Взгляд историка: «За созидание, без революций»

Взгляд историка: «За созидание, без революций»

На рубеже столетий Россию традиционно лихорадит от серьезных потрясений — войн, революций, прочих социальных катаклизмов. Насколько все стабильно сегодня? И чего следует опасаться обществу, чтобы не нарушить свою целостность? С этими вопросами «Земляки» обратились к заведующему кафедрой отечественной истории и методики преподавания истории ПГПУ им. В.Г. Белинского Виктору Кондрашину.

— Виктор Викторович, принято считать, что разного рода катаклизмы в обществе происходят потому, что оно не способно делать выводы и усваивать уроки истории. Вы с этим согласны?
— История не учит. Скорее она наказывает за незнание уроков. Об этом, на мой взгляд, очень точно сто лет назад говорил наш земляк, великий русский историк Василий Осипович Ключевский. Ему же принадлежит утверждение о том, что «в нашем настоящем слишком много прошедшего». Таким образом, чтобы понимать настоящее, а тем более будущее России, надо знать ее историю.
Чтобы понять, куда идет Россия, нужно знать, почему в ее истории наблюдались крушения, казалось бы, на века утвердившихся политических систем. Мы знаем, что их было две. Я говорю в первую очередь о революции 1917 года, погубившей царскую Россию, и распаде СССР.

— Теоретически этих катастроф можно было избежать?
— В обоих случаях, несмотря на кажущуюся их несхожесть, просматривается общая тенденция. Настоящей трагедией для страны могут стать ошибки правителя, его внезапная замена на другого, не способного продолжить нужную политику. Это может в корне изменить дальнейшую историю страны. Как пример — Горбачев, разваливший СССР (пусть больной, но в излечимой стадии). Но есть другой пример из истории России, более трагичный по своим последствиям. Это судьба царя-реформатора Александра II Освободителя. Не было бы никаких революций, если бы Александр II успел завершить судьбоносные для страны реформы. Его убийство народовольцами стало первым шагом на пути, который в итоге привел к революции 1917 года. Она явилась горьким опытом того, как кризис власти заканчивается катастрофой для всей страны.

— В последней статье Владимира Путина, которую сегодня так активно обсуждают, он отмечает: «Постоянно повторяющиеся в истории проблемы России — это стремление части ее элит к рывку, к революции вместо последовательного развития. Между тем не только российский опыт, а весь мировой опыт показывает пагубность исторических рывков: забегания вперед и ниспровержения без созидания». Каково ваше мнение как историка об этом тезисе российского премьера?
— В данном случае речь идет об очень важной теоретической проблеме: учете современниками исторического опыта их предков. Тот же Ключевский дал на этот счет очень точный ответ: «Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не сумело убрать своих последствий». Здесь я хочу напомнить уважаемым читателям о принципе историзма. Каждая эпоха уникальна и неповторяема. Поэтому люди и совершают ошибки, наступая на одни и те же грабли во все исторические эпохи. Мысль Путина понятна. Ему, как и всем нормальным людям, очень жаль миллионов россиян, ставших жертвами революций и кардинальных реформ новых хозяев России, которые, опять же возвращаясь к Ключевскому, «чтобы согреть Россию, готовы ее сжечь!». Можем ли мы сейчас выйти из замкнутого круга исторической закономерности потрясений России и всего мира? Я не могу ответить на этот вопрос, потому что не Господь Бог! Да и никто из нормальных людей не сможет на него ответить. Но то, что надо сделать все, чтобы в России не было очередной революции, — это факт. Я здесь полностью на стороне Путина, который знает, «что такое революция», и понимает степень своей ответственности перед Россией и россиянами, чтобы она не произошла. Поэтому он и призывает помнить уроки истории, надеясь, что россияне ХХI века, особенно молодежь «эпохи Интернета», не пойдут по пути обострения социальной и национальной розни, а найдут другие пути решения очень острых и насущных проблем современной России. И здесь степень ответственности элит очень велика, потому что, как опять же свидетельствует опыт распада СССР, «ломать — не строить». Надо перестать жить по ленинскому принципу, заимствованному от Наполеона: «надо ввязаться в битву, а там дальше видно будет». Давайте остановимся, еще раз подумаем и примем взвешенное и сбалансированное решение по вопросу: «Куда вести Россию?». Во всяком случае не по пути революции, крови, гражданской войны, очередного распада государственности.

— Какова, по-вашему, идеальная модель власти?
— В самых общих чертах, это сильная исполнительная вертикаль, которая опирается на местное народное самоуправление. Чтобы страна была эффективной, она должна быть управляемой. Да, на уровне регионов власть должна максимально опираться на народное доверие, и народ должен иметь возможность формировать эту власть с помощью тех же выборов. Но в масштабе страны сильный лидер — гарант российской государственности.
Мы помним, что происходит, когда руководитель страны теряет рычаги управления. Я имею в виду Горбачева, питавшего иллюзии о том, что западная модель демократии применима в России, а в основе всех процессов в стране должен лежать человеческий фактор. И здесь мы наблюдаем тоже кризис власти, обусловленный действиями не самого сильного и грамотного руководителя, допустившего событие, последствия которого по масштабам бедствия сравнимы с революционным переворотом начала века.
Кстати, я уважаю нынешнего премьера Путина за то, что он признал развал СССР геополитической катастрофой.

— То есть вы настаиваете, что судьба России в большей степени, в отличие от других стран, зависит от личности, находящейся у власти? 
— Несомненно. Иначе, вспомним годы постсоветского периода, страна и ее регионы обречены на разрушение. Я бы назвал политику искусством возможного. Болтать могут многие. Но главное — что делается в конкретной, даже самой неблагоприятной или кризисной ситуации. Поэтому народ однозначно на стороне того лидера, который созидает.

— Вы постоянно общаетесь с молодежью. Согласитесь ли вы с тезисом, что это поколение не особо отличается чувством патриотизма?
— Не хотелось бы ставить столь категоричный диагноз. К тому же молодежь не виновата, что ей в последние годы приходится быть свидетелем попыток фальсификации нашей истории. На самом деле история России несет в себе огромный позитивный материал для воспитания молодого поколения в духе исторического оптимизма, гордости за свою страну. У молодежи не должно быть чувства неполноценности оттого, что она живет в России.
Другое дело, стоит переживать (и прежде всего государству) о том, чтобы молодежь чувствовала стабильность и свою способность реализоваться здесь и сейчас в полной мере. Быть может, это самое главное сегодня для страны — создать перспективы для молодого поколения.

СПРАВКА
Кондрашин Виктор Викторович
Доктор исторических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ, почетный профессор ПГПУ им. В.Г. Белинского, почетный профессор Токийского и Мельбурнского университетов.
Специалист в области аграрной истории России ХХ века, автор более 250 научных работ, среди которых 6 монографий.

Организатор 7 крупных международных проектов по истории советского крестьянства и аграрной истории России ХХ века с участием ученых из Японии, Австралии, Китая, США, Англии, Германии, Украины, Швеции, Италии и др. стран.
С 1997 г. и по настоящее время подготовил 14 кандидатов наук и 2 докторов наук.

Член редколлегии «Журнала российских и восточно-европейских исторических исследований», журнала «Центр и периферия», заместитель председателя специализированного докторского совета при Самарском государственном университете.

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке