«Внедряем. Мы упрямые!»

«Внедряем. Мы упрямые!»

Гендир ОАО «Оператор электронного правительства» Олег Звонов об импортозамещении в сфере IT-технологий, возможностях и перспективах отрасли

Обратного хода нет

— Правительство России планирует потребовать от государственных и муниципальных учреждений закупать исключительно отечественное программное обеспечение. Согласно проекту постановления для приобретения иностранного софта специалистам ведомства придется объяснять, почему его нельзя заменить отечественным аналогом. Готовы ли российские IT-компании закрыть эту нишу?
— По идее, все проекты ОАО «Оператор электронного правительства» – «Универсальная электронная карта», СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия), «Электронная школа», «Безопасный город» и др. — основаны на свободном программном обеспечении (СПО) или лицензионном отечественном. Некоторые проекты разрабатывались нами с нуля, другие опирались на готовое ПО, но тоже российское.

Основным учредителем нашего предприятия является правительство Пензенской области. Поэтому мы изначально были ориентированы на создание собственных продуктов и даже некоторые из своих разработок продвигаем как свободное программное обеспечение.

Сейчас элементы нашего СПО применяются в системах исполнения государственных услуг в ряде регионов России. Например, в Саранске и Ярославле. А нашу разработку «Универсальная электронная карта» приобрела Чеченская республика. Пензенский региональный портал услуг — полностью наша разработка.

Мы делаем много чего на основе отечественного продукта 1С. Он не является СПО, но мы со своими доработками также выходим на рынки других регионов. Пример – «Электронная школа».

Сейчас, кстати, закончился тестовый период, и продукт рекомендован к внедрению. Есть надежда, что система будет введена во всех школах Пензы.

У нас тесное сотрудничество с коллегами из дружественных стран, работаем с белорусскими специалистами.

Безусловно, если правительство действительно примет озвученное решение в поддержку отечественного софта, у нас будет гораздо больше перспектив, чем мы имеем сейчас. Главное, чтобы этой идее не дали потом задний ход.

В прошлом году, например, ввели эмбарго на импорт продуктов из ряда стран. Местные производители воспрянули духом. Одни запланировали увеличить посевные площади, другие задумались об усилении мощностей, третьи — о покупке скотины.

И что мы слышим и видим в последних новостях? Что наши антисанкции не достигли того эффекта, которого хотелось, и что эмбарго следует отменить. И на прилавки опять вернется еда из Европы. А люди, которые вложатся в производство, запросто могут стать банкротами.

Поэтому нет уверенности в том, что если сегодня нам скажут «да», то завтра не скажут «нет». Мы жестко рискуем, планируя свою работу хотя бы на пару лет вперед.

Везде своя «мафия»

— Допустим, обратного хода нет. Саму систему windows есть чем заменить в родном Отечестве?
— Заменить, в принципе, можно, но зачем? Пока на всех компьютерах органов государственной и муниципальной власти установлен windows. Поэтому, чтобы наши документы открывались и читались в правительстве, мы тоже пользуемся windows. На пользовательском уровне это очень удобный для абсолютного большинства продукт. На системном уровне, в каких-то своих серьезных проектах, мы все-таки стараемся применять linux. И всячески продвигаем и рекомендуем его.

Вообще, в большинстве российских банков, которые я знаю, как ядро используют исключительно отечественное программное обеспечение. И давно. А это, поверьте, очень серьезные системы. Особенно в сегменте, который касается информационной безопасности. Причем банки у нас в основном негосударственные. То есть российскому ПО банкиры-частники доверяют, импортному – нет.

В крупных госструктурах или в компаниях с государственным участием обратная ситуация. Там почти все ПО — забугорное. И никто не собирается переходить на российские аналоги. Почему? Вопрос сложный, и адресовать его нужно власти. Наверное, кому-то это выгодно. Там своя, так сказать, «мафия».

Пример. Мы как-то выступали с презентацией своих разработок в одной из таких госкомпаний. Всем все понравилось – и по качеству, и по цене. Нам, условно говоря, поаплодировали и сказали: «Давайте все же подождем: может, кампанейщина с импортозамещением вскоре рассосется».

— Вернемся к проекту, вокруг которого сейчас больше всего споров, — к «Электронной школе». У него, как я понял, немало противников.
— Расскажу вкратце о проекте, чтобы читатель представлял, что это такое. Школьнику выдается пластиковая карта, на которую родители зачисляют деньги. С помощью этой карты ребенок оплачивает обеды в школьной столовой и может ездить в общественном транспорте. Родители всегда в курсе, сколько денег на счету, поел ли подросток, что именно он съел и сколько это стоит. В перспективе с карты можно будет оплачивать и другие услуги.

Школьники перестали носить наличные деньги. Не секрет, что иногда старшие ребята отнимают у младших мелочь. При безналичной системе это исключено. Прозрачность расчетов удобна и ребенку, и работникам столовой, и разным контролирующим органам.

Но эта же прозрачность вызывает тревогу у некоторых заинтересованных лиц. Например, у тех, кто имел, мягко скажем, нелегитимный интерес в сфере организации школьного питания. Ведь теперь все находится на виду.

Что скрывать, здесь тоже есть своя «мафия». Как и в сфере общественного транспорта, где сейчас идет перманентный скандал, как и во многих других отраслях нашей жизни, существует некая система получения дохода от непрозрачных схем. Так вот при прозрачности учета оказанных услуг, денежных операций и возможности всестороннего анализа их бюджетного финансирования никакие бонусы «сверху» уже не проходят. Не вписываются! А это, согласитесь, удар по нерыночным схемам. И, конечно же, эти «субъекты нерыночных отношений» – первые противники внедрения электронных карт.

Но мы все равно внедряем потихоньку. Мы упрямые.

Идеологии не хватает

— То есть производители к импортозамещению, в принципе, готовы?
— Вопрос все же не в производителях, а в идеологии сверху. Если мы хотим развиваться как прогрессивная страна, делать какие-то собственные проекты, нужна воля государства, элиты в широком смысле – если хотите, ее готовность поступиться сиюминутной выгодой. Помните, в школе изучали такое понятие, как компрадорская буржуазия? У которой весь интерес – «за бугром», а в своей стране она лишь откачивает ресурсы и продает их. Так вот, пока наша верхушка не перестанет быть компрадорской, никакого импортозамещения на деле у нас не будет. Будут симулякры, жалкие попытки продемонстрировать движуху,  отчеты о проделанной работе, представленные в процентах по отношению к аналогичному периоду прошлого года – в процентах, которые уважаемой публике абсолютно ни о чем не говорят и бесполезны в принципе.

Автор: Влад БЕЛЯКОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке