Про обезьяну с гранатой, или о том, трудно ли быть комбайнером?

Про обезьяну с гранатой, или о том, трудно ли быть комбайнером?

Корреспондент «Пензенской правды» сел за штурвал комбайна.

В недавнем репортаже об уборочной страде я ошибся в термине. Товарищи стали надо мной подтрунивать. А я возьми, да и скажи, мол, не знаю, за штурвалом не сидел.
— А слабо попробовать? — поймал меня на слове редактор.

Не слабо! Творческий прием журналист меняет профессию — мой любимый. Последний раз я работал таксистом, вызнавая тонкости и особенности профессии. Теперь же направился в Лопатинский район, чтобы напроситься за штурвал современного комбайна.

«Наташа» — друг комбайнера
— Одного в поле, конечно, не отправим, — сказал руководитель ОАО «Агросервис» Равиль Абузяров. — А вот поработать на пару с комбайнером — пожалуйста!
Из райцентра до полевого стана по извилистому проселку пришлось трястись на джипе почти час. И вот они – застывшие на краю ячменного поля шесть красавцев-комбайнов.
— Выбирай любой, — показывая на величественные машины, сказал Равиль Якупович.

Мне приглянулся футуристический «ACROS». Огромные фары, словно фасеточные глаза, делают машину похожей на гигантского жука или космический корабль. По лесенке взобрался в просторную кабину. По степени обзорности, она больше походит на капитанскую рубку океанского лайнера, чем на кабину сельхозтехники. Недаром говорят: комбайн — корабль полей!
— Подождем чуток! — сказал комбайнер. — Поле еще не просохло от росы.

Пользуясь передышкой, изучаю рабочее место. Оно буквально напичкано электроникой. Вокруг пульты управлением кондиционером, CD-проигрывателем, шнеком, гидравликой бункера, двигателем и так далее. Вместо педали газа — штурвал, похожий на игровой джойстик.

Механизаторы проверяют уровень масла, давление в колесах, тщательно осматривают свои «рабочие лошадки». И вот — комбайнер занял водительское кресло. Взревел двигатель. «Давление в системах в норме, можно начинать движение», — вдруг раздался женский голос. Я невольно оглянулся.
— Это «Наташа», — улыбнувшись, сказал машинист. — Наша электронная подсказчица.
Опустив на землю семиметровую жатку, комбайн поплыл по полю.

Навык против электроники
Моим напарником оказался бывалый хлебороб — Семен Наумшин. Ему пришлось поработать за штурвалами разных машин.
— Начинал с самоходного зерноуборочного комбайна «Сталинец-4», — держась за маленькую, похожую на руль гоночного автомобиля баранку, говорит он. — Вот это была техника! После смены домой приходил весь в пыли — одни глаза блестели! К тому же от меня соляркой разило на версту. Думаю, такой образ комбайнера, растиражированный в кино, сделал свое дело — теперь молодежь бежит из села как черт от ладана…

По его словам, сейчас работать на комбайне — одно удовольствие.
— Чувствуешь себя человеком, — гордо заключает он. — В герметичной кабине прохладно и тихо, кругом гидроуселители. Знай, держи машину прямо!

А вот это как раз и не просто. Кругом колосится рожь и как здесь выдержать прямолинейный курс — для меня так и осталось загадкой…
— Примечу вдалеке деревце и на него еду, — подмигивает комбайнер. — Кто за мной, тем уже легче.

Сложно управлять и жаткой. В зависимости от полеглости растений напарник то и дело манипулировал ею, то, заглубляя, то, поднимая резцы. Постоянно нужно следить и за оптимальной скоростью машины. Тут уж никакая «Наташа» не поможет.
— От скорости движения зависит качество уборки, — говорит Семен Васильевич. — Чуть прибавь, и будут потери. Медленно тоже нельзя — только горючее сожжешь.
В общем, грамотно выбрать ритм — та еще наука!

Еще одна сложность — правильно подобрать момент для выгрузки бункера. Поспешишь — придется ждать грузовик. Опоздаешь — тоже ждешь. А это ненужные простои.  
— У нас каждый час на счету! — поглядывая на небо, говорит Семен Васильевич. — Того и гляди дождь хлынет, и работа остановится.   

Трудный опыт
За разговорами доехали до середины поля. В огромных боковых зеркалах видно, как за нами с двух сторон эскадрой судов идут громадные машины.
— А можно самому попробовать? — робко спросил я.

Пересев за штурвал лихо бросаю машину вперед. В пути опускаю жатку… и через мгновение — резкий толчок. Бульдозерным ковшом агрегат вгрызается в землю, и, едва не сломавшись, вздыбливается колом. «Наташа» заверещала: «Неисправность, остановитесь!». В общем, приехали…
— М-да…, — выдохнул Семен Васильевич. — Бери лопату…

Из прохладной кабины выбираемся наружу и несколько минут на жаре очищаем жатку. В проезжающих мимо комбайнах вижу смеющиеся лица мужиков, один, глядя на меня, крутит у виска пальцем.

И вот мы снова в пути. На этот раз водительское место занял мой шеф. Ритмично подминая под резцы колоски, крутится барабан мотовила. От сухих стеблей летит пыль.

Из-под жатки вдруг выскочил и пустился наутек заяц.
— Бывает и лисы, и кабаны выбегают, — смеется Семен Васильевич. — Поле — их среда обитания.

Не обошлось и без небольшой аварии — открылась крышка трубопровода, по которому зерно идет из молотилки в бункер. Нежный голос «Наташи» сразу же объявил об этом. Быстро устранив неисправность, добираемся до противоположной кромки поля.
Разворачиваемся и медленно едем обратно.

Как потопаешь…
— А сколько зарабатывает комбайнер?
— Все зависит от того, сколько зерна собрал, — уклончиво говорит Семен Васильевич. — А это напрямую зависит от урожайности.
— И все-таки? — не унимаюсь я.
— За страду можно заработать до 100 тысяч, — говорит он. — В этом году из-за апрельской жары немного подкачали озимые, но, думаю, в целом урожайность будет хорошей.
— А может ли женщина быть комбайнером?
— Конечно, — отвечает Сергей Васильевич. — Управлять комбайном не трудно. Главное, чтобы механик был рядом — мало ли что.

Снова пересекаем поле. На его кромке уже собрались комбайнеры. Вот-вот подвезут обед. Не теряя время, мужики заправляют машины, настраивают оборудование.
— Если погода не подведет, будем косить до ночи, — говорит Семен Васильевич.
Но это уже без меня.  

Провожаю взглядом «ACROS»… Немножко грустно расставаться с Семеном Васильевичем, с этой напряженной трудовой атмосферой.
Но, если честно, я испытываю и некоторое облегчение — все-таки непростая это работа… Комфорт и различные электронные штучки только немного упрощают ее, но человек остается главным и ответственность за урожай лежит на нем. 

Автор: Анатолий ВОЛОДИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке