В Пензе 91-летняя врач продолжает вести прием

В Пензе 91-летняя врач продолжает вести прием

Отоларинголог Надежда Семеновна Лобанова готовится отметить 70-летие своей трудовой деятельности

В 91 год она продолжает работать, считается одним из опытнейших специалистов в нашей области. Сегодня ее пациенты — студенты Пензенского государственного университета: она ведет прием в медицинском клиническом центре этого вуза.

Сначала — людям, потом — себе

Жизнь этой удивительной женщины нельзя назвать легкой. Ей было 15 лет, когда началась Великая Отечественная война. Отец погиб на фронте. На руках матери остались восемь детей. Надя помогала поднимать младших ребятишек.

После окончания фельдшерско-акушерской школы поступила на службу в полковой госпиталь, расположенный в Селиксе. Сюда привозили на долечивание тяжелораненых бойцов и командиров. Многое в их положении зависело от ухода, от заботы Нади и ее подруг, таких же девочек-подростков. Впрочем, это сейчас их назвали бы подростками. А в военное время они трудились наравне со взрослыми. Надежда выполняла обязанности и старшей медсестры, и сестры-хозяйки… И все отмечали ее душевность и доброту, доходящую до самопожертвования. А шло это из семьи.

— Помню, как я ходила на картофельное поле поздней осенью, киркой выбивала из стылой земли мерзлые картофелины, которые остались после уборки, — рассказывает Надежда Семеновна. — Принесу домой, мама сварит, растолчет, сделает лепешки и скажет мне: «Отнеси бабушке и тете Насте — они болеют, пусть подкрепятся. А вернешься, я тебя покормлю». То есть сначала им, а потом уж мне, дочери. У нас дома на всех младших детей была одна пара обуви, и ее по очереди надевали те, кому надо было в школу идти. Хорошо, что в разные смены учились. Сидели босые, поджав под себя ноги, чтоб не мерзли. А мама вязала носки и отдавала их выздоравливающим солдатам, которые выполняли различные работы: носили бревна, кололи дрова…

Ухо-горло-нос

После войны, окончив Крымский медицинский институт, Надежда Семеновна вернулась в родную Пензу.

«Ухо-горло-нос» — так в народе называют медиков той специальности, которую в свое время избрала Надежда Семеновна Лобанова. Может, потому, что слишком сложным кажется официальное название «отоларинголог». Но упрощая название, больные порой упрощают и само представление о работе этих врачей: подумаешь, насморк и горло заболело. А между тем специалисты знают, насколько опасным может стать воспалительный процесс в этих органах — ведь совсем близко мозг.

Во времена ее молодости не было еще столь мощной технической поддержки медицины, многое зависело только от умений и знаний врачей, а порой — интуиции. И они часто помогали друг другу и советом, и личным участием. Вызов хирурга в полночь на операцию совсем не был редким явлением.

Однажды Лобанова собиралась домой после дежурства, уже переоделась, и тут ее позвали в операционную. Коллеги-врачи оперировали ребенка, у которого болезнь уха дала осложнение на мозг. Пациент был без сознания, три попытки найти гнойник не удались. Она снова надела халат, вернулась к работе. И ей удалось сделать то, что не получалось у других.

— Когда я иглой попала в нужную точку, гной начал выходить. Ребенок открыл глаза и сказал: «Мама, я есть хочу!» Это были лучшие слова, какие только можно было услышать в тот момент…

Пьяный червяк

Она сделала более 20 тысяч операций. Очень сложных — таких, как при раковой опухоли гортани, срочных – удаление инородных предметов из уха, горла или носа, плановых…

Были и казусы. Смеясь, доктор вспомнила пациентку, которая жаловалась на то, что у нее в голове… червяки. Начала осмотр и, к своему удивлению, действительно увидела в ухе толстого белого червяка. Пыталась вытащить, но он только уполз глубже. Тогда она смочила в спирте ватку и положила в ухо. Червяк… опьянел и растянулся во всю длину. Тут его и удалось вытянуть. Пациентка сразу почувст­вовала облегчение, вспорхнула с кресла: «Ой, как хорошо стало!»

Простой секрет

Надежда Семеновна работала в областной больнице, заведовала отделением в Железнодорожной. Всей душой отдавалась своему делу. И сейчас ничего не изменилось в ее отношении к больным.

О многом мы переговорили: и о ее молодых пациентах, и о современных новшествах в медицине, и о невеликой зарплате врачей. Наш разговор уже подходил к концу, и я наконец решилась задать главный вопрос: как же ей удается в столь почтенном возрасте сохранять бодрость, работоспособность, интерес к профессии и к жизни?

— Наверное, жизнь закалила, – засмеялась она. – У нас в семье по маминой линии все долго живут. За 90 лет переваливаем и перестаем считать. Помню, я свою тетю спрашивала, сколько ей лет, а она отвечала, что уже и не помнит. Мне вот кажется, что главное – любовь. В самом широком смысле этого слова. Надо жизнь любить, работу свою любить, семью любить… Мой муж старше меня, мы с ним друг друга под­держиваем, детей-внуков-правнуков любим. Я иной раз увижу пригорюнившуюся старушку, говорю ей: «Подними-ка головку, седины закрась. Дед-то есть? А раз есть, так улыбнись ему, поддержи вместо того, чтоб ворчать. Глядишь, и радостнее станет на душе. Жить в любом возрасте надо с удоволь
ствием и пользой для других!»

Вот и весь секрет.

Автор: Людмила ЗИМИНА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке