50 лет в «Тарханах»: Секрет силы Тамары Мельниковой

50 лет в «Тарханах»: Секрет силы Тамары Мельниковой

Ровно 50 лет назад (день в день, именно 3 апреля) 27-летняя учительница Тамара Мельникова устроилась на работу в Лермонтовский музей «Тарханы» на должность экскурсовода. 

И была у нее большая радость: она, ее муж — художник Геннадий и их маленькая дочка Елена обрели свой дом — им дали маленькую квартирку прямо на территории усадьбы.

Тогда в музее вместе с директором было четыре научных сотрудника и несколько человек технического персонала. Фонды, в которых уже имелись ценные вещи, по очереди охраняли два сельских пенсионера. А территория музея составляла всего 10 гектаров. 

Геннадий вечерами выходил из дома и подолгу созерцал окрестности в мягком свете заката. А возвращаясь, говорил жене:
— Тамара, сколько тут неба! Мне кажется, мы ходим по горизонту.

А она, отрываясь от томика стихов Лермонтова, отвечала:
— Его поэзия меня затягивает, просто затягивает, я начинаю по-другому видеть мир!

Вот так свершалось то, что должно было свершиться: «Тарханы» обретали берегиню в лице Тамары, а в лице Геннадия — певца прекрасной природы, среди которой прошла половина жизни Михаила Лермонтова.

Сегодня, через 50 лет, государственный музей-заповедник «Тарханы» имеет федеральный статус, в его штате — 160 человек, а на 200 гектарах усадьбы, ухоженной до последнего сантиметра, восстановлены все объекты хозяйственной деятельности лермонтовской поры.


Мои ступеньки

Может быть, это было наглостью с нашей стороны, но в тот снежный весенний день мы попросили быть нашим гидом по усадьбе самого директора, заслуженного работника культуры России, лауреата Государственной премии РФ Тамару Михайловну Мельникову. И она согласилась.
 
— Я прошла все профессиональные ступеньки: экскурсовод, научный сотрудник, главный хранитель, заместитель директора по научной работе, директор. Все понюхала, все пощупала и знаю каждый экспонат. Начинается подготовка любой выставки — я знаю, где что лежит, где что взять. Это очень важно.

В 1969 году, когда музей получил статус заповедника и его территория расширилась с 10 гектаров до 100, мне было поручено курировать реставрацию зеленых насаждений — это парки, сады, аллеи, цветники.

Работа  велась  по  проекту  талантливого ландшафтного дизайнера и прекрасного человека Валентины Александровны Агальцовой, с которой мы очень сдружились. Это был огромный труд, но сама земля нам помогала! Когда расчистили парк, стали появляться целые колонии тюльпанов Биберштейна — цветов лермонтовской эпохи! Почувствовали заботу, любовь — и проснулись.


Просыпайся, усадьба

Когда мы активно занимались реконструкцией территории усадьбы, у меня созрела уверенность в том, что музей и усадьба должны быть единым организмом. 

И все последующие годы работы для меня самым главным было восстановить среду, в которой Лермонтов вырос. Мир природы, который сделал из него лирика и философа. Мир крестьян, из которого он черпал корневую мудрость. Мир очень образованных дворян. 

Мы восстановили образ дома, в котором жил Лермонтов, домовую и сельскую церкви, сады, пруды, мельницу, теплицу, конюшню, пасеку. Всё это работает! 


Живой и растущий 

У нас не просто живой музей, а растущий, постоянно идущий вперед. Дворянские балы восстановили, народные забавы, такие как кулачные бои, ярмарки, фольклорные праздники, обряд тарханской свадьбы, детские игры. Создали центр народного творчества, сотрудники которого возрождают традиционные тарханские ремесла, готовят сувениры, проводят мастер-классы.
И все время думаем: а что же еще сделать, чтобы посетители могли максимально полно представить, ощутить атмосферу, в которой Лермонтов жил, и понять: он — величайший гений.


Одним дыханием согреты 

В Михаиле Юрьевиче Лермонтове воплотились те черты, которые максимально присущи русскому человеку. Отвага необыкновенная, искренность, преданность Родине, великодушие. 

Посмотрите, как он относился к народам Кавказа, с которыми воевал. В его произведениях о Кавказе вы не найдете ненависти, злобы, какого-то жесткого неприятия врага. Это очень важно в наше время.

В творчестве Лермонтова есть созвучие абсолютно всем событиям, которые происходят в нашей стране. Война на Кавказе — «Под небом места хватит всем». Санкции и ненависть к России — «Опять, народные витии, // За дело падшее Литвы, //...// Опять, шумя, восстали вы...».

Боюсь показаться нескромной, но, кажется, мне удалось удивить присутствующих на церемонии вручения Государст-
венной премии РФ, когда в ответном слове я сказала о современности и неисчерпаемости Лермонтова и привела одно его высказывание: «Мы должны жить своею самостоятельною жизнью и внести свое самобытное в общечеловеческое. Зачем нам всё тянуться за Европою и за французским?». 


200-летие Лермонтова

Немало удалось сделать к 200-летию Лермонтова. Отремонтировали плотину, частично реставрировали церкви, построили музейно-просветительский центр – он был нам нужен как воздух, потому что не хватало выставочных площадей. Это красивое здание, в котором кроме выставочного пространства есть актовый зал, 35 гостиничных мест, столовая.

Рядом с мельницей построили дом мельника, где размещаем выставки из народной жизни, летом открываем харчевню с традиционной для наших мест кухней. 

Удалось издать «Тарханскую энциклопедию», альбом «Лермонтов-художник» в солидном формате, на мелованной бумаге. 
А в день рождения поэта в «Тарханы» прилетал президент России Владимир Путин. Он любит Лермонтова, наизусть читает его стихи и в интервью, и во время встреч с представителями культуры.  

В трудные минуты

Меня часто спрашивают о любимом месте в усадьбе. Отвечаю: я больше всего люблю Лермонтова. Его стихи, его книги.  

А место? Когда обстоятельства или люди (не специально!) совсем доводят меня, я говорю: «Замучили!» — и со слезами ухожу в сосновую аллею. Там такой воздух чудесный, особенно летом. Но если уж очень плохо, то — Лермонтов. Он дает мне силы. 


О характере

Я авторитарный человек – это моя позиция. Я всех выслушаю, учту все мнения, а решение приму сама. Но и ответственность – за хорошее и плохое, за удачи и ошибки — беру на себя. 

Вникаю во все мелочи, потому что они являются базой для большого. И если, к примеру, для реставрации амбара нужен большемерный кирпич, который делают только в Загорске, я лично поеду в Моссовет и буду его «выбивать». Но амбар у нас сегодня из такого же кирпича, как при бабке Арсеньевой. И песчаник для папертей двух церквей, родной материал, я искала по всей России и нашла в Ростовской области. 

О личных качествах могу сказать одно: я любящая мать и любящая бабушка, и я хорошая хозяйка и в усадьбе, и дома. А в остальном — не знаю...  


Чем горжусь 

— Горжусь тем, что создала коллектив, трудоспособный, не склочный. Одна я что смогла бы? Сейчас у нас 160 человек, 40 процентов — мужчины. Когда стала директором, было 50 сотрудников. Набирала людей поштучно, не спешила. Сельская местность — где найти готовых непьющих? Оказалось, что я не только по образованию педагог, но и по призванию воспитатель. 
У нас существует корпоративный договор. Сотрудники не имеют права поставить себя в дурацкое положение во время ли работы, в семье ли, потому что работают в МУЗЕЕ. Ну а уж если нарушил — лишаешься премии. И тут никаких обид быть не может.



Автор: Светлана ФЕВРАЛЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке
Array
(
    [0] => Array
        (
            [TITLE] => Главная
            [LINK] => /
        )

    [1] => Array
        (
            [TITLE] => Новости
            [LINK] => /news/
        )

    [2] => Array
        (
            [TITLE] => Спецпроекты
            [LINK] => /news/spetsproekty/
        )

    [3] => Array
        (
            [TITLE] => 50 лет в «Тарханах»: Секрет силы Тамары Мельниковой
            [LINK] => /news/spetsproekty/50-let-v-tarkhanakh-sekret-sily-tamary-melnikovoy/
        )

)