«Мы рисовали жизнь»

«Мы рисовали жизнь»

Николай Сидоров и Анна Король…  Супруги, коллеги, единомышленники, народные художники России. Их всегда воспринимали как одно целое. Но вот уже второй свой день рождения Анна Степановна встречает одна, в этом году — юбилейный, 85 лет.

В ее комнатке на стене висит листок с надписью: «Мне 86 лет», и ниже дрогнувшей рукой приписка: «Николай Сидоров умер в 2009 году».
— В последние месяцы жизни муж все спрашивал: «Сколько мне лет?». Вот я и написала. Теперь догоняю его…». 

Многие годы Сидорова и Король жили в мастерской. И Анна Степановна перебираться в квартиру не хочет, говорит: «У художника дом там, где висят его работы. И потом, мне кажется, здесь живет душа Николая Михайловича…»

Она грустит какое-то время… Но вот встрепенулась, глаза ее залучились светом.
— Вы просили показать офорты. 
Тяжелые пластины до сих пор хранятся в мастерской. Анна Степановна достает одну из них, с любовью гладит:
— Работа называется «После дождя». Мы писали ее в 1957 году…

Любовь и судьба
Юная красавица Аня Король и молодой военный Коля Сидоров поступали в Харьковский  художественный институт. Аня, благоговеющая перед художественным талантом, подумала: «Выйду замуж за того, кто лучше всех напишет старика-натурщика». Самой блестящей оказалась работа Николая.

— Я пошла на него посмотреть, — вспоминает она. — Он оказался  маленьким, лысоватым, но подтянутым, в военной форме и с орденом Красной звезды на груди. Влюбилась сначала в творчество, а потом и в человека.

Чувство оказалось взаимным, поэтому с женитьбой не стали тянуть.  Оказались они под стать друг другу: увлеченные творчеством до самозабвения, трудяги, каких мало. На практике в Одессе написали столько этюдов, что, когда разложили и развесили их на просмотре, комиссия посчитала это достижением всей группы.

Пенза
Сегодня такое невозможно даже представить, но их могло бы и не быть у Пензы, послушайся они институтского начальства и отправься согласно распределению в Крым. Однако Николай Михайлович твердо решил уехать в родную Пензу. Отказ от распределения едва не стоил им приема в Союз художников. К счастью, очень скоро все встало на свои места.

Первая же их пензенская работа попала сначала на всероссийскую, затем на всесоюзную выставку, где была приобретена Музеем изобразительных искусств имени Пушкина.

С тех пор успех не оставлял их, кажется, ни на минуту. Десятки крупнейших выставок в СССР и за рубежом. Их полотна приобретали частные коллекционеры и крупнейшие музеи Советского Союза и за границей.

Художники же еще многие годы продолжали жить в деревянном домике на склоне Боевой горы, и почти каждая их новая работа становилась событием.
Мне кажется, дело здесь даже не в уникальной технике — цветной офорт с акватинтой (в середине прошлого века они работали в ней едва ли не единственные в стране). Есть в их небольших графических листах что-то завораживающее, заставляющее подолгу простаивать рядом, рассматривать, отходить и возвращаться снова.

Двое
Дарить друг другу подарки было у них не принято.
— Не любили мы этого, — улыбается Анна Степановна. — Мы были вместе, и это — самый лучший подарок.
Она не может припомнить ни одного более или менее серьезного или творческого конфликта. Не вспоминает о тех немногих днях, которые им доводилось проводить порознь. В ее памяти они всегда вместе.

Если посмотреть на количество их работ, то может показаться, что, кроме творчества, ничего больше в их жизни не было. А между тем растили двух сыновей, часто гуляли по городу, не пропускали ни одной премьеры в театре, много читали.

Интеллигенция, выросшая на войне, — это особый сорт людей. Щедрый к другим и очень бережный к своему времени. Знающий цену каждой минуты, умеющий беречь ее как самый великий дар. Понимающий, как хрупко и ненадежно все на этом свете.
А жизнь летит быстрее птицы,
Нас унося в небытие,
Где ни закаты, ни зарницы
Не вызовут восторг во мне.


Одно только это четверостишие, написанной Анной Степановной Король в ноябре 1990 года, стоит всей лирики многих наших профессиональных поэтов.

Женственность
Сложная техника офорта, большие циклы картин, новые и новые задумки.  Их рабочий день начинался в 6 утра, заканчивался в 12 ночи. Они не знали, что такое отпуск.

— Нам часто предлагали путевки в санатории, пансионаты, — вспоминает Анна Степановна. — А мы отказывались, для нас наша работа — лучший отдых. Терять время не хотели и никуда не ездили. Работали всегда вместе.

— Он предлагал идеи, а я критиковала, — смеется Анна Степановна.
Но, в общем-то, Анна Степановна, находясь в одной творческой упряжке с сильным, талантливым и целеустремленным человеком, работала почти всю жизнь по-мужски.

И вот когда изменилось время, ушла идеология, не стало заказов, выставок, они чуть расслабились. Работать не перестали, но ушло напряжение, и тогда женственность Анны Степановны  пробилась и расцвела. Она начала рисовать цветы и натюрморты, увлеклась акварелью. И работы ее стали нежными, трепетными. И под некоторыми уже нельзя было поставить двойную подпись: Сидоров, Король. Они принадлежали Женщине.

И хлынули стихи. Она сочиняла их взахлеб, объясняясь в любви жизни.    
Бывало, строчки записывала на газетных листах, часто на полях «Пензенской правды», которую читает с 1954 года.

Реалисты
Сидоров и Король прославили Пензу. Наверное, никто из современных художников не посвятил столько вдохновений городу. Серии работ  «Пенза и пензенцы», «Пенза индустриальная» войдут в историю как нечто особенное и по технике (офорты), и по мастерству художников. Уже сегодня это классика.
И кажется очень справедливым то, что они являются Почетными гражданами Пензы.

— Мы очень любили рисовать людей труда, — вспоминает Анна Степановна. — Имели пропуски на все заводы.  Все было интересно: производственный процесс, отношения, минутки отдыха. Тогда все жили социалистическими идеалами. Сейчас не так… Молодые рисуют всякую абракадабру, непонятную простым людям. Я и Сидоров — приверженцы реалистической школы живописи. Мы рисовали жизнь.

Секрет счастья
Сегодня Анна Степановна находит радость в семье. Это ее сыновья Коля и Юра, внук Илюша, внучки Ксения и Светлана. Обе стали  художниками.  Ксения живет в Москве, Светлана преподает в художественном училище.
Общаясь с Анной Степановной, невольно думаешь о том, что, может быть, секрет счастливой жизни не так уж и сложен.

Сидорова и Король жили честно, занимались любимым делом, воспитывали детей, никому не завидовали, не заглядывались на чужих мужей и жен, никого не унижали, не делали худого, не гонялись за богатством. Ничего другого, несмотря на смену вех, человечество для достижения гармонии в душе не придумало.

Такого же счастья Анна Король желает тем, кто начинает свой жизненный путь.

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке