«Твоим горам я путник не чужой»

«Твоим горам я путник не чужой»

«Пензенская правда» продолжает рассказ об экспедиции «Лермонтов. Кавказ», посвященной 200-летию со дня рождения поэта — ФОТО

По предварительным расчетам, столица Азербайджана Баку в плане гостиниц и общепита выходила самым дорогим населенным пунктом на нашем пути. Поэтому мы ограничились посещением приграничного городка Кусары, где сохранился дом, в котором в 1837 году останавливался Михаил Лермонтов.

И азербайджанская таможня оказалась самой суровой. Началось с того, что все четыре наши экипажа через границу не пропустили. Одна машина была оформлена по доверенности, а согласно здешним правилам за нее надо оставлять на таможне залог — что-то около 8 тыс. евро. Таких денег у нас не было, поэтому мы перебрались всем составом в три машины, а «шкоду-йети» оставили в Дагестане.

Джурабы в подарок
Лермонтоведы утверждают, что в Кусарах поэт встретился с ученым-философом Гаджи Али-Эфенди. И там же услышал от известного ашуга (народного певца) Лезги Ахмеда песнь «Ашуг Гариб», позже написав по ее мотивам сказку «Ашик-Кериб».

Дом, где жил Лермонтов, находится в прекрасном состоянии. Однако принадлежит он частному лицу. Хозяина в момент нашего визита на месте не оказалось. Так что внутрь мы не попали, удовлетворившись внешним осмотром. У дома стоит барельеф поэта, под которым высечены четыре строки из поэмы «Измаил-Бей»:
Приветствую тебя,
Кавказ седой!
Твоим горам я путник
не чужой...
Как я любил, Кавказ
мой величавый,
Твоих сынов воинственные
нравы...

Несмотря на поздний час, из окрестных домов вышли люди, сообщив, что следят за нашей экспедицией в Интернете. Знают про Пензу, «Тарханы» и очень рады, что их скромный городок теперь наверняка промелькнет в российских новостях.

— Вот вы говорите, что Лермонтов — великий русский поэт, — обратилась к нам местная жительница. — А мы называем его поэтом Кавказа. Этнические распри между русскими, грузинами, азербайджанцами в большинстве своем надуманны. А вот один общий гений слова у нас есть — это Михаил Юрьевич!

У барельефа нас также встретили директор Центральной библиотечной сети Кусарского района Захир Мустафаев и директор картинной галереи Нармина Лачинова. Совместно мы возложили памятную виньетку к дому Лермонтова, а затем отправились на экскурсию по галерее.

Языкового барьера не было — в городке абсолютно все говорят по-русски. Как пояснила Нармина, в Кусарах — шесть школ. И в четырех из них преподают на русском языке. По национальному составу большинство местного населения — лезгины. В городе имеется даже Государственный драматический лезгинский театр.

На прощание каждому из участников экспедиции вручили вязаные азербайджанские носки — джурабы.

Дружить народами
Чтобы переехать в Грузию, пришлось возвращаться в Махачкалу за «шкодой». Там же и заночевали. А с утра через Чечню и Северную Осетию мы взяли курс на Тбилиси.

После прохождения осетинского контрольно-пропускного пункта Верхний Ларс и пересечения границы экспедиция до глубокой ночи двигалась по Военно-Грузинской дороге. Погода резко изменилась: похолодало, пошел снег с дождем. В довершение всего лопнуло колесо одной из машин.

Отрывок из «Мцыри» — поэмы, написанной Лермонтовым после путешествия по этой же дороге, читали на камеру в ночи. Запись станет частью документального фильма об экспедиции.

Уже поздней ночью мы достигли Тбилиси, где остановились в гостинице «Ирмени». Не успели разнести по номерам вещи, как весть о цели нашей поездки разнеслась по всему отелю. И спустя 10 минут местные сотрудники пригласили нас за стол.
— Дорогие гости сначала должны отведать с нами молодого грузинского вина, а потом уже отдыхать, — безапелляционно заявил бармен Леван.

Отказывать было неудобно. Сначала беседовали о Лермонтове, но постепенно разговор переключился на российско-грузинские отношения. За столом лишь один местный житель — самый молодой из компании — не понимал по-русски. Ему переводили. В итоге все сошлись во мнении, что дружбу наших народов надо восстанавливать. Как мы убедились позже, такой же мысли придерживается большинство населения столицы.

— Хорошо, что теперь стали приезжать туристы из России, — сказал Леван. — Мне нравится общаться с вами, делиться впечатлениями. До отмены виз года два мы вообще русских не видели, а ведь жили когда-то в одной стране (в 2012 году Грузия в одностороннем порядке отменила визы для россиян, въезд в Россию для жителей республики по-прежнему визовый. — Авт.).

Утром состоялась поездка в историческое место — имение Цинандали, где мы познакомились с музеем Чавчавадзе. Как рассказал экскурсовод, в конце 1830 — начале 1840 годов Чавчавадзе имел чин генерала и занимал в Грузии солидный административный пост. А в своем имении имел привычку устраивать литературный салон.

Михаил Юрьевич часто бывал у князя. Лермонтов восхищался кавказскими женщинами: в его поэмах есть строки о грузинках, черкешенках, лезгинках. В доме Чавчавадзе Мишель (как его звали) познакомился с самыми очаровательными представительницами местного высшего общества. Правда, конкретных свидетельств о тифлисских увлечениях поэта не осталось. Мы знаем только его стихотворение о кинжале, подаренном одной из южных красавиц:
Лилейная рука тебя мне
поднесла
В знак памяти, в минуту
расставанья,
И первый раз не кровь
вдоль по тебе текла,
Но светлая слеза –
жемчужина страданья…

Согласно грузинским источникам, это был подарок от Нины Грибоедовой-Чавчавадзе из фамильной княжеской коллекции.

Мы не могли не посетить Мцхету — небольшой город, расположенный чуть севернее столицы. Здесь находится самый монументальный из увиденных нами памятников поэту.

В Тбилиси мы провели трое суток. В один из дней съездили в Армению, где также хранят память о Лермонтове. Но об этом в следующей раз...

КСТАТИ
Отрывок из письма Лермонтова к другу Святославу Раевскому: «Как перевалился через хребет в Грузию, так бросил тележку и стал ездить верхом; лазил на снеговую гору (Крестовая) на самый верх, что не совсем легко; оттуда видна половина Грузии как на блюдечке, и, право, я не берусь объяснить или описать этого удивительного чувства: для меня горный воздух — бальзам; хандра к черту, сердце бьется, грудь высоко дышит — ничего не надо в эту минуту; так сидел бы да смотрел целую жизнь...»

Автор: Влад БЕЛЯКОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке