Родителей не видел 8 месяцев: Как пензенский кардиолог стал инфекционистом

Родителей не видел 8 месяцев: Как пензенский кардиолог стал инфекционистом

Когда основные силы пензенской медицины были брошены на борьбу с коронавирусом, в строй встали молодые врачи. Кардиолог Илья Каминский — один из них.

Проверка боем

Новичков в белых халатах нередко ругают — мол, и учились они спустя рукава, и жертвовать своим временем, интересами ради пациентов не хотят, не то что доктора «советской закалки». 

Пример Ильи развенчивает это представление. Все зависит от конкретной личности. У каждого поколения свои герои.  

Каминский — молодой врач-кардиолог. В профессии пять лет. Когда пришел коронавирус, работал по специальности в Пензенской городской больнице № 4. Ее пришлось экстренно перепрофилировать под прием заразившихся новой инфекцией. Илья, как и многие его коллеги, вынужден был переквалифицироваться в инфекциониста.

Идти или нет в «красную зону» — вопрос даже не стоял. Врач — как военный: родина сказала «надо» — значит, надо. Экстренная ситуация проверяет людей: либо ты бежишь с поля боя, как трус, либо встаешь в строй. Илья надел защитный костюм и пошел лечить больных. 

— Не буду скрывать, вначале было страшно. В большей степени из-за того, что мы столкнулись с неизученной инфекцией, — говорит Каминский.

А еще тяжело было выстраивать жизнь в отрыве от родных. Илья принял решение изолироваться от семьи, чтобы не подвергать их риску заражения.   

— Общались только по телефону и видеосвязи. Родителей не видел целых восемь месяцев!  Смог прийти к ним только после того, как переболел сам, — вспоминает доктор. — В моем случае болезнь потребовала госпитализации из-за пневмонии. Лечение и восстановление были длительными.

Илья говорит, что, побывав на месте своих пациентов, с другого ракурса посмотрел на ситуацию.

— Во время болезни многие жаловались на слабость. Сначала я воспринимал это как обычный симптом. Но, когда заболел, понял, что это не просто недомогание. Это когда дышать тяжело и нет сил открыть глаза, — вспоминает он. — Тут  нужна и лекарственная, и моральная поддержка. 


Болезнь не ушла

Вспоминая первые месяцы в «красной зоне», Каминский тяжело вздыхает. Всеобщая паника, отсутствие точной информации угнетали и врачей, и пациентов. Люди были подавлены. Многие больные, узнавая диагноз, плакали.

— Сейчас чувство страха притупилось. Но важно понимать, что болезнь никуда не ушла. Она по-прежнему опасна, с тяжелыми последствиями. Мы отмечаем, что больных становится меньше. В некоторых больницах освободились ковидные койки, отделения возвращаются к своему привычному профилю. Сферу здравоохранения уже не лихорадит. У врачей больше понимания как работать, под рукой необходимое оборудование и медикаменты. Но люди продолжают болеть и даже умирать!

Помогают держаться позитивные истории, которые позволяют не терять веры в победу над вирусом. Например, не так давно в нашей больнице выходили 104-летнюю пациентку. Есть те, кто справляется с заболеванием при 75% и даже 90% поражения легких.

Медики пока не знают точно, на какой срок вырабатывается иммунитет у переболевшего человека. Проводятся исследования, специалисты получают новые научные данные. Сейчас считается, что защиту организм получает на три-шесть месяцев. Известны случаи повторного заражения коронавирусом. 

— Именно поэтому я — за вакцинацию, — говорит Илья. — К сожалению, люди стали забывать, что человечество победило ряд заболеваний именно благодаря прививкам. Все мы уже забыли, что такое натуральная оспа и как много жизней она может унести. Мы не помним, что такое столбняк и что он может привести к летальному исходу. Да, прививка не дает гарантии от заражения коронавирусом. Но она снижает риски сложного течения болезни и летального исхода. Мои родные уже сделали прививку.

Работать и учиться

Работу в больнице Илья совмещает с учебой. Он — аспирант кафедры «Внутренние болезни» мединститута ПГУ. На кафедре вместе с коллегами он занимается проблемой повышения качества жизни у пациентов с аритмией. Помочь им должны современные технологии.

— Основной задачей нашей работы сейчас является сбор большого количества данных, которые позволят нам сформировать модель прогнозирования развития аритмии у пожилых пациентов. Мы хотим создать мобильное приложение. Врач будет вводить туда данные, позволяющие определиться с тактикой лечения, проследить динамику заболевания. 

Мы спросили у молодого доктора, не пожалел ли он о выборе профессии, готов ли был к такой нагрузке, которая легла на современную медицину. 

— Я с детства знал, что моя профессия будет заключаться в том, чтобы кого-то лечить — либо людей, либо животных. Результаты экзаменов дали возможность поступить в мединститут. О выборе не жалею. Бывает трудно, но это интересная работа. Рядом со мной замечательные наставники, чей опыт хочется перенимать. Рядом люди, которым нужна моя помощь. 

Автор: Елена СИНИЦЫНА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке