Пензенские офтальмологи создали новый искусственный хрусталик

Пензенские офтальмологи создали новый искусственный хрусталик

Изобретение уже высоко оценили как в России, так и за рубежом

Хрустальный взгляд

В молодости мы все время куда-то спешим, мало спим, неправильно питаемся… А между тем после сорока лет организм уже не способен выдерживать былые нагрузки. Естественные возрастные изменения происходят во всех органах, глаза не исключение.

Но наука не стоит на месте, и современная медицина творит чудеса. О том, как сейчас спасают людям зрение, мы попросили рассказать главного врача Пензенской областной офтальмологической больницы, заслуженного врача РФ Рашида Сагитовича Галеева.

— Рашид Сагитович, какое заболевание глаз на сегодня является самым распространенным?
— Ведущей причиной слепоты и слабовидения остается катаракта. В мире насчитывается 50 млн больных с катарактой. К 80 годам она имеется у половины всего населения. В России число страдающих от катаракты приближается к 5 млн.

Катаракта представляет собой частичное или полное помутнение хрусталика. Причин ее развития несколько: возрастные, обменные, биохимические и эндокринологические изменения в организме, наследственность, экология, неправильное питание и т.д.

Единственный способ избавиться от заболевания — хирургическое вмешательство. Причем не нужно ждать пока катаракта «созреет», прооперировать ее можно, как только она становится причиной снижения качества жизни. Операция длится всего 15-20 минут.

— Достижения пензенских офтальмологов в этой области известны далеко за пределами региона. Но в Пензе о них знают недостаточно.
— Да, у нас очень грамотные специалисты. Но главное, чем мы сегодня гордимся, — это то, что в Пензе создан принципиально новый искусственный хрусталик. Объясню: во время операции людям меняют помутневший хрусталик на новый, искусственный.

Хрусталики сейчас производят большое количество самых разных компаний как в России, так и за рубежом. Но есть одна проблема: традиционные модели не полностью воспроизводят форму и размер родного хрусталика. Это может способствовать развитию серьезных осложнений. Особенно если у пациентов имеются сопутствующие заболевания (сахарный диабет, близорукость, дистрофические изменения сетчатки и стекловидного тела).

Поэтому было важно разработать хрусталик, который был бы максимально близок к тому, что дала человеку природа. И заведующий кафедрой офтальмологии Пензенского института усовершенствования врачей МЗ РФ Сергей Леонидович Кузнецов разработал такой, запатентовав свое изобретение. С того момента прошло восемь лет, изделие «шлифовалось», на его платформе разработано и запатентовано еще семь усовершенствованных моделей.

Хрусталик отвечает самым современным требованиям микроинвазивной хирургии катаракты. Он имплантируется через прокол в роговице размером в 1,8–2,2 мм и благодаря своей эластичности расправляется в глазу и воссоздает параметры удаленного родного хрусталика.

К этой работе подключились и другие наши врачи. За эти годы имплантировано около 300 искусственных хрусталиков. Наши разработки были представлены на европейских  конгрессах.

Чистая экономика

— И где производят пензенские хрусталики?
— В Нижнем Новгороде. Там компания имеет международный сертификат качества, позволяющий продавать продукцию по всему миру. Вполне вероятно, что изобретение будут покупать и зарубежные клиники, ведь о нем уже знают ведущие офтальмологи Америки и Европы.

— А почему бы не наладить производство в Пензе, ведь делают же у нас известные на всю страну сердечные клапаны?
— Любое производство — это вложение немалых средств, а прежде чем предприятие станет рентабельным, могут пройти годы. Это обязательно приведет к удорожанию готового продукта. А нижегородской компании не потребовалось огромных затрат, чтобы запустить новую линию. Это вопрос экономики.

— Многим ли пациентам вашей больницы устанавливают хрусталики, разработанные у нас в Пензе? И дорогое ли это удовольствие?
— Не всем. Пензенская разработка в первую очередь показана людям, имеющим сопутствующие заболевания глаз, которые могут повлечь осложнения со стороны сетчатки. А стоит наш хрусталик порядка 10 тыс. рублей.

Живая хирургия

— Вы уже не раз участвовали в таком необычном проекте, как «Живая хирургия», когда опытнейшие хирурги страны в прямом эфире проводят сложнейшие операции. Расскажите о нем поподробнее.
—  Это своеобразный мастер-класс. Операция в online-режиме транслируется через Интернет. За действиями хирурга могут наблюдать его коллеги из любой точки земного шара. По ходу операции они могут задавать  вопросы.

Подобным образом я недавно оперировал сложного пациента в Научно-техническом комплексе МНТК микрохирургии глаза имени академика Святослава Федорова в Москве в рамках международной конференции офтальмологов. И имплантировал, кстати, пензенский хрусталик. Тогда было около 1,2 тыс. одновременных подключений в Сети, плюс несколько сотен человек присутствовали в конференц-зале, расположенном в этом же корпусе института.

Всего я провел пять подобных операций: помимо той, о которой рассказывал, трижды участвовал в проекте в Самаре (причем трансляция там идет в 3D-изображении) и один раз — в Казани.

— Рашид Сагитович, если пензенская офтальмология известна далеко за пределами страны, наши врачи ведут научные разработки, делают уникальные операции, транслирующиеся на весь мир, почему у нас до сих пор нет крупного федерального офтальмологического центра?
— У нас и так довольно большая больница — 270 коек стационара (170 круглосуточных и 100 — дневных). Для сравнения: в Нижнем Новгороде, Саратове, Ульяновске нет специализированных больниц, а есть офтальмологические отделения. В Самаре специализированное лечебное учреждение способно принять 300 человек. Другое дело, что мы самые молодые из всех больниц ПФО данного профиля. В следующем году нам исполнится 10 лет.

Что касается федерального медцентра, то я считаю, что Пензе на данный момент он не нужен. В год в нашей больнице делается порядка 8 тыс. различных операций на глазах. Потребность региона — порядка 10 тыс. Мы можем проводить и столько, если в больнице усилить материально-техническую базу.

— Все это, конечно, впечатляет. А какие планы на будущее?
— Наш хрусталик — это серьезная база, прорыв в офтальмологии. Но нужно двигаться дальше. Сейчас он, как и другие, обеспечивает человеку хорошее зрение на определенном расстоянии, когда он смотрит вдаль. А для чтения все равно придется надеть очки — «плюсовые». Но, усовершенствовав хрусталик, можно создать такую систему, которая давала бы качественное изображение и вдали, и вблизи, что еще больше сделает его похожим на родной в молодости — и не только по форме, но и по функции.

ЦИФРА

В Пензенской области в прошлом году было сделано 5722 операции по замене хрусталика глаза.

Автор: Елена КУЛАКОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке