Валерий Маркин: «Национальные проекты должны быть всерьез и надолго»

О них сегодня много говорят и не меньше спорят. Свой взгляд на приоритетные национальные проекты есть и у доктора социологических наук, профессора Валерия Васильевича Маркина.

— Валерий Васильевич, были ли, на ваш взгляд, у национальных проектов исторические предшественники?

— Конечно, да. Попытки решения проблем, обозначенных в приоритетных национальных проектах, предпринимались и ранее.  Достаточно вспомнить программу, согласно которой каждой советской семье было обещано жилье до 2000 года. А бесчисленные проекты по сельскому хозяйству, в том числе знаменитая продовольственная программа? С подобных проектов начинал свою деятельность практически каждый новый лидер страны. Вот только, пожалуй, здравоохранение как-то обходилось без проектов.

— В чем же тогда особенность нынешних национальных проектов?

— На мой взгляд, в принципиально новом подходе. Он заключается в том, что четко определены предметные поля по действительно наиболее острым социальным проблемам. Особенно это касается здоровья нации, так как сегодня на крайне неблагоприятную демографическую ситуацию влияет высокая смертность в трудоспособном возрасте. Да и здоровье детей и молодежи резко ослабло.

Предельно острым является жилищный вопрос. Сегодня мы пришли к такому этапу, когда стало ясно, что только за счет государства, только за счет муниципалитетов, только за счет самого нуждающегося в жилье квартирный вопрос не решить. Следует искать интегральные варианты: какие-то средства должно выделять  государство, какие-то —  муниципалитеты, (это для тех, кого относим к малоимущим), но главное — жилье должно строиться за счет самого человека. Для этого надо повернуть ситуацию таким образом, чтобы человек сам за счет ипотеки, за счет кредита, за счет своих доходов, в конце концов, мог решить жилищную проблему.

Крайне серьезно обозначилась проблема образования, особенно в связи со вступлением нашей страны в Болонский процесс и ее интеграцией в единое Европейское образовательное пространство.

Совершенно правильно (как болевая точка) выбрано сельское хозяйство и село в целом. Сейчас импорт продовольствия доходит до 50%. И этот импорт далеко не всегда качественный. К тому же в последнее время зарубежные компании начали захватывать как сами сельскохозяйственные предприятия, так и пищевую промышленность.  В связи с этим встал вопрос о национальной продовольственной безопасности. Что делать? Конечно же, решать проблемы самого сельского хозяйства, агропромышленного комплекса, социального обустройства села.

— Национальные проекты реализуются почти год. Срок достаточный, чтобы увидеть их сильные и слабые стороны. В чем они, на ваш взгляд?

— Сильной стороной нацпроектов является, на мой взгляд, их общая стратегия. Достаточно правильно определены и неотложные, сиюминутные мероприятия. Я бы назвал их точечными мерами. А вот среднего звена между ними в виде определенных связанных комплексных программ пока, к сожалению, нет. Поэтому общая идеология каждого из национальных проектов еще и не превратилась в хорошо обоснованную интерактивную систему мероприятий на основе выверенных концепций.

Впрочем, есть вопросы и по некоторым точечным мерам, так как, укрепляя некоторыми из них одну слабую позицию, мы ослабляем другую. Например, укрепили профилактическое звено, врачей общей практики, но «вылезла» проблема врача-хирурга, который работает также не меньше, чем его коллега терапевт. А хирург остался за бортом проекта. А рядом с ним операционная сестра,  анестезиолог, реаниматолог. Они в систему точечных мероприятий не вошли. То же самое и в образовании. Поддерживаем сильные школы, а рядом — другая школа, менее успешная. Ее учителям говорят: «Работайте лучше и получите то, что и соседняя школа». Однако это то же самое, что предложить научиться плавать в бассейне без воды, а когда с плаванием станет все в порядке — тогда и воду нальют.

— Валерий Васильевич, складывается впечатление, что сегодня за  национальные проекты больше радеют чиновники, чем население. Или это впечатление обманчиво?

— Почему же, такое ощущение действительно есть. И этому имеется свое объяснение. Во-первых, что чрезвычайно важно для чиновников, нацпроекты — это директива, спущенная сверху. А раз она есть, то ее надо выполнять. И вертикаль власти заработала. И не просто заработала, а заработала действительно. Во-вторых, по национальным проектам выделяются немалые деньги, необходимые для развития региона. И

в-третьих, у регионального руководства появилась реальная возможность проконтролировать деятельность муниципалитетов, так как после принятия 131-го Федерального закона некоторые муниципалитеты посчитали, что они полные хозяева на своей территории:  дескать, что нам область, мы сами с усами. А в национальных проектах — связанные средства. Развиваешь образование — имеешь деньги, не развиваешь — извини.  На деньги по нацпроектам баню не построишь. Даже если она и нужна, на нее нужно искать другие источники финансирования.

— А население…

— Население, на мой взгляд, пока не почувствовало настоящей отдачи от проектов. К примеру, в образовании реформа связывается по большей части с ведомственными преобразованиями, чем с нацпроектом. Как платили родители большие деньги за подготовку к поступлению в вуз репетиторам или самим вузам, так и платят. В здравоохранении — как сидела бабушка в очереди на прием, так она и сидит. В жилищной сфере — как были непосильные для многих проценты по ипотечному кредитованию, так они и остаются. В сельском хозяйстве — как была общая линия на выживание, так она пока и осталась.

— И все-таки существует же некая точка, пройдя которую пока еще государственные проекты станут действительно национальными…

— Я думаю, что такая точка есть. И она находится на линии государства, бизнеса и гражданского общества. И здесь многое будет зависеть от того, как они выстроят свои отношения. Потому что сегодня бизнес к национальным проектам практически не подключен (исключение составляют госзаказы). Некоммерческие организации от нацпроектов практически отодвинули. Более того, когда некоммерческие организации и пытаются что-то предпринять, на них смотрят как на нахлебников, желающих отщипнуть от государственного пирога. Дескать, вы все равно ничего толком не можете, только болтовней занимаетесь.

— Нацпроекты — это всерьез и надолго?

—    В той установке, в какой они обозначены как жизненно важные для каждого человека сферы, они должны быть всерьез и надолго, так как мы уже не можем дальше жить так, как живем. Здоровье, образование, жилье — это вечные темы. Да и кушать (это я об агропромышленном комплексе) хочется всегда и не один раз в день. Другое дело, если по мере решения проблем станут меняться акценты. Могут появляться новые приоритеты. Например, наука, культура. Это нормально. Приоритет необходим для того, чтобы создать механизм запуска определенной общественной подсистемы, а дальше она должна работать на принципе саморазвития.

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке