Эра айфона: что дает и что отнимает

Эра айфона: что дает и что отнимает

Все популярнее мысль о том, что цифровой мир — удел бедных, а богатые отказываются от смартфонов и гаджетов в пользу живого общения. Правда, это вызывает возмущение у многих пользователей смартфонов, обладателей последних моделей IPad и тех, кто занимается на онлайн-курсах английского по скайпу.

— Как так? Да я еще 20 лет назад не имел доступа к таким ресурсам, а теперь, оказывается, причислен к беднякам? И это я, кто 160 тысяч в январе на новый телефон потратил? — прямо слюной брызгал от возмущения один мой знакомый. 

Ну, давайте разберемся, что же такое цифровая бедность по-пензенски.

На горшок со смартфоном

Воскресенье. Центр Пензы. Семейное кафе. Трехлетка сидит перед экраном планшета и смотрит мультик. Время от времени он открывает рот, мама молча запихивает ему очередной кусок еды. Взрослые за соседними столами общаются, а дети преимущественно висят в телефонах.

— Вот, пришлось дочке купить персональный планшет. В детском саду после 16.00 воспитательница разрешает смотреть мультики на планшетах. Так теперь каждый ходит в садик со своим, — рассказывает моя собеседница. 

Она восхищается тем, как ее трехлетка обращается с электроникой: читать не умеет, но уверенно разбирается в программах и приложениях на папином телефоне, знает, как запустить файлы, где рисовалка, а где видео. 

Современные родители порой тратят последние деньги на покупку дорогих смартфонов, компьютеров и «умных» часов, но дети от этого умнее не становятся. 

Педагоги начальных классов на родительских собраниях повторяют: детям трудно сосредоточиться на уроках. Они не могут спокойно высидеть 40–45 минут без телефона — отвлекаются, крутятся. В ходу уже официальные медицинские диагнозы — «синдром дефицита внимания и гиперактивности», «цифровое слабоумие».

Психологи говорят о «цифровых» и «аналоговых» детях. «Цифровые» не умеют играть в ролевые игры, не хотят заниматься головоломками или лепить, вообще что-то делать руками. Им важно, чтобы был планшет с мультиками. «Аналоговые» больше любят книжки, хотят общаться с ровесниками, быть в игре и в живом контакте. 

Одиночество в Сети

Медицинский психолог Сергей Соколов рассказывает, что на своих встречах с пензенскими школьниками задает им простой вопрос: сколько у вас игрушек в телефоне?

— Кто-то называет четыре-пять, но один ребенок меня поразил — он сказал: «85». Зал взорвался: вау! А потом я спросил детей, а как можно одновременно играть в 85 игр? Максимум на экране может быть одна. И все притихли. 12–15-летние дети не могли объяснить ни мне, ни себе, зачем им столько программ и игр на смартфоне одновременно. Это информационное накопительство. Иллюзия обладания богатством. Так же и с друзьями в соцсетях. У современных детей в профиле соцсетей — от одной до 15 тысяч друзей и подписчиков. Но когда я спрашиваю, а с кем ты последний раз играл в снежки или ходил на выставку, они молчат. Эти друзья в Интернете — лишь иллюзия дружбы. Человек в Сети одинок, — делится наблюдениями Сергей Соколов. — За аккаунтом нельзя увидеть эмоции человека, почувствовать прелесть живого общения! IQ — это показатель умственного интеллекта, а EQ — эмоционального. Сейчас в обществе происходит стремительная потеря эмоционального интеллекта.

Психолог рассказывает еще об одном эксперименте. Для начала предлагает молодежной аудитории рассказать, как они пишут сообщения друг другу в соцсетях.

— Прив! Хай! ЗДР! —  хором кричат подростки. 

Иногда достаточно отправить другу смайлик с машущей рукой или приветствием. 

— Как у тебя дела? Пойдем гулять. Чем занимаешься?.. Как это напишете? — интересуется психолог. 

И они начинают выдавать сокращения: Как че? Гоу аут! Фри?

— А потом, — рассказывает Сергей, — происходит странная штука. Я ставлю друг против друга двух подростков и прошу их пообщаться на языке соцсетей. Вот тут и происходит нестыковка: они не могут это произнести, а разговаривать нормально не приучены. 

Эмоциональный контакт создается только в момент живого общения. Язык коммуникации, речь — наше главное отличие от животных. Мы, люди, — существа, которые чувствуют друг друга и общаются. Похоже, с наступлением эры айфона, мы начинаем терять эту роскошь — роскошь человеческого общения. 

Игры, в которые играют взрослые 

О том, что в наши дни взрослые, состоявшиеся люди готовы отдать за общение с такими же, как они, умными, обаятельными и успешными, знает бизнес-тренер, психолог Татьяна Щеголихина. Ее хобби — организация коммуникативных, трансформационных и лидерских игр. В Пензе в ее игры «Гений переговоров», «Каузальный интеллект», «Принцесса, Рыцарь и Дракон» сыграли уже больше 200 человек. А всего у нее в арсенале 11 игр.

— На мои предложения сыграть откликаются люди от 25 до 60 лет. Они с удовольствием общаются, знакомятся, заводят дружбу. В последнее время ко мне приходят взрослые со своими детьми старше 14 лет. У поколения, выросшего без цифровых технологий, потребность в общении и в новых знакомствах есть, более того — желательно в своем социальном кругу. А это уже роскошь в наши дни, — считает Татьяна.

У нее трое детей разного возраста. Она уверена, что потребность общаться просто так есть и у тех, кому 16, и у тех, кому два года. Просто уровень общения разный.

— Мы, взрослые, сами задаем этот эмоциональный настрой на общение. Если мама и папа — в телефонах и поощряют этот стиль взаимодействия, то и дети будут тянуться к гаджетам. Если вся семья играет в настольные игры, проводит вечера за беседой вокруг накрытого стола, а не перед телевизором, то и у детей будет желание общаться именно так, — объясняет Татьяна. 

Более того, у каждого из нас есть потребность в общении не только со сверстниками и с людьми, имеющими схожие интересы, но и с наставниками, с теми, кто духовнее, интеллектуальнее и сильнее.

— Человеческие контакты становятся дорогим удовольствием. Не случайно сейчас появилось много вариантов продуктивного общения. В Пензе люди играют в интеллектуальные и экстремальные игры: «Мозгобойня», квизы, есть даже лига «Энкаунтер» (игра по разгадыванию загадок и головоломок), собираются в женские клубы, обсуждают фильмы и готовы за это платить, — рассуждает Татьяна.

Для подростков виртуальное общение — защита от агрессивного взрослого мира, однако компьютер и клавиатура настоящие эмоции и переживания не напечатают.

— Чтобы получить радость от открытого человеческого общения, надо испытать настоящие чувства и эмоции при разговоре. Смотреть друг другу в глаза, подстраивать дыхание, видеть собеседника и его реакцию на твои слова. А компьютер создает лишь иллюзию присутствия, суррогат, — говорит Татьяна Щеголихина. — Поэтому рано или поздно к каждому из нас приходят понимание одиночества в Сети, разочарование.

— Возможно, в этом и лежит корень проблемы с аутизмом и с замкнутостью нового поколения, — соглашается с Татьяной и Сергей Соколов. Он констатирует, что детей с диагнозом «аутизм» становится больше. Им проще печатать буквы, чем говорить о своих чувствах. И проще закрыться от мира реального в виртуальном пространстве. 


Не отрицать, а использовать

Дарья Тришина, руководитель пензенского филиала курсов  программирования «Алгоритмика», уверена, что надо не отрицать цифровой мир, а со смыслом использовать его во благо «цифровых» детей. В «Алгоритмику» приходят ребятишки от 5 до 15 лет. Они увлечены технологиями, учатся сами программировать игры, осваивают языки программирования Scratch и Python. 

— Очень часто ребята приходят в «Алгоритмику» с мечтой создать собственную игру. Это понятная для них мотивация: все современные дети играют — кто-то больше, кто-то меньше. В процессе обучения у нас даже заядлые игроманы переквалифицируются в создателей игр и сами не замечают, как начинают проводить время за компьютером с пользой. Ведь, чтобы сделать действительно интересную игру и похвалиться ею потом перед одноклассниками, нужно усвоить немало понятий из сферы программирования, выстроить четкую логику, придумать историю. В «Алгоритмике» с ребятами преподаватели работают по принципу «от простого к сложному», помогают усваивать новые знания и применять их в проектах, — рассказывает Дарья Тришина. 

Она уверена, что в эпоху айфона важно взаимодействие «человек — человек». Цифровым премудростям ребенка учит взрослый, который помогает расставить акценты, отвлекает от непродуктивного зависания в Сети. 

— Я думаю, что корректнее рассуждать не про опасность цифровых технологий, а про то, что планшеты и компьютеры некоторые родители превращают в нянек для детей. А человеку нужен прежде всего человек, — считает Тришина.

В ее команде увлеченные, творческие люди. Как только они увидели, что детям интересны научные эксперименты, открытия, а также химические и биологические опыты, решили провести еще и фестиваль.

Витамин науки 

В этом году «Витамин науки» прошел в марте и собрал более 7 тысяч гостей! Это прежде всего дети от четырех до 16 лет, которые приходили на лекции, мастер-классы, в лаборатории и просто игротеку. Фестиваль делают энтузиасты исключительно на пожертвования меценатов и на средства президентского гранта. 

— Мы не думали, что второй фестиваль «Витамин науки» станет таким популярным. Но если люди готовы потратить выходные дни на общение с археологами, биологами, педагогами и преподавателями, то, значит, им интересно такое общение. Мы будем продолжать! — говорит Дарья. 

Она рассказала, как одна из мам воспитанников «Алгоритмики» заставляла своего сына учить таблицу умножения по тетрадке. Но мальчик решил написать свою игру, которая бы проверяла ответы примеров. Три неправильных ответа — и программа отбрасывает тебя к началу таблицы умножения. 

— Он потратил несколько вечеров на то, чтобы написать эту игру на Scratch, а потом еще отлаживал ее работу. Но в итоге таблицу умножения выучил, а еще своим приложением-игрой заслужил восхищение учителя. Код для программы был написан чисто и с переменной, — поделилась историей Даша. 

Президент Ассоциации разработчиков ПО Пензенской области SECON Максим Семенкин говорит, что именно с детских увлечений и «начинаются» программисты. Он тоже считает, что с цифровыми технологиями, как и с огнем, нужно уметь обращаться. 

— Мир технологий и цифровой экономики уже здесь, мы живем с телефоном в руках, и это надо признать. Наши дети уже не представляют себе другой реальности. Надо принять условия, которые нам диктует реальность, и придумать, как взаимодействовать с этими вызовами нового века. Если ребенок смотрит мультики на планшете, то ничего полезного он из этого не вынесет, а если открыть для него доступ к образовательным ресурсам (а их сейчас в интернет-пространстве много), то малыш будет развиваться. Не нужно ничего запрещать, нужно вызывать интерес у детей, показывать им грань пользы и вреда, чтобы они действовали осознанно, учились принимать взвешенные решения. Взрослые и сами должны показывать пример того, как жить в цифровом мире, — считает Максим. 

Детский ум гибок и очень восприимчив. Думаю, что многие родители просто не знают, как найти с ребенком общий язык и общее дело, которое бы увлекло и подростка, и их самих. Тогда цифровой мир будет восприниматься не как угроза, а как объективная реальность. Сейчас важно показать нашим детям, что технологии должны работать на нас, а не мы должны быть рабами планшетов.  

Во что играют в Пензе 

Квиз в РЦ «Шикана»
https://vk.com/shikanaclub.

«Мозгобойня» 
Организатор — Юрий Юдин, 
https://vk.com/mzgb_pnz.

Маф-клуб «Револьвер» (спортивная «мафия»)
penza-mafia.ru.

Квесты и тим-билдинг игры 
pnz.en.cx.

Encounter — городские экстремальные игры 
Организатор — Давид Мелконян.

Интелпарк «Академия» (лекции и дискуссии для умных людей)
 Организатор — Дарья Тришина, 
https://vk.com/event181167790.

Трансформационные игры, психологические игры 
(«Принцесса, Рыцарь и Дракон», «Каузальный интеллект», «Эффект красной розы», «Гений переговоров») 
Организатор — Татьяна Щеголихина.

Автор: Наталья НАЗЕМНОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке