О чем куковала «кукушка»...

О чем куковала «кукушка»...

В этом году в мае «Пензенская правда» будет отмечать свой юбилей — 95 лет.

За это время страна пережила многое: войну, голод,  перестройку, дефолт, эпоху дефицита. И читатели снова и снова искали в газете ответы на вопросы: что происходит сегодня и что будет завтра? Но многое становится простым и ясным, только если провести параллель с прошлым. Мы решили перелистать пожелтевшие страницы подшивок «Пензенской правды», чтобы вспомнить, чем жила область.

Подшивка за 1979 год — год моего рождения — оказалась неимоверно тяжелой. Ведь тогда газета выходила ежедневно.
Я появилась на свет в эпоху дефицита. Детские колготки и платьица передавали от знакомых к знакомым. Разнообразием игрушек тоже похвастаться было нельзя. Зато в каждом почтовом ящике — десятки различных изданий, пахнущих свежей типографской краской. Иногда они не помещались, и тогда почтальонке приходилось стучать в дверь, чтобы отдать газеты. Среди них, конечно, была и «Пензенская правда». И вот я словно держу в руках номер из детства...

На морозы — с паяльником
Оказывается, в тот год тоже была морозная зима. Столбик термометра опустился ниже 30 градусов. Во время зимних каникул,  чтобы спасти замерзающие батареи отопления, в сельских школах отогревали их паяльными лампами.

Как писала газета, в результате случились пожары. Огонь уничтожил школу в селе Баранчеевка Беднодемьяновского района и в Константиновке Пензенского района. Сгорела крыша средней школы в Сердобске.
А нам мороз в минус 20 градусов уже кажется чем-то сверхъестественным. На сайте МЧС в этом году так и писали: «На Поволжье надвигаются аномальные холода».

Лебединая песня «кукушки»
В те годы расцвет переживал Сердобский часовой завод.
«Продукция поставляется в 54 зарубежные страны, — писала  «ПП».  На экспорт в 1979 году должно было отправиться 550 тысяч часов, из них 350 тысяч — с кукушкой.

Помнится, такие ходики купили родители моей подружки. И мы, маленькие, затаив дыхание, стояли возле них и глядели вверх, ожидая когда птичка покажется в открытой дверце и скажет «ку-ку». И тайком от взрослых тянули за гири, чтобы увидеть это чудо поскорее.

Горько было, когда «кукушка» запела свою лебединую песню. Производство остановилось. Но люди периодически спрашивали в магазинах эти часы и огорчались, что их больше не продают.

А недавно я узнала: все-таки жива «кукушечка». В Сердобске снова пытаются наладить производство легендарных часов. И хотя о полумиллионных партиях, конечно, нет и речи. Но все же...

Сердце на ладони
1979 год стал значимым и в пензенской медицине. Прочитав, чем мы гордились тогда, можно понять, что мы имеем сегодня.
«ПП» рассказывала о кардиохирурге Михаиле Елаеве, который одним из первых в Пензе стал делать операции на «сухом» сердце, отключенном от перекачки крови. За две-три минуты он успевал починить «пламенный мотор» и вернуть человека к жизни. Шел на риск, но это был риск благородный.  

Сейчас у нас есть современный кардиоцентр. И снова находятся врачи, способные сделать невозможное ради жизни человека. Взять хотя бы первую в России двойную операцию, сделанную именно в Пензе: одна бригада хирургов колдовала над сердцем женщины, другая — проводила кесарево сечение.

Это сейчас «свечка» кардиоцентра возвышается между  онкобольницей и горбольницей №6, образуя своеобразный медгородок. Тогда же, в конце 70-х в Арбеково как писала «Пензенская правда,  «в чистом поле» были построены первые корпуса  шестой больницы. Впервые там были созданы палаты «усиленного ухода» — прообраз современной интенсивной терапии. Подразумевалось, что медицинское учреждение будет обслуживать микрорайон Арбеково. Но по сути оно стало главной больницей города.

Тогда же в Пензе впервые стали применять иглорефлексотерапию и  лазерное лечение. Аппарат, который сейчас есть в каждом физиокабинете, люди воспринимали, как  чудо в медицине.

Хорошо забытое старое
Листая пожелтевшие страницы, пахнущие библиотечной пылью, вдруг натыкаюсь на заголовок как будто из дня сегодняшнего: «Совет отцов действует!»
Подобные советы сейчас создаются в наших школах. И это преподносится как нечто новое. Хотя все это уже давно было, только стерлось из памяти. И также родителям катастрофически не хватало времени, чтобы быть рядом со своими детьми…

Демографическая проблема уже тогда давала о себе знать. В 79-м газета написала о Александре Алексеевне Сапожниковой, которая родила 11 детей, воспитала 19 внуков. «Днем стираю, вечером готовлю, а ночью в роддом иду», —  бесхитростно рассказывала она корреспонденту «ПП» о своей жизни. И сожалела, что сейчас многодетных семей мало.

Взять бы и создать почетную галерею портретов многодетных мам-героинь. А то мы этим женщинам только удивляемся. А надо бы гордиться.

Тарелки из прошлого
Нельзя было не обратить внимание и на еще один материал. Товаровед главного пензенского универмага Ирина Анпилогова рассказывала о своих попытках победить дефицит.
Эта настойчивая женщина ездила на оптовые ярмарки, ругалась с представителями фабрик, которые присылали две модели пальто вместо обещанных пяти.

А еще она вспоминала, как в Пензу пришли три вагона фарфоровой посуды. Разбирая товар, чуть не плакали. Опять одни и те же тарелки! А люди спрашивали глубокие миски, селедочницы, заварочные чайники. Вы можете представить, что тогда это трудно было купить?

Поэтому мама с бабушкой собирали мне приданое. Тарелки с зеленой каемкой и надписью «общепит»  и постельные комплекты за рубль с хвостиком до сих пор лежат в шкафу — как раз из тех времен. Тридцать лет пролежали, как-то не понадобились… Купили более красивые и современные. А ведь родители всерьез беспокоились: вдруг их выросшим детям не удастся этого достать?

Про свадьбы и велосипеды
А еще из детства вспоминается, как оглушительно тарахтели под окнами мопеды. Тогда считалось очень престижным иметь это ревущее чудовище. Делали их на «ЗИФе», в ту пору это было единственное в России предприятие, выпускающее такую продукцию.
«С главного конвейера сборочного цеха каждый 40 секунд сходит машина,» —  констатировала «Пензенская правда».
Одних только велосипедов было выпущено на тот период уже  больше 20 миллионов.
Завод и сейчас старается остаться на плаву, выручил заказ от «Почты России». Хочется верить, что вырулит пензенский двухколесный на твердую дорогу.

Из «ПП» я узнала, что в 1979 году Пенза интенсивно строилась. Появился ресторан «Сосны», где (неслыханная роскошь!) для посетителей включали цветные телевизоры, тогда как в большинстве семей смотрели черно-белые «Рубины».

С помпой открывали комплекс «Праздничный» на берегу Суры. Шикарный зал, фонтан из каскада стеклянных трубок...
Давно уже смолкли в этом здании звуки торжеств. А первой парой, сыгравшей там свадьбу, стали Владимир и Полина Меркуловы. Было бы интересно, если бы супруги связались с редакцией.  Сыграли ли они жемчужную свадьбу?  

Сердечности не хватает
На страницах «Пензенской правды» тех лет, как и в современной газете — много читательских писем. Одно из них очень трогательное. Прислала его пенсионерка из Куйбышева.  Читательница отправила родственнику письмо в Пензу, да забыла указать улицу — только номер дома и квартиры. На почте не поленились, сделали запрос в адресный стол и нашли того, кому предназначалось письмо. Кажется, пустячок, не стоящий того, чтобы вспоминать о нем по прошествии 30 лет. Но за ним стоит одно важная примета того времени — неравнодушие.

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке