря условно, просто человек. Есть ему до этого дело? Он ведь занят тем, что добывает хлеб насущный. А тут еще сложные вкусы. Но напрасно и наивно думать, что когда он наконец добудет себе хлеба насущного на десять лет вперед, он вдруг поймет что-то в искусстве. Не выйдет. 

Нужно ли художнику потакать вкусам? Дело в том, что если мы отвечаем вкусу зрителя, мы приходим к тому бардаку, который сейчас есть. Поэтому я думаю, что все-таки нет. Но это чревато тем, что ты не станешь богат и жизнь тяжела будет.

— Тогда нужно ли искусство современному человеку вообще?
— Ну, если мы хотим окостенеть окончательно, то нет, не нужно. 


Океаническое чувство

По данным опроса сервиса по подписке MyBook и Московского музея современного искусства (ноябрь, 2020), «свыше половины россиян не понимают современное искусство». Проблема довольно долго оставалась на периферии общественного внимания. Коллективный невроз вызвала установка в городах неоднозначных арт-объектов. Оказалось, людям не все равно, что их окружает.Тут и посыпалось: что это и для кого?

Современное искусство (англ. — сontemporary art) — «совокупность художественных практик, сложившихся во второй половине XX века». Особенно продуктивным стало концептуальное искусство, дерзнувшее соперничать с философией. Оно заявило, что идею можно передать не только словами, но в том числе «сложить» из любых предметов (редимейд). Например, депрессию – из неубранной постели и груды мусора («Моя кровать», Т. Эмин); звук как возможность — из ветки дерева и скотча («Ветка», А. Монастырский) и т. д. 

Освобождение искусства от жесткого корсета рам и холстов и примата красоты открыло путь для творческого эксперимента, появились разнообразные интересные формы. Но в то же время возникло широкое поле для различного рода манипуляций, из-за чего Бодрийяр взял и «пошутил» насчет заговора искусства и бесконечной вторичной переработки. 



Создать концептуальное произведение сейчас может кто угодно: рынок «уравнял» профессионалов и любителей. Представление, что некто, «исключительно одаренный, творящий не на продажу, а во имя высшего идеала, создает высокую культуру», устарело. Тренд современности: массы — в искусство! 

Оборотной стороной новаторства — перемены от «внешности» к «концепции» — стало непонимание. Современное «традиционное» искусство, нацеленное на зрителя, сохранило наглядность, естественность, а также привлекательность и мастерство. Оно для диалога — было бы желание. Концептуальное «существует только для себя». И вне зависимости от усилий часто остается для публики «немым».

Отсюда — манифесты и многословные разъяснения авторов и специалистов-посредников. Но магия не всегда срабатывает — такова цена за утрату сакральности.

Очевидно, что за эти годы по разным причинам современное искусство в целом для многих стало незнакомцем. И за поддел
ками и чьими-то амбициями все сложнее разглядеть подлинное. Только в тонких сферах нет простых решений. И рецептов тоже. 

Мнение

Алексей Февралев, художник:



— Современное искусство действительно воспринимается многими неоднозначно. Есть талантливые произведения, которые вскрывают проблемы общества, но таковых мало. К сожалению, все чаще это личное шоу творца, и чем сильнее может удивить конкретный персонаж и скандальнее — тем лучше. Это ставит мастерство на второй план, что печально. Главное — ошарашить, выбить почву из-под ног, надавить на мораль, шокировать и т. д. Простые люди получают глубокий диссонанс от увиденного и это честно не приемлют.

Из двух направлений искусства — созидательного и разрушительного — популярнее второе. Сейчас любая дичь может быть раскручена, вокруг нее специально создаются информационный шум и пиар, чтобы, запудрив мозги публике, мол, она ничего не понимает, делать большие деньги. 

Искусство не нужно понимать, его нужно чувствовать! В каждом из нас есть чувство прекрасного, и люди в состоянии отличить искренность, посыл, красоту от неестественного, больного и извращенного, хорошее в искусстве — от плохого.

Искусство по-прежнему принадлежит людям. И именно они должны выбирать для себя эстетическую среду. Сложность восприятия современного искусства — это не проблема людей. Это проблема художников. Пора это признать.



Никита Романов, художник:



— Смысл современного искусства не всегда лежит на поверхности. Оно и не должно всегда быть понятным с первого раза, а для кого-то, может, и ни с какого, но от этого не перестает быть искусством, если в нем есть идея. 

Хотя, скажу честно, есть море примеров, где не вижу смысла. Не сторонник таких вещей и не стал бы считать это искусством. Но в большинстве случаев, чтобы понимать, все-таки нужно быть в теме, иметь хорошую насмотренность. Лучше всего, когда художник и зритель — на одной волне. 

Сейчас, как и прежде, обязательны два критерия: визуальная составляющая и идея. Мастерство оценивается, но не всегда. Битвы вокруг современного искусства лично я считаю бессмысленными, потому что его пытаются сравнивать с классикой. Они разные: современное воздействует на людей через разум, классическое — через душу, поэтому имеет больший отклик. 

Для современного художника важно развиваться, быть замеченным. Здорово, если он хочет улучшать общество с помощью своих работ. Нужно разбираться и в том, что происходит вокруг: многое в современном обществе навязано кем-то свыше для своих целей. И не всегда понятно, что ты действительно любишь, а что тебе диктует общество или определенный круг лиц. 

Автор: Елена ОЛИКОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке
Array
(
    [0] => Array
        (
            [TITLE] => Главная
            [LINK] => /
        )

    [1] => Array
        (
            [TITLE] => Новости
            [LINK] => /news/
        )

    [2] => Array
        (
            [TITLE] => Спецпроекты
            [LINK] => /news/spetsproekty/
        )

    [3] => Array
        (
            [TITLE] => «Это современное искусство? Я сама так нарисовала бы»
            [LINK] => /news/spetsproekty/eto-sovremennoe-iskusstvo-ya-sama-tak-narisovala-by/
        )

)