Магнетизм Натальи Старовойт

Магнетизм Натальи Старовойт

17 февраля отмечает юбилей заслуженная артистка России,  любимица пензенской театральной публики Наталья Старовойт.

Что главное для хорошего актера? Прежде всего — умение быть интересным. Излучать магнетизм, который держит внимание зала. 
Наталья Старовойт, актриса яркого дарования и неограниченного диапазона, она умеет быть на сцене смешной и трагичной, волшебно прекрасной и гротескно безобразной, лиричной и драматичной, реалистически приземленной и возвышенно-романтичной.

В любой роли — будь то роскошная злодейка Мамаева в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» или эпизодическая роль в «Золушке», элеганто-комичная дама на балу в «Ревизоре» или старая дева в «Мужчине к празднику» — она всегда живая и свободная, музыкальная и пластичная. Всегда безупречна в стиле, психологически точна. И всегда интересна.

Почти четверть века служит Старовойт в Пензенском драматическом театре. За эти годы сыграла лучшие роли в спектаклях по классике мировой и отечественной драматургии, среди которых Марина Мнишек в «Борисе Годунове», Ариэль в шекспировской «Буре», Наталья Петровна в «Месяце в деревне»…
К бенефису, который пройдет в  марте, Наталья репетирует Раневскую в  «Вишневом саде».
Актриса с трудом отыскала время для нашей встречи между репетициями, спектаклями, общением со студентами.
Вот такой получился монолог.

Начало
— Я не хотела быть актрисой, не думала даже об этом. С детства любила танцевать. В старших классах стала заниматься танцами серьезно. Сразу после школы никуда не поступала, работала на заводе чертежницей и танцевала в ресторане.

И папа сказал: поступай в театральный! Яркая театральность была мне чужда. Больше нравилось кино с его реализмом. В общем, когда я вдруг поступила, папа был безмерно удивлен и обрадован!    
После училища я работала в Рязанском ТЮЗе, потом в Сызрани. И через четыре года, в 1988 году, оказалась в Пензе.

Сначала были маленькие роли, потом — большие работы в спектаклях «Черная невеста», «Звезды на утреннем небе», «Свалка», «Крошка», «Долли», «Волки и овцы»… Одна из самых значительных и дорогих мне ранних ролей — Кори в спектакле «Босиком по парку».  

Женщина с лопатой
— Мои самые любимые работы — в спектаклях «Сад» по пьесе Йосефа Бар-Йосефа и «Женщина с моря» по Генриху Ибсену. Очень нравился эпизод в спектакле «Гарольд и Мод», который ставил Сергей Стеблюк, не говоря уже о его постановке тургеневского «Месяца в деревне».

Режиссер «Сада» Феликс Берман был очень требователен к себе и другим. Доходило до скандалов. Я все время боюсь переиграть, и, пока характер не пойму, вообще ничего не играю. Тогда он мне сказал: ты для этой роли мелкая как личность. Я что-то резкое ответила и ушла. Дома закрылась и стала думать: да что же там такое-то?! И вдруг фантазия пошла.

На следующей репетиции режиссер смотрит на меня и спраштвает: «Что ты сделала? Я говорю: «Подумала!» А он: «Неправда!» Берман почему-то не признавал работы от внутреннего. Одни идут от внешнего рисунка роли, другие — от внутреннего ее содержания. Мне нужно сначала подумать, я не могу ступить, если не понимаю — куда. Про эти мои поиски смысла коллеги говорят: «Вот, пошла лопатой копать». Кто-то даже однажды назвал меня женщиной с лопатой.
Но я Берману благодарна за то, что он меня «достал». Бывает, режиссер чересчур мягкий, и в результате — он тебя не дотянул.

С Мамаевой было очень сложно. Рисунок роли мне казался пошловатым. Пока я все поняла, приняла и попыталась переработать по-своему… Было непросто. Но я в который раз убедилась: чем больше в процессе работы возникает творческих проблем, тем интереснее бывает результат.

Театр или жизнь?..
— Несколько раз я пыталась уйти из нашего театра.
Помню, были летние гастроли в Тольятти. А у меня там друзья, новое поколение молодежи — не тупые «новые русские», а образованные ребята, которые уже начали зарабатывать деньги. Я очаровалась: яхты, Жигулевское море, любовь… Решила поменять судьбу, поехать в Тольятти. Не за красивой жизнью, не за деньгами, а за тем, что они дают. Чтоб глаза горели.

Подписала контракт. А потом почувствовала — что-то не то! С режиссером про роли особенно не говорили, все больше про заработки… Спектакли их посмотрела и поняла, что мне это не совсем нравится. И думаю: как же я тут буду работать?! Жить-то, понятно, жить! Но работать-то тоже надо!!!

Я уже купила билет на 6 часов утра. Если бы поезд был вечером, наверное, уехала бы. А утром  встала и поняла, что нет у меня на это сил. Позвонила  худруку театра Виктору Владимировичу Огареву, тот спросил только: «Где ты находишься?!». И вскоре приехал, открыл дверцу машины: «Садись!». Он аннулировал заявление об увольнении.

Что-то было тогда в нашем театре… Аура, атмосфера, которая держалась на конкретных людях. Актеры Света Барчукова, Анатолий Душин, Женя Бакалов… Жить с ними рядом — интересно. 
Мы смотрели спектакли и потом обсуждали в гримерке. Бакалов говорил, если много предложений, значит, у тебя начинает получаться. Потому что, когда не получается, вообще ничего не говорят. То есть, мы постоянно следили за развитием друг друга. Это помогает в росте. Мне бы очень хотелось сегодня такой творческой ситуации.

Выбор сделан
—Нужно приглашать хороших режиссеров, чтобы актеры росли от спектакля к спектаклю.
Я очень рада, что вернулся Сергей Стеблюк. Он поставил в нашем театре очень много хороших спектаклей. Думаю, работа с ним для нас всех — хорошая школа. Он встряхнет нас.
Когда я для своего бенефиса выбрала «Вишневый сад», Сергей загорелся. Говорит, что для него главное — совпасть со временем.

А мне хочется сделать штучную историю, связанную со мной. Для себя ее понять. Чтоб она живая получилась! Я еще в начале пути. Есть разные ходы. Кто-то очень образно сказал: можно просто нарисовать солнышко — кружок и лучики. А можно так: штриховать, штриховать пространство листа, и у тебя останется круг. Можно делать роль сразу, а можно вокруг нее ходить, обговаривать, думать. Этот путь — для меня.
Вот, например, почему такая фамилия — Раневская? Это от «рано» или «рана»? Она ведь самоубийством пыталась покончить там, в Париже!

Я никогда не хотела сыграть конкретную роль. Я хочу автора! Хочу Теннеси Уильямса поиграть. Всегда в Москве хожу в театр, люблю до сих пор кино. И книги, и кино — это такая духовная подпитка!
Михаил Чехов своим ученикам говорил, что кого бы ты ни играл, — ты нравишься зрителям потому, что нравится твоя индивидуальность. Очень важно, чтоб актер развивался как личность.

Сегодня актриса в блестящей форме и в том возрасте, когда подвластны самые сложные роли мирового репертуара. Остается лишь пожелать — пусть это будут роли на сопротивление! Чтоб было трудно и интересно. И еще — чтоб эти роли просто были. Потому что зрителям сегодня все чаще не хватает искрометных и трогательных героинь Натальи Старовойт — замечательной актрисы, одной из лучших не только в своем театре, но и на современной российской сцене.

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке