Как говорят рукописи

Как говорят рукописи

Пензенец Игорь Латунский нашел архивную тетрадь юношеских стихов Константина Евграфова, имя которого сегодня носит областная психиатрическая больница.

Какое послание известный общественный деятель оставил своим потомкам?
— Это произошло 15 лет назад, — рассказывает Игорь Латунский. — Я бродил по барахолке в поисках чего-нибудь стоящего, и вдруг мне бросилась в глаза эта тетрадь. Пожелтевшие от времени листы, исписанные мелким аккуратным почерком. Это были стихи еще с дореволюционной орфографией — с «ерами» и «ерями» на конце. Я взял тетрадь неизвестного автора, не раздумывая. Имя владельца могло быть записано на обложке, но ее у рукописи не было.

Она пролежала в архиве Латунского больше пятнадцати лет. В конце 2010 года Игорь наткнулся на текст в Интернете. Там говорилось, что Сергей Евграфов, сын нашего земляка Константина Романовича Евграфова, видел тетради юношеских стихов отца. Среди них были и отрывки из недописанной поэмы о Фаусте и Мефистофеле...

«Ничего себе! — воскликнул про себя Латунский. — Но ведь и в моей анонимной тетради про то же написано!».
Потом подтверждение этого факта Игорь нашел в брошюре «Очерки истории Пензенской психиатрической больницы им. К.Р. Евграфова» (Пенза, 2008). Там же приводилось одно стихотворение Евграфова-старшего («Непроглядна, как ночь...»), автограф которого присутствовал и в найденной тетради.

Сделать мир лучше
Пожалуй, на этом «историю открытия» можно было бы закончить. Мол, рукопись представляет архивный интерес, поэтому пусть историки и разбираются. Однако мы решили копнуть глубже. И вот почему.

Думаю, каждый из нас (ну, или абсолютное большинство) в свои 15-16 лет мечтал о чем-то выдающемся. Если не перевернуть землю открытием, то уж наверняка «прожить так, чтобы не было мучительно больно». Однако это удается далеко не каждому. Поэтому такой ценной кажется возможность «заглянуть за занавес» — понять, как и почему жизнь великих людей стала такой. «Ключ» к жизни Евграфова — в найденной рукописи.  

О смысле жизни
Тетрадь датируется 1877-1884 годами. Стихи в ней юношеские. Строгий критик наверняка найдет здесь массу недочетов: неоригинальна рифма, неровен строй стиха, не соблюден размер и т.п. Собственно, Константин Романович себя в профессиональные поэты никогда и не записывал.

Здесь интересно другое. В 1881 году Константин Евграфов (студент медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге) переживает длительный душевный кризис, который вынуждает его на целый год оставить занятия. Спустя много лет его сын Сергей Константинович будет утверждать, что «причиной кризиса было искание правды метафизической, религиозной и жизненной». Подтверждение этих слов — в найденной тетради.

Она начинается со стихов 18-летнего юноши, который, конечно же, пишет о любви. Поэтические строки  посвящены некой таинственной персоне «М».
— Какая дама сердца скрывалась за этой литерой, мы, наверное, никогда не узнаем, — считает Игорь Латунский. — Посмею предположить, что ею могла быть эмансипированная барышня, например, из Смольного института благородных девиц. На эту догадку наводят несколько произведений.

Со временем автор все чаще задумывается о своем месте в жизни и смысле этой самой жизни.
Помутилась душа от бессонных ночей,
От тяжелой тоски, надрывающих дум…
Я обижен судьбой беспощадной своей;
Силы нет у меня, омрачился мой ум.
— В юношеских стихах Евграфов — либеральный вольнодумец, к концу жизни он становится истово верующим, — рассуждает Игорь Латунский. — Вероятно, в этом и заключался судьбоносный переворот.

— Может быть, Константин Романович и пережил когда-то сомнения, но к концу жизни был непреклонно убежденным православным христианином, — говорит врач-психиатр, известный «евграфовед» Олег Александрович Макаров. — Без понимания этого многие суждения и поступки выдающегося доктора могут показаться странными.

Все для людей
После окончания академии Евграфов мог остаться на родной кафедре и сделать головокружительную научную карьеру в престижнейшем учебном заведении России. Но он вернулся на родину, «в захолустную Пензу». Здесь для него не было даже гарантированного рабочего места: первые два года Константин Романович трудился в больнице заштатным ординатором, то есть работал бесплатно!

Константина Романовича считают отцом-основателем областной психиатрической больницы. Однако он не был в Пензенской губернии первым врачом-психиатром. Так почему же лавры отданы Евграфову?

Потому, что именно благодаря его настойчивости в Пензе была возведена современная для той эпохи больница на более чем полтысячи коек. Она была оснащена по всем правилам тогдашней психиатрической науки: созданы великолепные лечебно-трудовые мастерские, выращен сад, огород, и все это — на заброшенных землях бывшей каменоломни.

Сергей Константинович Евграфов вспоминал об отце: «У него не было никаких выходных или праздничных дней. Каждый день он выходил в отделение в 9 часов утра. <…> Ни воскресений, ни каких-либо праздников: даже таких, как Рождество, Новый год, Пасха, для него не существовало».

Он был человеком высококультурным, начитанным, свободно владевшим тремя европейскими языками — немецким, французским, английским (причем английский он изучил уже на шестом десятке). А в самые последние месяцы жизни Константин Романович изучал еще и итальянский, чтобы прочитать в подлиннике «Божественную комедию» Данте!

Принципам не изменил
…Пускай зовут меня безумцем;
Пускай несчастья мне сулят;
Пускай на пире жизни шумном
Местечка мне не уделят;
Пускай твердят: «так жить нельзя!» —
Не покорюсь я!..
Это строки одного из последних стихотворений найденной рукописи.
— Сказал: «Не покорюсь» и доказал это личным примером, — делает вывод Игорь Латунский. — Наверняка многие считали его крайне непрактичным человеком — надо и о себе подумать, не все же о людях. Но не зря, видимо, носил он имя Константин (от латинского «твердый, постоянный»). Не прогнулся с самого начала и в конце концов сделал все, как задумал…

P.S. До того как стать владельцем рукописи, Игорь Латунский ничего не знал о Евграфове. «Только фамилия была на слуху». А сейчас биографию общественного деятеля знает чуть ли не досконально, лично проанализировал найденные поэтические творения. А еще… хочет передать рукопись в архив библиотеки имени Лермонтова: чтобы наследие Евграфова принадлежало не лично ему, а всем землякам.

Правильно говорят: любовь и уважение к великим личностям творят маленькое чудо — мы невольно стараемся походить на них. Так что с выбором кумира следует быть очень осторожным. Ведь от него, в частности, зависит, будет нам больно «за бесцельно прожитые годы» или мы будем уверены, что все силы отдали важной и прекрасной цели.  

Автор: Ирина БАЛАШОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке