Спас золотой запас. Кадровый

Спас золотой запас. Кадровый

В Пензенской области, как и по всей стране, система профтехобразования столкнулась с масштабной проблемой старения кадров. Владимиру Николаевичу Трофимову — 77 лет. Когда некоторое время назад из-за проблем со здоровьем он решил уволиться из Пензенского строительно-технологического колледжа, администрация пила валерьянку. Но делать нечего — стали искать замену.

Первым преподавателем вместо Трофимова была женщина. Не то, чтобы в колледже работают шовинисты, но все-таки в сварщики идут, как в армию — одни парни, и мужчины на этом участке учебного фронта предпочтительнее. Женщина выдержала полгода. Ее основное место работы — машиностроительный колледж на улице Володарского. Полгода она ездила на Собинова через весь город, да по нашим пробкам. Потом ушла, потому что и в своем учебном заведении была загружена.

Вторая преподавательница через два дня заболела и уволилась.

Третьим оказался мужчина, бывший подводник, правда, ему тоже было сильно за 70, но товарищ боевой. В колледже радовались, но недолго. Через несколько месяцев подводник ушел в сторожа. Сказал, там и зарплата выше, и к занятиям готовиться не надо.

Таким образом, к началу учебного года у колледжа не было преподавателя спецдисциплин по профессии «сварщик».

Представляете?! Колледж — областной ресурсный центр по строительному профилю. То есть главное учебное заведение в региональной системе НПО-СПО по подготовке рабочих кадров в сфере строительства.
Кадры нужны, группы набраны, а преподавателя нет. Снова позвали Трофимова.

Языком цифр
А профессиональное училище № 34 в Колышлее преподавателя спецдисциплин по сварке искало полгода. Отчаявшись, администрация даже привлекала к преподаванию студентов (!) с кафедры сварки ПГУ. Им предложили приезжать в Колышлей с лекциями на два дня в неделю, жить в общежитии. Вопрос согласовывался на уровне регионального министерства образования и администрации университета. Но ребят хватило только на месяц.
С горем пополам училище отыскало преподавателя, но он тоже предпенсионного возраста.

Перед нынешним учебным годом в базе данных областного министерства образования значилось 11 вакансий в системе НПО-СПО: 4 — преподавателей школьных предметов, и 7 — преподавателей спецдисциплин и мастеров производственного обучения. (То есть тех педагогов, которые преподают теорию и практику выбранной профессии.)

Из статистики видно, что дефицит в преподавателях «по ремеслу» почти вдвое превосходит дефицит преподавателей «по образованию».

Цифры, вроде бы, и не такие большие. Но поскольку ставка, которую закрыл тот же Трофимов, в списке вакансий не значится, можно предположить, что в реальности все гораздо серьезнее.

Людмила Круглова, завуч строительно-технологического колледжа, на вопрос: «Сколько у вас ветеранов среди преподавателей?», воскликнула: «Да все!»

Слабое звено
Главная причина сложившейся ситуации — низкие зарплаты.
Трудовой стаж Владимира Трофимова 1 50 лет. Он работал директором училища, заместителем директора, имеет высший педагогический разряд, сейчас вырабатывает полторы ставки. И все равно его зарплата — 8 тысяч рублей.

— У нас остались только те, кто уже отдал системе профтехобразования по 30-40 лет, — говорит Людмила Круглова. — Недавно случилось чудо: после института пришла учительница английского языка. Когда ей выдали первую зарплату, она заплакала: 4 тысячи рублей. Сейчас у нее побольше за счет стимулирующих выплат, но это все равно небольшие деньги. Дай Бог, чтобы «англичанка» в колледже удержалась! А нам уже надо искать «немку» — нынешняя учительница предупредила: дорабатываю год и скорее всего ухожу на пенсию.

Зарплаты в системе НПО-СПО малы не только сами по себе, они еще и малы «в сравнении».
Ведь почему молодые профессионалы (те же студенты ПГУ, которых позвали в Колышлей) не стремятся в преподаватели и мастера производственного обучения? Да они на заводе или в частной конторе заработают в десять раз больше!

Теперь вот школьным учителям значительно увеличили жалование. Сейчас средняя зарплата в учреждениях общего образования превысила 15 тысяч рублей. Это, безусловно, хорошо. Но что, скажите, удержит ту же «англичанку» в колледже, если завтра ее позовут в школу, на заплату в три раза выше?

А что делать тем учебным заведениям, которые находятся не в областном центре?
— Мы еще год назад подавали заявку в ПГПУ на подготовку четырех молодых преподавателей, — жалуются в Кузнецком многопрофильном колледже. — Нам никто даже не позвонил, чтобы узнать о предлагаемых условиях.

Возвращение
Самое удивительное, на мой взгляд, что преобладание преподавателей-пенсионеров в колледжах — это счастье, которого не было бы, если бы несчастье (низкие зарплаты) не помогло. В системе остались самые лучшие, самые честные, идейные.

Владимир Николаевич Трофимов — педагог той старой, советской школы, о которой наше общество продолжает втайне тосковать, несмотря на все реформы министра Фурсенко. У него трудная судьба — школьные годы пришлись на войну, его отец натерпелся лиха в германском плену, чудом уцелел в фашистском концлагере.

Трофимов — это сильный характер, строгость и справедливость. У ребят он пользуется безграничным авторитетом.
Коллеги ему под стать.

Любопытно, как Владимир Николаевич принимал решение о возвращении на работу. Он предполагал, что ему могут позвонить из колледжа. Поэтому строго-настрого наказал жене: «Скажи, что я уехал на дачу, а когда вернусь, неизвестно».

Как на грех в то утро жена ушла в магазин, а тут — телефонный звонок.
— И я не удержался, снял трубку. А когда меня позвали, не смог отказать.

Свое возвращение на службу Владимир Николаевич от родных скрыл. Сочинял небылицы, объясняющие его отсутствие дома, но жена, естественно, догадалась.
— Горе ты мое! — вздохнула она, сама проработавшая в системе профтехобразования 40 лет. — Другие на диване лежат, телевизор смотрят… Соседям-то не говори, не поймут!
— И я догадался, — резюмирует Владимир Николаевич, — что супруга мной втайне гордится.

А завтра?
Дай бог, конечно, Владимиру Николаевичу и его коллегам доброго здоровья и долгих лет службы на благо регионального образования.
И все же, согласитесь, нельзя бесконечно выезжать на советском запасе прочности. В колледжах и училищах должны работать люди разных возрастов.

Обе системы — и профтехобразования, и общего образования — в последние годы прошли через серьезное реформирование. Отремонтированы здания, закуплено современное высокотехнологичное оборудование. Но если в школах государство добилось роста педагогических зарплат и выделило для этого ресурсы, то в отношении колледжей такой задачи не ставилось. И поэтому мы имеем то, что имеем.

Областное министерство предприняло шаги по поддержке молодых педагогов. В этом году прошло несколько региональных конкурсов в системе НПО-СПО. Победители и призеры получили солидные премии.

Министерство и Пензенский институт развития образования готовы помогать тем преподавателям, которые захотят по своему профилю открыть малые предприятия. Популяризируется переход учебных заведений в статус автономных — это, как правило, влечет рост зарплат.
И все равно — проблемой должно озаботиться в первую очередь государство! И как бы тут не опоздать.

Вот достигнет завтра цели пропаганда по переориентации молодежи с юридическо-экономических специальностей на реальное производство, и повалят наши юноши-девушки в колледжи за рабочими специальностями.
Будет ли кому их учить?

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке