Похоронив дочь, сердобчанка осталась должна турецкой клинике 32 тыс. долларов

Похоронив дочь, сердобчанка осталась должна турецкой клинике 32 тыс. долларов

За один год Галина Аверкиева потеряла мужа и единственного ребенка

История 23-летней девушки из Сердобска Ольги Аверкиевой, которая болела острым лейкозом и которую сначала безуспешно пытались спасти турецкие медики, а затем не хотели выпускать ее из клиники, обошла все пензенские, да и не только пензенские СМИ около месяца назад.

Передергивались факты, «кричали» заголовки, собирались деньги на лечение…

Олю похоронили в родном Сердобске 19 июня. Страсти улеглись. Наступило затишье. Судьба Галины Аверкиевой, отчаянно желавшей спасти дочь и ради этого залезшей в астрономические долги, желтым изданиям уже не интересна.  

Мы попробуем рассказать всю историю с самого начала.

Трагическую историю женщины, которая в течение года потеряла и мужа, и единственную дочь.

День начала конца

22 мая прошлого года Ольга ни с того ни с сего потеряла сознание. Родители вызвали «скорую помощь», которая отвезла девушку в районную больницу. Там решили, что дело плохо, и на реанимационной машине тут же переправили Олю в Пензу.

Диагноз врачей прозвучал как приговор — рак крови. В течение полугода девушке провели четыре химиотерапии, однако лечение не помогало.

… В тот же день, 22 мая, папа Оли Юрий почувствовал себя плохо. И он сам, и Галина списали это на переживания из-за здоровья дочери. Тем не менее через месяц Юрий лег в больницу, где ему поставили диагноз: рак легких, четвертая стадия, сообщив, что прогноз неутешительный. Надежды на выздоровление нет.

Как такое могло случиться? Чтобы в один день и отец, и дочь заболели онкологией?

Тем более в такой большой и светлый православный праздник — День святого Николая Чудотворца, когда, казалось бы, люди должны исцеляться...

Галина решила обратиться к экстрасенсам. Все они в один голос твердили, что на семью Аверкиевых наложена порча. Шансы Юрия на выживание они оценивали как 50 на 50, а Ольге прочили скорейшее выздоровление.

Однако Юрий быстро угас. 9 сентября 2015 года его не стало.

Последняя надежда

Тем временем Ольге становилось все хуже.

— Пензенские медики сказали нам, что нужна пересадка стволовых клеток от донора, — рассказывает Галина Аверкиева. — И я повезла мою девочку в Санкт-Петербург, где делают такие операции.

Консилиум врачей Северной столицы пришел к другому мнению: девушку можно спасти, пересадив ее собственные стволовые клетки с одного участка позвоночника на другой. Донор для этого не требуется.

Так и поступили.

Не помогло. Ошибка врачей или рок судьбы? Теперь уже не важно.

Галина стала искать зарубежные клиники, где могли бы спасти дочь. Одновременно она обращалась ко всем через социальные сети, писала в СМИ, рассказывала и рассказывала свою историю…

Кто-то же должен помочь?

— По рекомендациям людей, якобы излечившихся от рака крови, я обзванивала клиники Израиля, Германии, Италии, США, — продолжает Галина Аверкиева. — Везде мне отказывали. Говорили, что не могут взять на себя такую ответственность.

Неожиданно руку помощи протянула турецкая клиника. Врачи-онкологи пояснили, что за каждый день, проведенный в больнице, необходимо будет платить около 2 тысяч долларов. И Аверкиевы ухватились за эту соломинку.

20 мая девушку поместили в одну из клиник Стамбула. После нескольких курсов химиотерапии Оля неожиданно впала в кому.

— Я хотела забрать ее домой, но деньги кончились, а медики стали вымогать за каждый день двойную сумму оплаты, — говорит Галина. — Я умоляла отпустить нас, общаться было очень сложно — мешал языковой барьер, а ни адвокатов, ни переводчиков рядом не было.

16 июня Оля умерла. Клиника отказалась выдать тело, при этом выставила двойной счет.

— Я бросилась в консульство, там меня выслушали на улице и отказали в помощи, сославшись на отсутствие полномочий, — продолжает Галина. — Тем временем мой переводчик помог найти одну фирму, которая согласилась доставить гроб в Россию за 4 тысячи долларов. Адвокаты, которых я нашла с помощью Интернета, смогли договориться с турецкой стороной о выдаче тела Оленьки. Была составлена бумага о долге в 40 тысяч долларов. Адвокаты пояснили, что потом мы оспорим эту сумму в суде. Был сумасшедший день, но я взяла себя в руки и уже вечером мы с дочкой летели в Москву.

В Турции Галина купила для Оли свадебное платье. Есть такой обычай – незамужних девушек хоронить в подвенечном.

Как дальше жить?

Олина могила рядом с могилой ее отца. Галина часто навещает обоих.

Сейчас сумма долга перед турецкой клиникой уменьшена до 32 тысяч 400 долларов. Адвокаты не теряют надежды снизить ее еще.

— Я выплачу долг, даже если мне придется делать это всю жизнь, — говорит Галина. — Сейчас выставила на продажу квартиру. Рассчитываю получить за нее 500 тысяч рублей. Уверена, Бог поможет!

Галина Аверкиева больше не заходит в Интернет, куда когда-то стучалась за помощью. После того как Ольга умерла, пользователи социальных сетей стали требовать отчета о тех деньгах, которые они перечисляли, пока девушка была жива.

Появились и оскорбительные комментарии. Конечно, тех, кто сочувствует, больше. Но Галина, истерзанная переживаниями, не находит в себе сил противостоять злым языкам. Поэтому она удалила свои страницы.

Тот счет закрыт, документы по расходам представлены фонду «Неравнодушные сердца», который помогал собирать средства. Оставшаяся сумма перечислена на лечение других больных детей.
«Группа помощи Ольге Аверкиевой» в социальной сети «ВКонтакте» переименована в «Группу памяти».
«Сбор закрыт. Поддержите Олю своими молитвами», — гласит надпись на фотографии…

Пока адвокаты окончательно не утрясут дела и клиникой не будет выставлена смета, объявить новый сбор средств и открыть счет нельзя. Так пояснили в региональном благотворительном фонде «Неравнодушные сердца», весь этот долгий год помогавшем Ольге бороться с болезнью…

Галина искренне благодарит всех, кто оказал помощь и поддержку ее дочери.

— Многие до сих пор рядом, они не покидают меня, помогают, чем могут, — говорит Галина. — Спасибо, что мир не без добрых людей!

Эта сильная женщина, на долю которой выпало столько горя и у которой, возможно, не будет скоро даже крыши над головой, не потеряла способности быть благодарной за добро.

Она не хочет слушать тех, кто говорит, что надо было взглянуть правде в глаза: Оля все равно бы умерла. Зачем залезать в такие долги?

Галина прошла этот путь, потому что так велело ей любящее материнское сердце.

 

Читайте также:

Руководство «Дизеля» готово помочь 21-летнему Р. Ермакову

Автор: Влад БЕЛЯКОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке