Бенгалец в Кучках

Бенгалец в Кучках

Математик и дипломат, Алом Мухаммад Шахидул разводит овец в сурской глубинке

Из другого мира

В деревне с милым названием Кучки дома сплошь деревянные, того классического серого цвета, от которого хочется пойти на пруд и утопиться.
— Пашкова на них нет! — ворчит фотокор Гришин.

И вдруг на пригорке — жизнерадостные зеленые стены, веселая красная крыша. Здесь-то и живет Алом Мухаммад Шахидул, которого старшее поколение кучкинцев прозвало негром.

Но он не негр, а бенгалец (индосредиземноморская ветвь европеоидной расы), родился в Бангладеш. Умница — знает пять языков, имеет два высших образования. Математик и дипломат, в настоящее время Мухаммад Шахидул разводит овец в сурской глубинке. Как же так получилось?

Алом наливает гостям чай, предлагает холодец из баранины. Всему виной, говорит, любовь и уважение к русским:

— Наша земля издавна была частью Индии, но в середине XX века стала относиться к Пакистану. В 1971 году, когда я учился в первом классе, началась война за независимость. Первым, кто признал новое государство, стал Советский Союз.

Окончив университет в столице Бангладеш городе Дакка, молодой математик поступает в Ташкентский государственный университет, на факультет международных экономических отношений.

Ну а в Кучки-то как попал? Опять любовь – но уже не ко всем русским людям, а к конкретной русской женщине.

К теще на родину

— А вы разве русская? — спрашиваю Ираду Тахировну, обладательницу огромных черных глаз и характерного носа с горбинкой.

— А то кто же?! — удивляется она.

Разбираясь с генеалогическим древом хохотушки Ирады, наконец-то отыскиваем сурский след. Мама Ирады, которая в свое время уехала в Ташкент и вышла там замуж за узбека, коренная пензячка...

На подоконниках в доме Аломов зеленеют всходы перца и томатов. За окном — живописный пруд.

— Карасей ловлю, — описывает свои деревенские привычки хозяин. — Осенью хожу в лес, научился отличать три вида грибов — маслята, опята и лисята.

О сыновьях

Мухаммад Шахидул рассказывает про Республику Бангладеш.  Расположена она в плодородной области между реками Ганг и Брахмапутра. После обретения политической независимости столкнулась с голодом, природными катастрофами, ужасающей бедностью и политической нестабильностью. Большинство населения занимаются сельским хозяйством.

Вот и бывший дипломат этим занялся, когда после крушения советской империи пришлось все бросить в Узбекистане и перебраться в центральную Россию.

— Сначала я заведовал током на местном предприятии «Петровский хлеб», — вспоминает Мухаммад Шахидул. — К сожалению, открылась астма, пришлось бросить. Тогда мы с женой зарегистрировали крестьянско-фермерское хозяйство. Бизнес начинали с одного-единственного барана, а теперь у нас 100 животных.

За халяльными барашками к Мухаммаду Шахидулу приезжают мусульмане из окрестных сел и деревень, а чаще всего — из Пензы.

Еще пробовали Аломы заниматься курами и кроликами, Ирада торговала в Пензе на базаре.

— Мы тогда с подругой, чтобы сэкономить на грузчиках, таскали ящики весом по 30 и даже по 50 килограммов, — перехватывает инициативу в разговоре супруга. — И вот чувствую — то в жар меня бросает, то в холод. А мне уже 44 года, ну, думаю, началась в организме возрастная перестройка. Пошла к врачу за таблетками для облегчения состояния. А та: «Поздравляю, вы беременны» — «Доктор, ваши коллеги говорили, что я не могу больше рожать. У меня, наверное, опухоль!» — «Ага, опухоль, уже четвертый месяц!»

Так год назад в семье Аломов появился сынок Ракибул, черноглазое чудо, мимо которого не может спокойно пройти ни одна женщина — обязательно потрогает за ножку или за ручку, до того милый малыш.

Старшему Николаю (сыну Ирады от первого брака) — 25 лет, среднему Арифулу — 12.

— Я Арифку рожала на улице Пушкина, — продолжает Ирада. — И перепугала весь персонал: они подумали, что у младенца отказывает печень, раз он такой коричневый.

Размышления у непарадного подъезда

В феврале Алом ездил к себе на родину — повидаться с мамой, пятью братьями и сестрами. За 23 года жизни за границей это был его третий визит в Бангладеш.

— Оказывается, я стал забывать бенгальский язык, — говорит Алом. — А еще очень скучал по России, Ираде и сыновьям. К сожалению, взять их с собой было слишком дорого, да и за хозяйством нужен пригляд.

В принципе, на этой духоподъемной ноте и завершить бы наш рассказ об экзотическом жителе Пензенского района, но тут смуглокожего хозяина как прорывает:

— Я только не могу понять, несмотря на два высших образования, почему в России, такой богатой стране, так много бедных? Почему все бегут из сел в города? Почему не хотят работать, но берут в кредит дорогие автомобили? Почему пьют?.. В наступившей тишине было слышно, как за окном хрипло кричат грачи.

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке