Как пасынок Ляли Черной стал в Пензе работягой-поэтом

Как пасынок Ляли Черной стал в Пензе работягой-поэтом

Валерий Гинзбург — человек необычной биографии, большого таланта, был скромен настолько, что о его смерти год назад мало кто узнал

Сочинял… у станка

— Когда из жизни уходит человек, вместе с ним уходит и его мир. И если ты хорошо знал этого человека, много лет общался с ним, то твоя жизнь становится на частицу беднее, — так говорили работники дизельного завода, прощаясь со своим коллегой Валерием Ивановичем Гинзбургом. Его не стало в прош­лом году...

40 лет он отдал предприятию — работал мастером в цехе № 5. Пензяки знали его и как талантливого поэта. Почти 20 лет он пел в заводском хоре, в репертуаре которого было немало песен на его же стихи. А музыку к ним писали хормейстер Владимир Калашников, а также Виктор Клименко, бывший в то время руководителем хора им. Октября Гришина.

Стихи Гинзбурга наполнены любовью к родной земле. В них он воспевал красоту природы, искренность и радушие простых людей.

Родословная

Дед Гинзбурга по отцовской линии — Иван Григорьевич Ром-Лебедев — был директором императорского цыганского хора. Бабка — из старинного дворянского рода. Отцу Валерия передались цыганские гены — он стал одним из основателей знаменитого театра «Ромен».

Мать — Марина Гинзбург — была балериной кордебалета Большого театра. Однако союз цыгана и еврейки вскоре распался. Мальчик остался с отцом и матери своей почти не знал.

Воспитывала его бабушка. Мачехи часто менялись, последней была знаменитая цыганка Ляля Черная. Детство Валерий провел за кулисами театра «Ромен». Отсюда и музыкальность его стихов. А литературный дар унаследовал от отца — тот написал немало пьес для театра.

В первые дни войны Ивана Рома-Лебедева забрали на фронт, он ездил с концертными бригадами. Мальчик, оставшись с мачехой, в отчем доме чувствовал себя одиноко и в 14 лет сбежал в Мурманск, поступил в школу юнг.

Первые месяцы учебы страшно голодал: родных в городе не было. Но вскоре Валерий нашел выход — стал пересказывать однокурсникам сюжеты любимых книг, за что те его подкармливали.

Смерть ходила по пятам

В декабре 1944 года Гинзбург принял боевое крещение, в составе команды военного корабля участвуя в освобождении Мурманска. Довелось ему перегонять суда союзников из Америки в Россию.

Валерий Иванович часто вспоминал, какой теплый прием оказали им американцы в Нью-Йорке. Наших моряков в США очень уважали. В портовых кабаках часто вспыхивали драки, русские старались держать нейт­ралитет, но уж если их задевали, всем давали жару.

Не раз в опасных переходах через океан Валерий видел гибель товарищей, да и сам был на волосок от смерти. Первые поэтические строчки стали рождаться именно тогда, в суровые дни войны.

Смерть по пятам с косой ходила,
Пытаясь Русь мою убить,
Но не нашлась такая сила,
Чтоб силу русскую сломить!

После войны Валерий Иванович восемь лет работал на судах гражданского флота, увидел весь мир.

Однажды в Москве встретил женщину, которая стала любовью всей его жизни. Родом она была из Пензы, и вскоре супруги переехали в наш город.

С песней по жизни

— Валерий — настоящий самородок, нигде не учился, его щедро одарила сама природа, — вспоминает руководитель заводского хора Владимир Калашников. — Он пришел в хор одним из первых (в этом году мы отмечаем тридцатилетие коллектива). Даже выйдя на пенсию, хор не бросил. Когда приходил на репетицию, бывшие коллеги всегда вспоминали былое, благодарили его за труд. Мы написали вместе не одну песню. Я очень строго отношусь к тексту — от него идет весь эмоциональный заряд произведения. Когда читаю талантливо написанные строки, сразу рождается мелодия. Наши песни очень тепло принимает публика. Лирические тексты, написанные Гинзбургом, никогда не устареют: они трогают душу.

Кстати, коллектив, которым руководит Калашников, — единственный на всю Россию заводской хор. Он занимает первые места на разных конкурсах, неоднократно становился лауреатом Всероссийского конкурса имени Октября Гришина. В этом году коллектив стал лучшим на региональном этапе Всероссийского фестиваля хорового пения. В этих победах есть и частичка труда и таланта поэта Валерия Гинзбурга.

А песня живет...

Несмотря на то что Гинзбург работал на производстве, лирические настроения его не покидали. В душе он оставался цыганом — ему снились потрескивающие дрова в костре, воля вольная, протяжные напевы. На заводских концертах он виртуозно исполнял и русские романсы. Не забывал о военном прошлом, посвящая ему много стихов. Но чаще рождались лирические строки о любви к близким, Родине.

Особенно ему было дорого стихотворение «Бескрайнее поле», сложившееся под впечатлением от одной грустной встречи. Корабль, на котором ходил Гинзбург, остановился в бразильском порту. Их встречали кубанские казаки, уехавшие из России после революции 1917 года. Они плакали, обнимая русских моряков, рассказывали о своей тоске по Родине. В память об этой встрече много лет спустя Гинзбург написал песню.

Поле, бескрайнее поле, песни в полуденный час, если есть где раздолье, это в России у нас. Под ноги тропочка вьется, синий по ржи василек —  все это Русью зовется. Рад бы забыть, да не мог…

Как-то он предложил эти стихи Виктору Клименко, тот написал на них музыку. Она очень понравилась и Вячеславу Гуляевскому, руководителю ансамбля «Вольница», и он включил ее в репертуар и поет с удовольствием до сих пор.

— Гинзбург был очень хорошим поэтом-песенником, — говорит Виктор Иванович. — Я очень хотел поработать с ним еще… Его смерть стала для меня шоком.

Автор: Галина ИСАЙЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке