Пензенский иконописец

Пензенский иконописец

Творческая судьба Владимира Кокшарова пленяет своей необычностью, вызывая в памяти легенды о поиске сакральных мест и артефактов, связанных с душой и духом целых народов.

Знал ли полуголодный мальчик-сирота, склоняясь над дощечкой с изображением сказочного сюжета, что ему уготована чудесная миссия хранителя древнего искусства?.. Конечно, нет. Об этом знал Ангел, незримо парящий над детской головой и опускающийся ненадолго, чтобы помочь еще слабой руке вести линию Судьбы.

Мальчик, от которого нет вреда
Володя Кокшаров рано потерял мать — она умерла, когда ему было всего два года. Мальчик жил с бабушкой в Вологодской деревне, поскольку его отец, партийный работник, часто менял место жительства, а в самом начале войны ушел на фронт и вскоре погиб.

Нужда и голод заставили бабушку перебраться к дочери за Урал, а Володю определили в детский дом, который располагался в Ивановской области. Жизнь там была неплохая, как вспоминает Владимир Николаевич: «Нас нездорово, но кормили. Мы даже прятали по карманам кусочки хлеба, чтобы потом отдать их киномеханику и попасть в клуб. Детдом был для меня спасением».

Смышленого паренька воспитатели выделяли. Друзья спрашивали не без зависти:
— Почему тебя все любят?
— Потому что от меня вреда нет, — отвечал Володя и шел заниматься делом.

Он хорошо рисовал и ему поручали изготовление декораций к праздникам, учитель труда предложил совместно выточить из дерева шахматы и шахматный столик, а это кропотливая работа…

В детском доме Кокшаров окончил семь классов и его направили в поселок Холуй, где располагалась художественная профессиональная техническая школа. Он успешно сдал экзамены и начал учиться.  

Секреты мастерства
Паренек был очарован красотой шкатулок и панно, которые расписывали мастера. Поражала воображение и технология изготовления красок на яичных желтках. Художники перетирали сухой пигмент с настоящим желтком, добавляя воду и доводя до консистенции сметаны. Для каждого цвета — своя чашечка. Называются такие краски желтковой темперой.

Холуй, древний центр иконописи, в советское время был преобразован в профтехшколу. Мальчиков учили расписывать шкатулки, панно в той же манере, какую использовали их предшественники в создании икон.
И учителя были те же! Это они, стремясь сохранить центр, как бы замаскировали его под народно-прикладной. Владимир Николаевич вспоминает  Константина Васильевича Костерина. Сегодня его иконы можно увидеть в многочисленных книгах, они демонстрируются в музее, созданном в Холуе. Он считается основоположником холуевского стиля лаковой миниатюры.

А для Володи это был добрейший учитель, терпеливо передававший детям войны свое мастерство. Вот так надо писать дерево, а так — дом, вот такие можно использовать орнаменты. А вот чем отличается холуевская манера от Палеха и Мстеры.
Самые строгие слова, какие слышали ученики от Константина Васильевича:  «Ну же, ребята, не балуйтесь». Воистину, людей с чистыми сердцами допускает Господь до иконописного искусства!

После училища (окончил с отличием) возмужавший Володя четыре года работал в артели, а потом поступил в Московский технологический институт легкой промышленности на отделение живописи. И опять попал в золотые руки! Здесь его учителем оказался главный художник Большого театра Николай Николаевич Золотарев, большой знаток древнерусского искусства. Это очень важно, потому как он оценил одаренность Володи, его мастерство, приобретенное в Холуе, и стремился это развивать.

Кстати, Владимир Кокшаров на сегодняшний день владеет 15 видами росписи народно-художественных промыслов!

Судьбоносный город
В Пензу Владимир Николаевич попал благодаря браку. Жена его училась в том же вузе, на швейном отделении, и ее распределили на пензенскую фабрику имени Клары Цеткин. А мужу нашли место на фабрике игрушек, где он и проработал главным художником 34 года.

Тогда, в 1962 году, Пенза готовилась к 300-летию под руководством неугомонного  секретаря обкома КПСС Георгия Мясникова. Тот со своим чутьем на талантливых людей сразу заприметил Кокшарова и подключил его к поиску изюминок в сувенирах.
Владимир Николаевич тогда выточил из дерева 50 фигурок артистов хора имени Гришина в народных костюмах!

Так и повелось: как что-то новое намечается в Пензе, Мясников — к Кокшарову за изюминками. Открывался трактир «Золотой петушок» — художник разработал и изготовил деревянные укладки для бутылок с фирменными напитками, расписав их в технике хохломы, но с использованием орнаментов Пензенской области, для кафе «Засека» создал  четыре панно в традиции холуйской школы.

Он участвовал и в возрождении народных промыслов. В частности, занимался восстановлением абашевской керамики. Подружился с единственным хранителем на то время этой традиции Тимофеем Зоткиным, собирал его работы в музее фабрики (в настоящее время они находятся в музее народного творчества).

А у Владимира Николаевича на память остались керамические чашечки для красок, изготовленные знаменитым мастером. Он ими пользуется, но подумывает передать в музей.

Хранитель древнего искусства
Выйдя на пенсию, Владимир Николаевич Кокшаров вернулся к своим творческим истокам. Он пришел работать в мастерские художественного фонда и начал писать иконы. Конечно, художник делал это время от времени на протяжении всей жизни, когда люди просили.
Но теперь его творчество более востребовано. И это не только частные просьбы, но и заказы Епархии, отдельных храмов.

Вот такая история о том, как не умерло и не погасло древнее искусство иконописи в период официального забвения и запрета. Как оно, подобно корням срубленного дерева, не умирающим в земле, оставалось жить в недрах народного творчества, в памяти и сердцах учеников Холуи, Мстеры, Палеха, и как ожило, когда пришло время.  

Прямая речь
Андрей Кокшаров, главный художник ОАО «Сокол», г. Москва:
— С раннего детства я наблюдал за всеми этапами работы своего отца: с момента растирания красок до нанесения золотых орнаментов. Его творчество — часть моей жизни. И сегодня, когда я живу в Москве, оно со мной. В нашей квартире живут его иконы, написанные специально для нас. В их клеймах изображены святые покровители всех членов нашей с Еленой семьи.  И когда наш младший сын Андрей читает перед иконой «Отче наш», он знает, где изображен его Святой покровитель Андрей Первозванный.
У нас уже есть внучка, крещеная Никой, и прадед написал для нее ростовую икону (в рост рожденного младенца). Она находится в квартире детей. Так что он, наш замечательный отец, дед и прадед, всегда рядом с нами.

БУДЬ В КУРСЕ!
В каких храмах можно увидеть работы Владимира Кокшарова
Часовня Михаила Архангела (г. Пенза, пр. Победы):
Иконостас, Царские врата, иконы Михаила Архангела, Александра Невского, Сергия Радонежского, Дмитрия Донского.  

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы (г. Пенза, улица Ферганская):
15 икон, в том числе чудотворная икона Божьей матери Пензенской.

Храм Петра и Павла (г. Пенза, Арбеково):
Пять икон, в том числе икона Божией Матери в скорбях и печалях утешение.

Храм-часовня Рождества Христова (г. Пенза, Арбеково):
12 икон праздничного ряда.

Храм Рождества Христова (с. Лещиново Нижнеломовского района):
Восстановлена церковная стенная живопись.

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке