Человек, которого не испортил квартирный вопрос

Человек, которого не испортил квартирный вопрос

Сегодня отовсюду звучит призыв: «Стань успешным!». Валентин Михайлович Журавлев никогда не пытался стать успешным. Он ценил в себе и других доброту, честность, порядочность.

И вот ведь: он — успешней не бывает. Генеральный директор крупнейшей строительной компании Пензенской области. В 75 лет работает — незаменимый. Уважение к нему людей — безбрежное, как Тихий океан.

Детство
А журналистам с ним непросто. Он немногословен — в деда.
Дед Валентина Михайловича был столяром, плотником, ходил по деревням с топором за плечами, рубил избы. Работал основательно, на совесть. За день мог и слова не сказать.
Но, бывало, сядет на крыльцо, окинет взором мир и выдохнет: «Да… Хорошо Бог все устроил. Красиво!». И еще, обращаясь к Валентину: «Надо спешить делать добро. Ведь живем однова».  

Отца Валентин Михайлович не помнит. Он исчез в темных глубинах войны практически сразу, как только его забрали на фронт в 1941-м. У матери осталось четверо детей, четырехлетний Валя — младший.  
Выживали. Выращивали картошку, рожь, просо. Сами обрабатывали, сами убирали.  Выручали корова, овцы, птица.  
В селе Студенец Наровчатского района была четырехлетняя школа. А основная — за семь километров, в другой деревне. Ходили шумной компанией каждое утро туда, а после уроков — обратно.

Валя был маленьким, худеньким. В седьмом классе вся его прошлогодняя обувь окончательно развалилась, и мать, скопив деньжат, наказала знакомым купить сапоги в Наровчате. А в магазине — пустые полки. Попросила тех, кто ехал в Нижний Ломов, — тот же результат. А уже ноябрь, заморозки, а мальчишка  босиком. Учительница велела в школу не приходить. Он чуть не плакал — любил учиться…

Семь классов окончил с похвальной грамотой. Она, с портретами Ленина и Сталина, до сих пор цела. За отличные успехи подарили Вале книгу, которая стала самой любимой на всю жизнь, — «Два капитана» Вениамина Каверина. «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» — это девиз и Валентина Журавлева.

Влюбленный в малую родину
Он принял первое самостоятельное решение уже в 14 лет: поступил в Пензенский строительный техникум, чтобы как можно раньше подставить семье плечо.
…Армия. Северный флот. Служба радиотелеграфистом на Соловках.

Тогда на флоте служили четыре года, но вышло постановление правительства, что из-за нехватки инженерных кадров призванные в армию могут завершить службу досрочно, если будут поступать в вузы. Этим он и воспользовался, поступив в Пензенский инженерно-строительный институт.
Журавлев прошел все ступени классической карьеры строителя: мастер, прораб, старший прораб, главный инженер, начальник СМУ, управляющий трестом.  

Все, что возводилось в области из кирпича в 1975–1990 годах, — это трест «Жилстрой», которым он руководил.  
Сказать, что Валентин Михайлович никогда не забывал о своей малой родине — значит ничего не сказать. Однажды, говорят, ему решили публично влепить строгача на пленуме обкома партии за то, что надо строить в «столице» области, а он отвлекает силы на Наровчат. Доклад делал второй секретарь Георг Мясников. И перед заседанием он пригласил Журавлева к себе. Поговорили.  
— Иди и помогай району дальше, — пожал Мясников Журавлеву руку на прощанье. И вычеркнул из доклада про «отвлечение сил».

С нуля
Недавно на одном из совещаний прозвучала ошеломляющая информация.
Оказывается, официальных вакансий в строительных организациях области немногим более тысячи, в 33 крупных строительных организациях их нет совсем. И в то же время компании заказывают квоту на ввоз в область гастарбайтеров в размере 3 тысяч человек!

То есть своих земляков, которым надо платить нормальную зарплату, нанимать не хотят. А гастарбайтеров (которые зачастую ничего не умеют, кроме как кизяки месить, но готовы работать за гроши — давайте скажем правду! — как рабы) — так это пожалуйста!  

Многие участники того совещания вслух вспоминали, как выживал Журавлев в 90-е годы. И призывали делать, как он.   
А в 90-е годы стал Валентин Журавлев, как сказали бы сейчас, региональным министром отрасли. А тут — реформы, насильственная приватизация строительных организаций.     

В подчинении Журавлева осталась одна контора. Манишка да записная книжка. Люди увольнялись десятками. Однажды в его кабинет заявились автоматчики, велели всем  вытряхиваться из здания по распоряжению губернатора Кондратьева. (Здание отстоять удалось, но первый этаж заняла налоговая полиция).  

И Валентин Михайлович начал с нуля. Строил, обрастал подрядными организациями. Прибыль вкладывали в развитие производства. Создали собственный растворо-бетонный узел, организовали столярное производство, начали делать деревянные и пластиковые окна, разжились транспортом. Сначала покупали старенькие машины, по принципу «лишь бы подешевле», потом стало хватать и на новые.

В прошлом году сдали 108 тысяч квадратных метров жилья — больше, чем кто бы то ни был в области.  
Средняя зарплата в его организации — 30 тысяч рублей. Работникам предоставляются беспроцентные кредиты на покупку квартир, создана целая система социальных льгот. В отделе кадров очереди из желающих устроиться на работу. Бригады каменщиков возвращаются в Пензу из Москвы — к нему.   

Катавасия с «Поволжьем»
Отдельная песня — помощь обманутым дольщикам компании «Поволжье». Все эту историю знают, но мало кто представляет, что творилось тогда в «предбаннике» кабинета Журавлева. Все кресла вдоль стен были заняты, еще толпа народу стояла. И как обычно, к Валентину Михайловичу рвались собственные специалисты — плановики, инженеры и так далее. Он всех принимал, дольщиков терпеливо выслушивал, а они — кто рыдает, кто судом грозит.

У молодежи из отдела маркетинга мозги вскипали. А он слушал, сочувствовал, предлагал три варианта решения — забрать деньги, взять квартиру меньшей площади или оформить кредит в банке по более мягким условиям, чем общепринято.
— 960 дольщиков переоформили договоры с нашей компанией, 40 человек продолжают упорствовать. Я их понимаю: они это делают от безысходности. Конечно, обманутым дольщикам нужна помощь на государственном уровне. Но пока таких законов нет, — говорит Валентин Михайлович.  

…Эх, ну почему газета не резиновая! Так много еще хотелось рассказать про доброго человека…
Позавчера Валентина Михайловича поздравляли с юбилеем коллеги. Они встречали его в начале рабочего дня у входа в здание. У всех в руках цветы, на лицах — улыбки до ушей, все готовятся сказать «Поздравляем!», вложив в короткое слово всю душу.  
Он подъехал на машине, вышел, лукаво улыбнулся: «А чего это вы здесь собрались?».

КСТАТИ
Подарить цель
Помню, Журавлев в 2010 году в своем селе Студенец сдавал капитально отремонтированную школу. И к нему бабульки подошли, человек 25, обступили его, как галки. Все в мордовских платках — от разноцветья в глазах рябит. Они — жаловаться: «Нам бы церкву построить, что ж мы без церквы? Ходить далеко, старые уже. И к роднику спускаться склизко, а водички попить охота!».  Он: «Я пока не знаю, смогу ли, но подумаю!». Так мне эта сцена сердце резанула: наша деревня никому не нужна, вымирает!..

А в 2011 году приезжаем — церковь уже стоит. И бабки совсем другие. Деловитые, приосанившиеся. Все в заботах, бегают. Он им цель подарил, смысл жизни.   
У Валентина Михайловича уровень мыслей другой. То, что они делают в Наровчате с землячеством, — это великая вещь. Почему люди серые? Мотивация мелкая — заработать денег, на диване полежать, в огороде покопаться. А он поднимает планку: ребята, давайте жить для Родины, давайте оставим добрый след на своей земле!
Рядом с ним люди становятся лучше.
Евгений Шилов, и.о. начальника Управления культуры и архива Пензенской области

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке