Как в Пензе сотрудники ГАИ Юрия Никулина «ловили»

Как в Пензе сотрудники ГАИ Юрия Никулина «ловили»

Воспоминания экс-директора пензенского цирка Николая Жидкова

Знакомство

Одно время я работал управляющим кинопроката Пензенской области. Мы занимались тем, что пропагандировали советское кино: в город приглашали известных актеров, режиссеров. Так пензенцы познакомились с Михаилом Ульяновым, Василием Лановым и многими другими звездами экрана. Но, увы, Никулин тогда приехать не смог — плотный график.

В 1969 году я стал директором Пензенского цирка, по службе ездил в столицу на различные совещания. Там впервые увидел артиста вживую. А потом побывал на его выступлении в Московском цирке. Впечатления были потрясающие! Его репризы вызывали в зале гомерический хохот.

Потом меня назначили членом репертуарной комиссии «Союзгосцирка». На ее заседаниях я часто оказывался за столом рядом с ним. Обратил внимание, что порой он делает какие-то наброски. Однажды набрался смелости и попросил Никулина подарить мне его рисунки. Объяснил, что мечтаю открыть в Пензе музей первого русского цирка.

— Для музея первого русского цирка? — удивился он. — Я не смею отказать!

А потом добавил:

— При условии, что вы пригласите меня на его открытие!

Эти рисунки до сих пор хранятся в моем личном архиве.

«Выпущу тигров на Красную площадь!»

У меня установились теплые, дружеские отношения с Юрием Владимировичем. Хорошо помню, как однажды, при рассмотрении очередного циркового номера, он поддержал меня. Дело в том, что там требовалось огромное количество реквизита. Предлагалось нечто вроде башенного крана со стрелой. На разных уровнях размещались жонглеры, которые бросали булавы артистам, стоящим на арене. Я отверг номер, сказав, что для перевозки этого снаряжения потребуется целый вагон! Некоторые артисты стали меня уверять, что это новшество в жонглировании. Но тут в разговор вмешался Никулин:

— Жидков прав. Нам всем пора научиться считать государственные деньги!

Став директором Московского цирка, Юрий Владимирович проявил себя хорошим хозяйственником. Он помогал многим артистам, выбивал квартиры для нуждающихся.

В годы перестройки резко урезали финансирование. Животных стало нечем кормить. Цирку отказали в поставках мяса хищникам. Тогда Юрий Никулин, будучи приглашенным на одно из совещаний в ЦК КПСС, подошел к Горбачеву.

— Михаил Сергеевич! — сказал он. — Сталин даже в годы Великой Отечественной войны приравнивал поставку продуктов для нужд цирка к нуждам фронта. А некоторые забыли об этом. Прошу вас напомнить им. Иначе мы привезем хищников в клетках на Красную площадь и выпустим их.

В этот же день в цирк привезли мясо.

Как мы встречали Никулина

Однажды в моем кабинете в Пензе раздался телефонный звонок. Я услышал знакомый голос:

— Николай Александрович, у вас в цирке сейчас выступает клоунская группа «Ребята с Арбата». Скажите, нравятся ли они пензенцам?

Никулин лично захотел посмотреть на выступление ребят — ведь он сам их готовил. Сказал, что приедет на следующий день на своей машине.

Мы решили устроить артисту сюрприз. Я позвонил начальнику ГАИ, и от поста к посту передавали информацию о передвижении машины Юрия Владимировича. Его черная «Волга» только подъезжала к въезду в Пензу, а мы уже были тут как тут. Четверо ребят-клоунов выбежали на дорогу с транспарантом «Привет Юрию Никулину».

От неожиданности Юрий Владимирович (он был за рулем) резко затормозил. Потом вышел, чтобы обнять своих воспитанников. В сопровождении машин ГАИ мы проследовали в цирк.
Вечером началось представление. Зрители тут же пронюхали, что среди них — знаменитый человек. К ложе, в которой он сидел, было приковано всеобщее внимание.  Как только началось представление, в зале стал нарастать шум, а потом начались возгласы: «Никулин! Никулин!».

Юрий Владимирович встал и поприветствовал зрителей уже под гром аплодисментов. Так пензенцы продемонстрировали свое уважение и любовь к артисту.

На следующий день Никулин уезжал в Самару. Проводить его приехали несколько сотрудников ГАИ. Они хотели сфотографироваться вместе с Юрием Владимировичем. Этот снимок сделал фотокорреспондент Владимир Елшанский.

Смех рассекретил

Все знают, что Никулин собирал и придумывал анекдоты. Приезжая в Москву, я всегда просил его рассказать что-то из «новой коллекции». Однажды это меня здорово выручило.
Гастроли в Бразилии. Мне предоставили легковую машину с водителем. Вместе со мной ездил представитель КГБ.

И вот нам показалось, что водитель прислушивается к нашим беседам. Возникли подозрения, что он понимает язык. Решили проверить, но как? Стали рассказывать никулинские анекдоты.
Шофер не смог сдержать смеха. Стало ясно, что он знает русский. На следующий день мы попросили импресарио заменить его, сославшись на то, что он превышает скорость. Наша просьба была выполнена. Так юмор помог нам избавиться от ненужного надзирателя.

Надо сказать, что Никулин всегда позволял себе довольно смелые шутки. Однажды цирк отправился на гастроли в Швецию, летели самолетом. Юрий Владимирович позвал переводчицу:

— Анечка! Скажите, пожалуйста, как по-шведски: «Я прошу политического убежища?».

Эта просьба была высказана громко, и ее услышал представитель КГБ. (Было правило: на гастролях за рубежом обязательно присутствовал представитель этой организации. «Вычисляли» перебежчиков). Фраза Никулина его взбудоражила. Он наблюдал за ним всю поездку, но больше ничего крамольного не заметил.

Когда гастроли подошли к концу, человек из органов не выдержал и стал допытываться, что значил этот вопрос в самолете.

Один из коллег Никулина ответил за него. Мол, тот спрашивал как по-шведски: «Я хочу купить пальто?». Все засмеялись. Но представитель КГБ шутки не понял и был по-прежнему серьезен.

Здравствуйте, Юрий Владимирович!

Никулин был творческим человеком, и вряд ли кто лучше него понимал цирковую специфику. Однажды я представил на утверждение режиссерской комиссии «Союзгосцирка» сценарий аттракциона «Уссурийские звезды». Его я написал для сына народной артистки России Маргариты Назаровой Алексея Константиновского.

Аттракцион был сложный и опасный, так как на арене с хищниками был не только дрессировщик, но и комик. Был страх, что номер «зарубят», но Никулин поддержал меня. Я благодарен великому комику за это. «Уссурийские звезды» вошли в историю советского цирка как новаторское произведение.

Как-то раз Никулин подарил мне пластмассовую фигурку, изображающую его самого. Этот сувенир всегда стоял в моем рабочем кабинете в Пензенском цирке. Утром, открыв дверь, я говорил: «Здравствуйте, Юрий Владимирович!».

И начинал день с хорошим настроением.

 

Читайте также:

В Пензе печально закончилась карьера звезды «Полосатого рейса» Маргариты Назаровой

Автор: Николай ЖИДКОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке