Пензякам предлагают поработать на региональный бренд

Пензякам предлагают поработать на региональный бренд

О развитии сельской кооперации в России говорят много. Кто-то предлагает реанимировать систему, существовавшую в СССР, кто-то хочет копировать опыт европейских стран, ну а кто-то создает собственную модель, в которой интересы государства и частного бизнеса идут рядом. 
Один из таких новаторов — столичный бизнесмен Иван Меркулов. Вот уже шесть лет в нескольких регионах страны, в том числе и в Пензенской области, этот человек воплощает свою идею в жизнь.

Продуктовая география 

— Иван Владиславович, с чего все началось?

— С понимания того, что России нужны премиальные брендовые продукты питания. Уже более 20 лет в Москве работает мое детище — ежегодная выставка для индустрии гостеприимства «PIR Expo». В ней участвуют сотни компаний со всего мира, работающих в сфере питания. Экспозицию посещают шеф-повара, рестораторы и другие отраслевые специалисты. 

Меня всегда удивляло, что среди представленных на выставке продуктов премиум-класса практически нет отечественных. Складывалось ощущение, что в нашей стране ничего хорошего не производится… 

Такое положение дел не устраивало и самих рестораторов, ведь цены на зарубежные деликатесы, соусы, мясо, сыры, морепродукты кусались. 

Я много путешествовал по России, проанализировал мировой и отечественный опыт. Создал Национальную ассоциацию производителей и поставщиков региональных продуктов. Сделал определенные выводы в конце концов.

— Интересно, какие?

— Оказалось, что практически в каждом регионе есть возможность производства трех-четырех продуктов, которые могли бы стать «звездами» мирового уровня и получить экспортный потенциал. 

Я пришел к выводу, что в стране можно и нужно производить такой товар. Тогда-то и возникла идея переложить мировой опыт создания продуктов с географическим указанием на российскую реальность. 

— Что вы имеете в виду?

— Сама идея не нова. Весь мир знает об игристом напитке из провинции Шампань, сыре из Рокфора или ветчине из Пармы. Продукты из этих мест имеют хорошую репутацию во всем мире, их охотно экспортируют. 

Да, мы знаем астраханский арбуз, тамбовский окорок или осетинский пирог. Но сейчас это просто еда, а не особые продукты. Их продажи не структурированы, их место на современном продуктовом рынке не определено. Складывавшиеся веками бренды дискредитировали себя. Можно ли их назвать заслуживающими доверия? 


Пензенские бренды

— А как вы оцениваете качество продуктов с модной приставкой «эко»? 

— Приставками «эко» или «био» уже давно и вполне успешно манипулируют маркетологи. Зачастую все это не имеет ничего общего с натуральными и качественными продуктами. К счастью, люди начинают разбираться в особенностях таких товаров. 

Вообще, мировая тенденция индустрии гостеприимства строится именно на продуктах с географическим указанием, так называемых локальных. За ними — будущее сферы питания и у нас в России.

Я стал активно работать с несколькими регионами по созданию продуктов, названных по месту происхождения. 

В 2014 году начался проект «Хакасская баранина». На сегодняшний момент под Абаканом построен современный завод по выпуску и переработке этого мяса. В 2015 году в Калужской области появилось предприятие по выращиванию и переработке ягоды. 

В конце 2017 года в Пензенской области стартовал проект по созданию пензенского кленового сиропа, были начаты работы по выращиванию малины и птицы.

— Почему в Сурском крае выбор пал именно на эти продукты?

— Кленовый сироп был выбран не случайно. Берега Хопра славятся своими кленовыми рощами. При этом промышленного производства этого продукта в России нет. Почти весь потребляемый в стране объем (100 тонн) завозится из Канады и Франции. 

Производство, запущенное в Бековском районе, нацелено на полное вытеснение импорта. Если в прошлом году мы сделали пять тонн сиропа, то в этом — более 20. И объемы будут только расти. 

Что касается малины, то эта востребованная во всем мире культура входит в золотые три «М»: манго, маракуйя и малина — самые продаваемые фрукты и ягода в мире. Манго и маракуйя в России не растут, а вот малине в нашем климате очень комфортно. В этом году мы уже собираем урожай с первых 2,2 гектара.

Птицу выбрали тоже не случайно. Сейчас рынок завален промышленным одинаково безвкусным мясом. Хороший продукт сложно купить даже у фермеров. Наше производство будет исключительно в премиум-сегменте. Оно рассчитано на состоятельных клиентов. 


Философия командной работы

— А при чем тут кооперация? 

— В Бековском районе на основе нашего базового предприятия «Пензенские кленоварни» создана вся необходимая инфраструктура для начала развития кооперации. В этом году пять из 20 человек, работающих в ООО «Пензенские кленоварни», создали свои крестьянско-фермерские хозяйства, получили гранты по 1,5 миллиона рублей и стали собственниками готовых малиновых плантаций на 10 тысяч саженцев. 

Принцип прост. Работая под крылом базового предприятия и кооператива, наши партнеры обеспечены всем необходимым, а также им гарантированы сбыт и переработка продукции.
В следующем году наш СППК «Бековский коопродукт» планирует строительство цеха по переработке малины, расширение линий для сбора кленового сока. Успех работы команды обязательно привлечет к сотрудничеству новых членов кооператива, ведь людей в предпринимательство можно вовлечь только с помощью позитивных примеров, реальных историй успеха.

Уверен, через пару лет бековский опыт начнет распространяться в других районах области. Вырастут объемы качественных продуктов с географической привязкой «Пензенская область». 

Запуская продуктовые проекты в стране, мы делаем ставку на их уникальность, экспортный потенциал, товарную массу. Первостепенное значение играет возможность производства продуктов в кооперации с участием государственной поддержки. 

По моим прогнозам, через пять лет только в Бековском районе наш кооператив объединит более 200 хозяйств. Они будут производить свыше 100 тонн кленового сиропа и 2 тысяч тонн малины.

— Продукты премиум-класса стоят недешево. В России народ небогатый…

— Понимаю, к чему вы клоните. Но, согласно мировым и отечественным исследованиям, все больше людей хотят покупать продукты питания с «родословной». Мы хотим знать, что едим, разбираться в еде. Мы устали от отсутствия правды, потому что за красивой упаковкой и громкими названиями индустриальных продуктов зачастую стоит посредственное качество. 

Да, не каждый себе позволит на будничный обед натуральную курицу, которая может стоить в два раза дороже, чем обычный бройлер, но у покупателя должен быть выбор. Уверен, что в будущем внутреннее потребление брендовых продуктов будет увеличиваться. Когда российский рынок насытится, качественный товар, защищенный географическим наименованием, получит мощный экспортный потенциал. Доля таких продуктов в европейских странах достигает 25 процентов и продолжает расти.

Одним словом, от схемы кооперации, основанной на таком принципе, должны выиграть все: и сельчане, которые найдут в кооперативе работу, и государство, получающее дивиденды от экспорта популярных продуктов питания. 

Автор: Анатолий ВОЛОДИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке