Крановщица из Пензы отказалась от комфортной работы в Москве

Крановщица из Пензы отказалась от комфортной работы в Москве

В детстве рядом с моим домом была стройка. О, как я любил вечерами залезть на башенный кран и, добравшись до кабины машиниста, подолгу наблюдать сверху за маленькими человечками. В то время я страшно завидовал тому, кто управляет такой махиной, и мечтал тоже научиться этому делу.

К сожалению, судьба распорядилась иначе и крановщика из меня не вышло. Но романтика высоты осталась со мной навсегда. 

От кастрюль до рычагов

Юлия Карпышева — одна из немногих женщин, работающих на башенном кране. 

В профессию попала случайно. В 2000 году, выучившись на повара, отправилась с подругами за длинным рублем в Москву. 

— Устроилась, — вспоминает, — в столовую одного из цехов знаменитого металлургического завода «Серп и молот». Правда, проработала всего полгода.

Два цеха снесли под строительство третьего автомобильного кольца, столовую закрыли, а ей предложили переобучиться на крановщицу за счет предприятия. 

— Сначала работала в цеху на мостовом кране, а когда в 2006 году вернулась домой и устроилась на завод ЖБИ, трудилась на козловом.  
Через пару лет опять уехала в Москву и там, на стройке, прошла курсы машинистов башенного крана. 

Между небом и землей

В Пензу Юлия вернулась четыре года назад. С корочками крановщицы без труда устроилась в компанию «Термодом». 

Свой 60-метровый гигант — отечественный кран КБ-401 — Юлия ласково называет «ласточкой». С земли он кажется не очень высоким. Но это обманчивое впечатление. Благодаря таким подъемным механизмам возводятся 17-этажные дома…

— За это время кран стал почти родным, — шутит она. — Приду утром, поговорю с ним – и весь день дело спорится. 

Чтобы подняться в кабину по многочисленным лестничным пролетам, уходит 15 минут. С собой и еда, и питье, и многое другое. А как иначе — работать между небом и землей приходится целую смену. 

— В высотных кранах-иномарках можно за минуту доехать на лифте, — улыбается Юлия. — К сожалению, в нашей области такой чудо-техники пока нет.

Вообще работу крановщика можно сравнить с работой космонавта на орбитальной МКС. И тут и там должно быть все необходимое для длительного путешествия. Даже, извиняюсь, удобства. Не спускаться же всякий раз, как приспичит, на землю…     

Страх высоты

Рабочее место Юлии — остекленная со всех сторон кабина площадью два на два. А какие виды открываются из этого «аквариума»! 
— Не страшно? — спрашиваю.  

— Страшно было первое время, — отвечает, — а потом привыкла. 

Вообще, боязнь высоты — главное препятствие на пути овладения специальностью. У многих, даже крепких с виду мужчин, дрожат коленки, едва они вступают на платформу крана. 

Еще одно суровое испытание — качка. 

— Иной раз болтает так, что и самой становится жутко, — говорит Юлия. — Так бывает при сильном порывистом ветре или когда цепляешь большой груз.

Но настоящая жесть случается, когда 60-метровый кран… сходит с рельсов. В этот момент может тряхнуть так, что мало не покажется. Правда, к аварии это не приведет: сработают защитные устройства.

Как объяснила Юлия, «ласточка» способна поднять до 10 тонн. Грузоподъемность при наибольшем вылете стрелы — от 3 до 7 тонн. Честно признаюсь, я мало что понял, кроме того, что уследить за многочисленными параметрами работы помогает электроника. Чуть что не так — звучит сигнал тревоги. 

Главная опасность для крана — штормовой ветер. Но и тогда, к счастью, помогает автоматика — включается режим флюгера, и многотонная машина сама поворачивает стрелу по ветру в нужном направлении.

— Иной раз прихожу на работу, а кран в другую сторону смотрит, — улыбается Юлия. 

Пальцы решают все

Работа машиниста башенного крана — это огромная ответственность.  

Не случайно все крановщики — это, как правило, уравновешенные, спокойные люди. Иначе нельзя. Поторопишься, выполняя действие без «отмашки» снизу, жди беды. 

— Залог безаварийной работы — делать все по команде, — говорит Юлия Карпышева. — Но я и по команде перестраховываюсь, нажимаю рычаг вниз только тогда, когда четко вижу с высоты руки стропальщика на плите. Когда рук не вижу, значит, опуская плиту, могу травмировать человека.     
Юлия работает с одной и той же бригадой. Она и ее коллеги понимают друг друга даже без рации – по едва уловимому движению руки или головы.  

Властелин небес

А еще для тех, кто хочет попробовать себя в роли крановщика, важны склонность к одиночеству (в хорошем смысле слова) и отсутствие боязни замкнутых пространств.  

Все это есть у Юлии.   

— За стеклом простор, птицы летают, — улыбается она. — Город перед тобой как на ладони. Иногда даже звонят знакомые узнать на счет автомобильных пробок или перспектив дождя.   

Но самое главное, по словам Юлии, преимущество — отсутствие досужих разговоров. Некому перемывать косточки, в чем она сегодня пришла на работу — в брюках или юбке. 

— Помню, когда работала в столовой, это было любимым занятием поварих, — вспоминает девушка. — Сейчас я могу сидеть хоть в купальнике, хоть в ватнике – никому нет до этого дела.

Кстати, кабина крана отапливается и даже в мороз в ней тепло и уютно.

А дома лучше!

Не жалеет ли, что, изменив поварскому делу, села за рычаги башенного крана?

— Конечно, нет, — говорит она. — Это мое призвание. 

Юлия стала настоящим профи. Такой специалист на вес золота. У нее была возможность снова поехать в Москву, получить комфортный кран-иномарку с кондиционером и лифтом. Но Карпышева отказалась. 

— Хватит, — говорит она. — Наработалась я в столице, когда в комнате по 15 человек и до работы добираться по два часа. 

Юлии действительно есть с чем сравнить. Живет она в городе Спутнике, в двух шагах от места работы. Да и зарабатывает вполне достойно. 
И стоит ли тогда рваться за тридевять земель? 

Раньше на крановщика можно было выучиться в строительном техникуме. Теперь специальности учат без отрыва от производства на курсах в центре профессиональной переподготовки кадров.



Автор: Анатолий ВОЛОДИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке