1750 километров по стране флегматиков

1750 километров по стране флегматиков

Лето — горячая пора для велотуристов. Они «настраивают» свой транспорт и отправляются в путь. Кто-то предпочитают изучать родные места, а кого-то тянет посмотреть мир. Недавно группа из пяти человек вернулась из Норвегии. Почти две недели они колесили по стране фьордов. Своими впечатлениями о путешествии с «ПП» поделился велотурист с 25-летним стажем Евгений Шабатин.

От экстрима до идиллии

Любое велопутешествие начинается с разработки маршрута. Принципы составления просты: интересные места и наличие велодорожек. В Норвегии с тем и другим все в порядке. Изучив путеводители и определив, что посмотреть в первую очередь, пензяки зашли на сайт посольства, оформили документы, получили визы и отправились в дорогу.

Маршрут выбрали тяжелый, проходил он в основном по горному массиву. Испытание не для слабаков, да к тому же погода в Норвегии в это время года дождливая, поэтому в группу входили одни мужчины. В норму 100 — 110 километров в день — укладывались, а всего за 22 дня прошли 1750 км.

— Если в Италию или Францию едут смотреть на архитектуру, то в Норвегию любоваться Ее Величеством природой, — рассказывает Евгений. — Она там бесподобная — фьорды небесного цвета, горные озера с кристально чистой водой, леса… с подстриженными опушками, величественные горы.
Но самое большое впечатление производили водопады.

— Это настоящее чудо природы! — восторгается пензяк. — До него еще 10 километров ехать, а грохот стоит — невозможно разговаривать. Вокруг пена, туман, брызги, от мощи падающей воды захватывает дух. А после этого экстрима попадаешь в другой мир: на равнине до горизонта расстилаются малинники и земляничные поляны. Идиллия.

Велосипедный рай
Дороги в Норвегии, как и по всей Европе, безупречные. Отношение к велосипедистам очень уважительное.
— У нас невозможно ездить по трассам, сшибут и не заметят, — морщится Шабатин. — Там же автомобилисты на дороге не главные. Если кто-то заденет велосипедиста — накажут очень строго. Но никто себя по-хамски не ведет, потому что каждый норвежец, оставляя автомобиль, сам пересаживается на двухколесный транспорт. Ездят все: молодые и пожилые, даже древние старушки весьма шустро крутят педали.

Стоянки для велосипедистов оборудованы буквально на каждом шагу. Однако пензяки предпочитали им ночевки в палатках в лесу или возле горных озер, воду из которых можно пить без кипячения, а воздух такой, что кружится голова. Либо останавливались… в городском парке. Дождавшись темноты, располагались в укромном уголке, а рано утром уезжали.

Бывало, пользовались и гостеприимством хозяев усадеб, правда те об этом не догадывались.
— В один из дней шел страшный ливень, и мы не рискнули расположиться в лесу, — продолжает рассказ Евгений. — И тут мы увидели рядом с домом (норвежцы живут обособленно: одинокий коттедж и вокруг много земли) сарай. Потихоньку зашли туда и оторопели. Перед нами был музей: старинная мебель, санки с лебедями, коляски с плетеными из лозы и обшитыми натуральной кожей сиденьями. Видимо, весь скарб в течение столетий хозяева усадьбы стаскивали туда. Спрашивать разрешения мы не стали. Нас бы просто не поняли: зачем ночевать в сарае, когда рядом есть прекрасный кемпинг. А нам так проще и дешевле. Главное — не оставлять после себя следов пребывания, и проблем не будет.

Вокализы
Жизнь в Норвегии построена на доверии. Проезжая мимо деревушек, россияне обратили внимание на выставленные в ларечках корзинки с ягодами. Рядом ценники и коробочки для денег, людей нет. Бери, плати и уходи.

— У них даже овцы особенные, — смеется Евгений. — Сколько раз приходилось наблюдать, как с наступлением сумерек те спускаются с гор и бредут по домам. Поутру — обратная картина. И ни одного пастуха рядом.
Норвежцы доброжелательные, но очень суровые, эмоциям волю не дают, улыбаются мало. Непонятен им был и настрой наших путешественников. «Чему вы радуетесь?» — спрашивали они. «Солнцу, красоте вокруг» — отвечали россияне. Евгений от полноты чувств еще и пел с утра до вечера. Когда он в пути горланил арии, изо всех окон выглядывали люди, отродясь не видавшие ничего подобного. Однажды ему подарили огромную рыбу за «отважный» поступок: с радостным криком он прыгнул в холодное озеро.

Плавать норвежцы не очень-то любят, предпочитая рыбалку, но во всем остальном — народ спортивный. Где бы не были пензяки, везде им встречались семьи, компании, катающиеся на велосипедах, лошадях, бегающие на роликовых лыжах или летающих на парапланах. Либо просто гуляющие. Как-то в ночном лесу встретили даму в довольно преклонном возрасте с собачкой подмышкой. «И не боятся ведь», подумали тогда наши путешественники. Вернее, не боялись до недавнего времени.

Шок
Как-то, проезжая мимо одной из усадеб, россияне увидели газету с огромным заголовком «Теракт». Разговорившись с хозяином, узнали о трагедии на озере Утойя. В тихой мирной стране, уголовный кодекс которой не содержит даже статьи о терроризме, все испытали шок.

— Это событие обсуждалось везде, где мы были, — говорит Евгений. — Большинство норвежцев считают, что Брейвик психически нездоров: не мог человек в здравом уме совершить такое преступление. Высказывали мнения, что экстремизм рождается от столкновения западного и восточного менталитетов (в Норвегии, как и во всей Европе много иммигрантов из Азии и Африки), непонимания друг друга.

Солнце на спицах, синева над головой

Мрачный эпизод, конечно, произвел на пензяков сильное впечатление, но положительных эмоций было гораздо больше.
— Велотуризм — самый лучший отдых, — считает Шабатин. — Целый день едешь, любуясь красотой окружающего мира. Хорошая физическая нагрузка плюс здоровый воздух и здоровая еда возвращает молодость.

Еще одно преимущество велотуризма — дешевизна. Все, что надо, у путешественников с собой. В дорогу берут самое необходимое: комплект белья, шорты, запасную обувь, кое-что от дождя, палатку, спальный мешок.
Основной вес рюкзака составляют продукты. Кстати, самым стратегическим считается сало, оно высококалорийное и долго не портится. В кафе россияне не ходят, даже если идет дождь. Варят еду на кемпинг-газе или бензиновом примусе. Иногда тратятся на хлеб или молочные продукты.

— Двухнедельная поездка обошлась мне в 20 тысяч рублей, — говорит Евгений. — В эту сумму входили стоимость билета на самолет, оформление визы. Главное — никакой мороки с турагентствами. Таким образом можно объехать всю Европу. Следующая на очереди — Италия. Покупаешь билет на автобус от Москвы до Милана и … в путь.

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке