У каждого — своя война

У каждого — своя война

После Великой Отечественной советские и российские военные приняли участие в 12 локальных конфликтах

Доброволец
В Пензенском отделении Союза инвалидов войны в Афганистане я познакомилась с Михаилом Майдановым. Высокий мужчина с накачанными мышцами выглядел не просто здоровым, а здоровяком. «И чего он тут делает?» — подумала я.
Позже, когда разговорились, выяснилось, что после тяжелейшего ранения в Афганистане Майданов лишился голени правой ноги.

…В юности он решил стать мастером по ремонту теле- и радиоаппаратуры, поступил после окончания школы в училище. Но мама-учительница сказала, что надо получить высшее образование. И отправился парень во втуз. К тому времени война в Афганистане шла уже шесть лет…

После окончания первого курса Михаил по спецпризыву  пошел служить в армию. Его направили в Красноярский край, в Канскую «учебку». Там он и получил военную специальность «Механик группы обслуживания авиационного вооружения и досмотра оборудования». Учился отлично, но будучи человеком свободолюбивым, упрямым, с трудом находил общий язык с сержантами и командирами.

Когда стали набирать солдат в Афган, Майданов сам вызвался. Но командир заявил: «Таким, как ты, там не место». Правда, медкомиссия все расставила по своим местам: вежливые да покладистые не прошли по состоянию здоровья. А бывший боксер, ростом чуть меньше Дяди Степы, оказался годен для войны.

Полмесяца бойцы проходили акклиматизацию в Ташкенте, работали на хлопковом комбинате. И вот настал момент отправки в Кабул. Командир, построив личный состав, сказал: «Сынки, восемь человек могут остаться в Союзе. Желающие — шаг вперед».
Но ни один из них с места не сдвинулся.
— Для нас это было «западло», — говорит Майданов, — все равно, что расписаться в собственной трусости.

Пришлось начальнику взять список и выбрать счастливчиков, остающихся на Родине, методом тыка.

Пуля-дура
Службу Михаил проходил на Кабульском аэродроме в составе 50-го смешанного авиаполка. Многим может показаться, что Майданову повезло. Ведь непосредственно в боевых действиях ему участвовать не приходилось. Но на войне не бывает тихой заводи: никогда не знаешь, откуда прилетит пуля или осколок снаряда.

Однажды при обстреле аэродрома Михаил получил страшное ранение в ногу. Дело в том, что стреляли из автомата пулями со смещенным центром тяжести. Люди военные знают, что это такое. Обычная пуля застряла бы в ноге или оставила две дырки — входное и выходное отверстия. Та же, которая досталась Майданову, раздробила 12 сантиметров кости.

В госпитале у солдата началась гангрена.
— Необходима ампутация, — сказал хирург.
— Ни за что! — ответил Михаил и чуть не запустил в медика графином.

Но сохранить ногу не удалось.
— Когда я отошел от наркоза и понял, что голень ампутирована, первое, что подумал: «Ни одна красивая девушка на меня не посмотрит», — вспоминает Майданов. — Но в санатории, на реабилитации, стал думать иначе: мол, не нога для мужчины главное… Мы с ребятами ходили на танцы, гуляли по городу, знакомились с дамами… А ведь среди нас были и безрукие, и безногие, и прикованные к инвалидным креслам. Оказалось, жизнь продолжается.

В Самаре Михаилу сделали первый протез, на котором он очень скоро научился не только ходить, но и танцевать. Ну, прямо как Алексей Маресьев!
Спустя месяц после возвращения домой Майданов выбросил палочку и пошел устраиваться на работу. Жизнь не только продолжалась, но и налаживалась!

Он научился водить машину и сдал на права. Встретил Михаил и свою любовь, женился. У него взрослый сын и полуторагодовалая внучка.
Ветеран много путешествует, но Афганистана в списке стран, которые хотелось бы ему посетить, нет.

Автор: Марина СЕРГЕЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке