Включить мозги и не лениться

Включить мозги и не лениться

Для одних кризис — крушение всех планов и надежд, для других — возможность рывка к успеху

Чего ждать от сегодняшней экономической ситуации, кто окажется на коне, а кто — на щите? Об этом наша беседа с доктором экономических наук, профессором кафедры «Менеджмент» ПГУАС, консультантом по управлению Эдуардом Кондратьевым.

Кто-то теряет, кто-то находит

— Эдуард Викторович, наверняка в экономике найдутся определенные ниши, заняв которые прямо сейчас, можно не только выжить, но и преуспеть?
— Дело не в нишах, а в людях. В такие кризисные времена выигрывают те, кто имеет определенные мышление, склад ума и настрой.
В преддверии Нового года, поздравляя своих коллег, друзей, я желал им успешно преодолеть сложное время. Так вот один предприниматель сказал: «Для меня кризис – самое лучшее время для реализации возможностей. В 2008 году я покупал ценные бумаги, когда большинство продавали. Потому что понимал: кризис пройдет, начнется новая волна, и на коне окажусь я!».
И дело здесь не в том, чтобы угадать — купить или продать, главное, человек настроил себя на то, что во время кризисной ситуации появляется много новых возможностей. Эти возможности связаны с неравномерностью действий других игроков рынка.

Когда в стране хорошо и спокойно, все процессы, в том числе и в экономике, движутся размеренно, предсказуемо, по знакомым и понятным правилам. В такой период у каждого предприятия выработана своя долгоиграющая стратегия работы. Потрясений нет. И вроде ты движешься по ровной реке.

А кризис похож на горный поток. Он то несется в одном направлении, то тут же разворачивается, наталкиваясь на скалы. Здесь нужна другая, гораздо более частая оценка ситуации.
И очень многие начинают пасовать. Они говорят: «Мне страшно. Главное – спастись, надо грести ближе к берегу и там отсидеться. Хоть как-нибудь, да выживу». А другие говорят: «Отлично! Места-то сколько вокруг освободилось, нырну-ка я в этот горный поток и воспользуюсь его скоростью!».

«Почти» не считается

— Многие видят большие возможности в том, что мы закрылись от Европы, что у нас наконец-то сможет подняться внутренний рынок, конкуренции с Западом не будет...
— Ментальность россиян такова, что для начала действия нам нужна очень сильная встряска. Ожидаемая с приходом ВТО конкуренция и являлась такой встряской. Многие предприятия были вынуждены заняться бережливым производством, сертификацией по пищевой безопасности, системам качества.

Именно опасность конкуренции с Западом заставила российский бизнес закупать новое оборудование, заниматься обучением сотрудников, а в целом – совершенствовать себя.
Но то, что происходит сейчас, после введения санкций, ведет к ослаблению конкуренции, а значит, многие посчитают, что можно расслабиться.

Но вы поймите, это только в биатлоне мы «почти догнали Фуркада». А вот что касается производительности в единицах продукции на одного работающего, мы в разных отраслях отстаем в 5–12 раз. Это не «почти догнали».

Не надеяться на авось

— То есть, по-вашему, закрытие торговых границ — вовсе не стимул для развития внутреннего производства?
— На мой взгляд, на конкурентоспособности нашего внутреннего рынка закрытие границ скажется только отрицательно. Сейчас для развития экономики нам нужны совершенно иные вещи. В первую очередь, освободиться от привычки надеяться на авось.

Есть прекрасные примеры. Я летом консультировал одну компанию, которая выпускает сложные механизмы. Всего за три месяца работы мы добились сокращения производственного цикла более чем в два раза – с 57 до 27 дней.

А поскольку потребителю интересны поставщики с более коротким сроком производства, то и объемы продаж выросли почти в два раза. Все, что нам было нужно, — грамотно посмотреть на процесс создания ценности продукта, выстроить его, убрать лишние элементы производства и навести элементарный порядок на производственной площадке. При этом я побеседовал с каждым сотрудником и объяснил, что зарплата точно меньше не будет, что придется трудиться не интенсивнее, но умнее.

Вообще, потенциал у пензенских предприятий огромен. Однако их неконкурентоспособность в первую очередь связана с неспособностью здраво оценивать ситуацию, высоким уровнем лени в менеджменте и массовым нетерпением к самосовершенствованию.

И все же еще раз подчеркну: кризис не может помешать тем людям, кто имеет живую, а не законсервированную позицию.

Купили долгоносика

— Сейчас правительство активно пропагандирует программу замещения импорта. Каково ваше отношение к этой глобальной идее?
— Расскажу историю про импортозамещение. Одна пензенская компания для производственных нужд закупает зерно у международной фирмы, которая базируется в России, в Белгороде. Она, в свою очередь, берет зерно у российских фермеров, но тщательно контролирует их работу.

В прошлом году пензенцы решили перейти на замещение. В Белинском районе как раз уродился прекрасный ячмень. И ближе, и дешевле. Взяли две машины, убедились: ячмень отличный, пробы замечательные. Затем отправили к фермеру большой зерновоз на 40 тонн. Привезли, взяли пробу — в зерне  долгоносик.

А это значит, полная дезинфекция зерновоза, разгрузочного пункта и т.д., не считая транспортных расходов и потерянного времени. Вот и дозамещались.

С чем это связано? С безалаберностью и некомпетентностью. Дело не в том, что у нас зерно растет хуже, а в том, что наши фермеры не имеют практического опыта сотрудничества с крупными компаниями, которые, конечно, вынудили бы их провести много анализов и предварительных мероприятий.

Наверняка этот фермер не собирался никому продавать долгоносика. Скорее всего, он и понятия не имел, что вообще у него есть какой-то долгоносик, откуда он взялся и как с ним бороться. Это уровневая безграмотность нашего фермера! И закрытие границ с кризисом ее не изменит.

Торговля «перегрета»

— Какие отрасли, на ваш взгляд, в будущее время будут развиваться в Пензенской области наиболее успешно?
— Полагаю, пищевая и легкая промышленность. В последние десять лет в регионе развился очень мощный пищевой кластер. Ну а кроме того, такая ситуация легко объяснима. «Пищевка» и легкая промышленность достаточно просты по характеру техпроцесса и продаж по сравнению, скажем, с машиностроением. Ими гораздо проще заниматься, и этим отраслям проще выживать. Так что с голода мы не умрем. И одеты будем.

И еще один важный структурный взгляд на организацию нашего российского народного хозяйства. Очень сильно «перегрета» торговля. Именно здесь остается самая большая часть прибыли, особенно в крупных торговых сетях. Промышленные предприятия работают на очень низком уровне рентабельности, и денег на предприятиях остается мало.

Для наглядности возьмем бутылку молока. Из ее стоимости на полке производитель получит условно 10 процентов, переработчик — 15–20 процентов, а вся остальная сумма складывается из транспортировки, хранения и продажи.

В итоге покупатель платит вовсе не за хорошее молоко, а за то, что оно несколько раз перевозилось, где-то хранилось и перепродавалось. В цивилизованных странах наоборот. Большая доля итоговой стоимости товара формируется в производстве, а не в торговых сетях.

Конечно, это существенный структурный перекос. И сейчас государству просто необходимо дать производственнику возможность зарабатывать больше. Уверен, у государства есть такие рычаги, и в итоге все встанет на правильные рельсы.

Автор: Влад БЕЛЯКОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке