В Пензенской области решается судьба усадьбы Араповых

В Пензенской области решается судьба усадьбы Араповых

Дорога в село Проказна, где расположена усадьба Араповых, вела по красивейшим местам Пензенской области. 

Редакционная легковушка весело летела мимо сел и полей, за которыми в утренней дымке угадывалась Сура. От реки и до самого горизонта разметались бескрайние леса, которые выдумщица-осень раскрасила в самые причудливые краски. Подумалось, что иные художники-абстракционисты сюжеты для своих картин брали отнюдь не из воображения, а налюбовавшись осенними пейзажами. 

До Проказны добрались быстро, вон уже из-за верхушек деревьев видна колокольня храма Архангела Михаила. Кажется, что она высматривает путников, направляющихся в село. Несмотря на кажущуюся близость, нам пришлось покружить по деревенским дорогам, прежде чем мы доехали до колокольни. К ней приделана алтарная часть, и сейчас проводится служба.

Сам храм, к сожалению, находится в руинах. Когда-то это было величественное и в то же время изящное здание. Судя по чудом уцелевшей ротонде, на которой когда-то стоял купол, это классический ампир, характерный для первой половины XIX века. 

Будем надеяться, что когда начнется реставрация усадьбы Араповых, то будет восстановлен и храм Архангела Михаила, потому что турист любит посещать достопримечательности в комплексе.

Храм заперт на замок, на окнах и входах — решетки. Но даже издалека видно, что на его внутренних стенах сохранились оригинальные фрески. Про одну из них ходит легенда. Говорят, что иконописец, которого пригласили расписывать храм, влюбился в крестьянку из села Проказна Аграфену Комарову и придал Деве Марии ее черты.


Поддержка правительства

В Проказну выехала целая экспертная комиссия: исполняющая обязанности председателя Комитета Пензенской области по охране памятников истории и культуры Светлана Оникиенко, начальник отдела туризма Министерства культуры и туризма Пензенской области Алексей Уколов и архитектор-реставратор Андрей Веретехин. Их главная задача — определение состояния усадьбы. 

По дороге Светлана Борисовна рассказывала, что недавно побывала в подмосковном Середникове на форуме владельцев исторических усадеб. В ходе дискуссии заместитель председателя Правительства РФ Ольга Голодец предложила провести полную ревизию заброшенных усадеб в России, находящихся в неудовлетворительном состоянии. 

— Мне очень понравилась позиция Ольги Голодец, — сказала Оникиенко. — Она напомнила, что в стране находится около трех тысяч усадеб, из них в частной собственности — чуть больше тридцати. Те, кто сейчас приобретают усадьбы, это не бизнесмены, а меценаты, многие из которых вкладывают в них не только свои средства, но и душу. Но многие наши усадьбы находятся в неудовлетворительном состоянии, и в этом — неуважительное отношение к нашей истории. 

Она также отметила, что уже создан информационный портал «Исторические усадьбы России», с помощью которого потенциальные владельцы могли бы подобрать усадьбу. Портал становится реальным инструментом работы.

— У нас в области имеется 18 усадеб, которые находятся под государственной охраной и являются объектами культурного наследия, — продолжала рассказ Светлана Борисовна. — Министр культуры РФ Владимир Мединский объявил, что в рамках национального проекта «Культура» предусмотрены средства для того, чтобы регионы могли разрабатывать так называемые паспорта усадеб (план БТИ, свидетельство о собственности, земельные и кадастровые документы). Делается это для того, чтобы в случае появления потенциального инвестора документы были уже готовы и работы по восстановлению могли начаться незамедлительно. 

Важный момент — наличие вблизи усадьбы объектов рекреации: парка, пруда и т. п. Ведь само слово «усадьба» происходит от слова «сад». 

Кстати, гордостью поместья Араповых в Проказне являлся вишневый сад, фрагменты которого уцелели до сих пор, а в парке растут дубы, которые старше самой усадьбы. 


Опасения инвесторов

Одна из главных проблем в поиске инвесторов связана с тем, что очень многие бизнесмены, как только узнают, что дом или усадьба является объектом культурного наследия, теряют интерес, опасаясь, что им запретят делать в усадьбе то, что они захотят. 

Страх этот идет из 90-х годов. Тогда некоторые нувориши приобретали памятники культуры и изменяли их до неузнаваемости, за что и порицались властью вплоть до отъема объекта и возвращения ему первоначального вида. Некоторые бизнесмены тут же срывались на крик: «Караул! Грабят!»

— Вот поэтому я хочу собрать бизнесменов и объяснить им, что они могут использовать приобретенную усадьбу по своему усмотрению, — говорит Светлана Борисовна. — Ограничения в законодательстве очень небольшие: в объектах культурного наследия нельзя располагать химические лаборатории и производственные цеха, поскольку станки и другое оборудование могут вызывать негативное динамическое воздействие на конструкцию здания. А сделать там музей или личные покои — пожалуйста!

Предложения экспертов

К счастью, выяснилось, что состояние усадьбы Араповых вполне удовлетворительное. Трещин в стенах нет, фундамент также в порядке. Говорят, в него заложены огромные дубовые бревна, а они практически вечные.

Тем не менее в усадьбе нужно провести работы по консервации, чтобы предотвратить ее дальнейшее разрушение: залатать крышу, закрыть оконные и дверные проемы от дождя и снега, предотвратить доступ в здание посторонних лиц. В принципе, это небольшой объем работ. Поэтому уже возникли вопросы: что можно сделать в усадьбе? какие у нее перспективы?

Андрей Геннадьевич Веретехин считает, что здесь мог бы разместиться дом отдыха:
— Среди москвичей сейчас очень популярны туры в глубинку. А то, что здесь жили потомки Пушкина, будет фактором притяжения. 

Светлана Борисовна Оникиенко предположила, что в усадьбе могло бы разместиться элитное учебное заведение. Например, кадетский корпус: 
— Когда учебный процесс идет в таком уникальном здании, это большой плюс. Для Пензы подобное может стать инновацией. Но заказчик должен иметь представление о том, как организовать дело. 

Алексей Викторович Уколов предложил сразу два варианта: 
— Это может быть какая-то выставочная площадка, связанная с сельхозпродукцией. Тем более что брендом Бессоновского района является лук.

Другой вариант — галерея. В свое время Союз художников хотел сделать выставочный зал для демонстрации новых работ, для аукционных продаж, и этот вариант вполне подходит для данного места. 

…Хочется верить, что с восстановлением усадьбы Араповых все получится. Места здесь красивые. А какая тишина! Люди, которые приезжают из больших городов, говорят, что здесь слышны удары сердца. 

Если под пульсацию неравнодушных сердец мы всерьез начнем восстанавливать усадьбы, то в итоге сотворим совсем новую реальность, в которой удобно будет жить каждому человеку. Да, это трудно, но делать надо!


История усадьбы

Асфальтированная дорога вела только до храма, а к усадьбе пришлось двигаться по обычной грунтовке. Хорошо, что день был сухим, без дождя, иначе мы бы увязли. 

Дороги — это первое, о чем должны будут позаботиться строители, когда здесь начнутся реставрационные работы. 

К усадьбе подъехали с тыла. Ее фасад обращен к парку, который сегодня основательно зарос и одичал, и на машине там не проедешь. Впрочем, пешком можно пройти по аллеям, которые в виде трезубца расходятся от главного дома. Центральная заканчивается лестницей, которая спускается к большому пруду. Заросшие мхом полуразрушенные ступени и сейчас напоминают о былой роскоши. 

Сама проказнинская усадьба формировалась с начала XVII века, а расцвет ее связан с Араповыми. Это было одно из самых благоустроенных старинных имений в Пензенской губернии. Усадьба включала в себя двухэтажный дом с мезонином, два одноэтажных флигеля и хозяйст­венные постройки. 

Главный дом довольно сложен по архитектурной композиции, с изящными выступами (ризалитами), венчающими башенки по фасаду. Рассказывают, что комнаты были наполнены старинной мебелью, бронзой, коврами, фарфором, фамильными портретами. 

Владельцы усадьбы надеялись, что сюда в 1836 году заедет император Николай I во время поездки по России, но маршрут царского экипажа пролег южнее, через Чембар. 
Зато в имении часто бывали дети и внуки Пушкина: Мария Александровна Гартунг, старший сын Александр вместе с дочерьми Надеждой и Анной. 

Сыновья владельца усадьбы Александра Николаевича Арапова, братья Иван и Николай, были женаты на сестрах Ланских, Александре и Елизавете, — дочерях Натальи Николаевны Пушкиной-Ланской от второго брака с Петром Петровичем Ланским. 

Последним владельцем усадьбы был Александр Александрович Арапов (1832—1919), гофмейстер Двора Его Императорского Величества, тайный советник и предводитель дворянства Мокшанского уезда. 

С приходом советской власти родовое имение в Проказне со всем имуществом было реквизировано, а старик Арапов доживал дни в своем пензенском доме на улице Лекарской, 4 (ныне — улица Володарского, 5, где расположено Управление образования города Пензы). 

Рассказывают, что в конце 1918 года он обратился в Пензенский губземотдел с просьбой разрешить взять из своего бывшего дома в Проказне теплые вещи, портреты и уцелевшие образа, однако его прошение было отклонено. 

В проказнинском имении хранился подлинный портрет Варвары Дмитриевны Римской-Корсаковой кисти немецкого живописца Франца Винтерхальтера, созданный в 1858 году, и, возможно, Александр Александрович в первую очередь хотел забрать именно этот холст. Впоследствии портрет стал одной из жемчужин Пензенской картинной галереи.

После революции усадьба использовалась в общественных целях. В годы Великой Отечественной войны, когда многие дети остались сиротами, здесь была организована школа-интернат. Вокруг нее красивейшие места, и дети могли расти, впитывая в себя доброту здешней природы. Многие из них, кстати, окончив вузы, возвратились обратно в Проказну. 

В 1960—70-е годы при школе также существовал интернат, но недельного типа. То есть всю учебную неделю дети жили здесь, а на выходные уезжали домой, к родителям. Директором Проказнинской средней школы тогда работала Анна Леонтьевна Комарова, заслуженный учитель РСФСР и кавалер ордена Ленина. «Мать большой семьи. Добрая наставница, ласковая и заботливая мама. Человек с предельным человеческим тактом и чутьем», — так о Комаровой в 1970 году писала газета «Сурская правда». В 1978 году про знаменитую учительницу сняли фильм на одном из центральных каналов советского телевидения. 

Позже в усадьбе работала начальная школа. Проказнинские ребятишки занимались здесь только до четвертого класса, а потом перебирались в село Пыркино, в котором семей было меньше, чем в Проказне, а детей — больше. 

В 2013 году школа в усадьбе была закрыта. Сейчас о том, что здесь когда-то учились дети, напоминают лишь разбросанные по полу старые учебники да школьные доски, на которых еще сохранились следы классных занятий. На протяжении уже нескольких лет здание пустует и разрушается. Так уж устроен мир: если в доме не живет человек, то и самое крепкое здание обязательно приходит в упадок…

Национальный проект «Культура», утвержденный Указом президента РФ Владимира Путина 7 мая 2018 года, предусматривает мероприятия по восстановлению старинных дворянских усадеб как объектов туризма.

Автор: Владимир МАРОЧКИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке