История пензенца, погибшего в бою за аэропорт в Луганске

История пензенца, погибшего в бою за аэропорт в Луганске

26-летнего уроженца села Коповка Вадинского района похоронили рядом с могилой деда-фронтовика

Это уже второй случай в Пензенской области. Еще один наш парень — Владимир Кондаков из Сосновоборского района — воевал на стороне ополченцев и был убит.

Удивительно, но у этих двух парней много общего: и того, и другого не брали в армию по состоянию здоровья; они оба хотели служить и не примирялись с приговором врачей: «К строевой не годен!». Вот вам доказательство того, что отважному сердцу не обязательно биться в сильном и здоровом теле.    

Ответь, сынок!

Валерий работал в Москве охранником. В конце июля этого года он приезжал с другом в родной дом, к родителям Николаю Сергеевичу и Татьяне Николаевне.

— Был веселым, — говорит мама, — ничем не озабоченным.

Спустя месяц сын сказал по телефону:

— Мне пока не звоните.

Но мама набирала номер снова и снова. Слыша в ответ «Абонент недоступен», терялась в догадках. Молила: «Ответь, сынок».

Наконец нормальные гудки и… чужой голос:

— Вы кто Валерию?

— Мама...

— Я позвоню брату и все сообщу.

Позже выяснилось, что 22 августа Валерий уехал в Луганск и вступил в ряды ополчения, а 31 августа погиб в бою за аэропорт.

Опознавать Валерия ездили его брат Дмитрий и друзья. Они и привезли гроб с телом в родное село. 8 сентября отважного парня похоронили рядом с могилой деда-фронтовика.

Служить буду!

Валерий с детства был болезненным: бронхит, проблемы с почками. Татьяна Николаевна мыкалась с ним по больницам, он по несколько месяцев находился на амбулаторном лечении. Ему даже инвалидность дали – 1-ю группу.

Но однажды Валера сказал:

— Больше продлевать инвалидность не поеду. В армию пойду и служить буду!

Но парня не призывали из года в год. Его младший брат Дмитрий успел за это время отдать долг Родине — отслужил полтора года.

Валерий пытался поступить на работу в органы внутренних дел, но и туда не брали: в армии не был!

И все-таки он добился того, что его призвали. Даже родители не знают, как это произошло. То ли в шутку, то ли всерьез он якобы сказал военкому:

— Если в этом году не возьмете, больше не приду.

В 23 года Валерий Мещеряков отправился на военную службу на Дальний Восток. Родители провожали тучного парня весом 105 кг, а когда он вернулся…

— Мы встречали его на вокзале в Пензе, — вспоминает мама. — Я обняла сына около поезда, трогаю, трогаю, а его… как будто нет – такой худой! Я расплакалась.

— Мам, ты как будто гроб встречаешь, — сказал тогда Валерий.

Веса в нем было 65 кг. Горбинка на носу говорила о том, что он побывал в передрягах. Но все это были догадки. Сам Валера говорил об армии:

— Все нормально, на службе как на службе.

Мужской характер

Отец гордился сыном. В их семье так заведено: мужчины защищают Родину. Через всю Великую Отечественную войну прошел дед Валерия Сергей Порфирьевич. Вернулся домой офицером – гвардии лейтенантом.

Долг Родине, когда пришло время, отдали и оба сына Сергея Порфирьевича.

— Я и мой брат служили в Германии по два года, — говорит немногословный Николай Сергеевич.

Когда настал черед идти в армию его сыновьям, отцу и в голову не пришло их отговаривать. А мама молилась: лишь бы вернулись живыми.

И они вернулись. И, казалось, все тревоги остались позади.

Кстати, на долю Дмитрия выпало участие в военном конфликте в Абхазии. Отправляясь в зону боевых действий, он сказал родителям, что едет в командировку, попросив, чтобы две недели ему не звонили.

Абхазские события показывали в новостях по телевидению, и материнское сердце подсказывало, что там ее сын.

— Да нет, — успокаивал муж, пока… не увидел на экране телевизора родное лицо. На второй машине военной колонны, показанной в сюжете, среди других солдат был их Дмитрий.

Он не хотел, чтобы родители переживали за него.  

Оберегать от тревог родителей, никогда не посвящать в свои проблемы, быть мужчинами – это впитали братья с детства, имея перед глазами примеры деда и отца.

Николай Сергеевич на вопрос «А как вы воспитывали сыновей?» отвечает коротко:

— Так, как воспитывал меня мой отец-фронтовик.

— Жестко. Строго, — добавляет Татьяна Николаевна.

Потому-то мальчишки никогда не жаловались. Потому-то Валерий, когда поступил в ПУ-38 (и он, и брат учились на газоэлектросварщиков), возвращаясь домой с синяками на лице, только отмахивался: «Ударился». А оказалось, старшекурсники отбирали деньги, а он не отдавал. Ведь они с братом с малых лет знали цену деньгам. Родители, простые сельские труженики, живя после ликвидации совхоза «Коповский» своим хозяйством, карманными деньгами особо не баловали. А получив стипендию, оба сына привозили ее маме.

Древний зов воинов

Два десятилетия назад в Коповку уже приходил так называемый «груз 200». В первую чеченскую кампанию, в начале 90-х прошлого столетия, погиб коповец Олег Анненков. И тут, несмотря на страшную трагедию, все понятно: человек проходил срочную службу и попал в пекло…

С Валерием Мещеряковым, с Владимиром Кондаковым какая-то другая история… Что жгло сердца этих парней и звало туда, где идет до конца не понятная братоубийственная война? Чувство справедливости? Политические убеждения? А может, все проще и… сложнее. Может, и в наше время рождаются люди-воины, защитники. В мирное время призвание их не проявлено. А когда где-то рвутся снаряды и гибнут невинные люди, древний зов начинает звучать так громко, что противостоять ему невозможно…
ю за аэропорт в Луганске.



Автор: Алла ЯКОВЛЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке