Найди свою боль. И играй

Найди свою боль. И играй

Среди девяти молодых актеров, осенью пополнивших труппу Пензенского драматического театра, трое наших земляков. Одна из них — Елена Пустовалова сразу же блеснула в главной роли Помпонины в спектакле «Куклы».

Самое хорошее
Елена  говорит, что самое хорошее, случившее с ней и ее однокурсниками по Саратовскому театральному институту, можно выразить так: «Приехали — и сразу много работы».
Хотя она и пензячка, но испытывала те же опасения, что и большинство молодых актеров, типа: «творческий коллектив — серпентарий» и «будем сидеть в массовке». А тут такой спектакль! И все вокруг добрые, помогают.

Правда, пугали Беляковичем, мол, кричать будет, погоняет вас. Но и он оказался хорошим, репетировал спокойно, хотя, конечно, строгости и требовательности у него не отнять. А темпы!
— В институте мы месяцами сидели за столом и обдумывали пьесу. А тут — такой сложный спектакль в сжатые сроки, — азартно рассказывает Елена. — Белякович объяснил нам главные вещи: что происходит, какая атмосфера. А как конкретно воплощать? Говорил: «Привносите свое».

Первую главную роль Елена сыграла, когда училась в третьем классе школы №28 и занималась в драматическом кружке, — это была Пепи-Длинный Чулок. И вот через 14 лет — снова Пенза, снова первая главная роль.

Помпонина — кукла, которую безумно любит сам ее создатель Пигмалион, перед чарами которой не может устоять никто. На премьере многие зрители, знающие содержание пьесы, думали: «Как актриса это сыграет?». И даже волновались в ожидании, чему способствовала нагнетающаяся магическая атмосфера на сцене.

И вот она появилась, и все с облегчением вздохнули: да, это Помпонина!
Лена, конечно, красивая девушка, но ведь этого мало!  Как ей удалось передать  механичность (кукла ведь) и неотразимую женственность?
— Сложность для меня крылась в этом противоречии, — признается актриса. — Режиссер подгонял: «Не надо мхатовских пауз, быстрее, холоднее!»  Я искала золотую середину.

Самое желанное
У Лены и ее товарищей уже довольно приличный опыт. Четыре спектакля с их участием, поставленных в институте, шли на сцене Саратовского театра драмы. Один из них — музыкальный, другой — танцевальный (истории, показанные в танцах). То есть к нам приехали, можно сказать, универсальные артисты!

Елене в курсовых работах доставались серьезные роли: Нора в спектакле по одноименной пьесе Ибсена, Сюзанна («Фигаро» Мольера), Кэрол («Орфей спускается в ад»)…
— Жаль что они пришли ко мне так рано, когда я еще не была к ним готова… О таких ролях буду мечтать всю свою жизнь. Мне нравятся героини, которые борются. Как, например, Кэрол, которая не хочет мириться с несправедливостью, открыто протестует… Из хрупкой девушки она превращается в сильную женщину. Это очень интересно играть.

— А ты какая в жизни?
— Я сильная, но обожаю быть ребенком.

Самые любимые 
С большой любовью и нежностью Лена рассказывает о родителях. Мама — всегда понимает, поддерживает, самый надежный друг. Папа был духовно ищущим человеком, писал стихи и передал дочери эту жажду творчества.

У Лены в детстве и в подростковом возрасте не  было дня, чтобы она кроме учебы в школе не занималась еще чем-нибудь. Гимнастика, танцы, наконец, театральный кружок «Чехарда», который вела Лариса Шамина. Это она выбрала Лену на роль Пеппи, много с ней разговаривала, приучала к пунктуальности. И, наконец, привела в студию «Росток», где правила бал необычная женщина Елена Валентиновна Иванова.

— Огромное ей спасибо, — говорит о своей тезке молодая актриса. — В студии было так: неважно, сколько тебе лет, ты можешь пошить костюм, разобрать декорации, ты можешь все.  Ты — личность. И ни в чем нет мелочей. Даже если мы шли создавать атмосферу, гуляя в парке в нарядах XVIII века, надо было знать, какая шляпка подходит к данному платью, нужны ли перчатки, как вести себя по этикету, как держать руку, когда тебя ведет кавалер. Эх и пригодилась мне эта наука в институте!  Мой мастер всегда поражалась тому, с какой тщательностью я подбирала реквизит к этюдам.

«Росток» сформировал серьезный интерес к профессии, и Лена поступила в колледж культуры и искусств на отделение театральной режиссуры. А там ее приняла в свои духовные объятия Тамара Викторовна Седова.

— Тамара Викторовна — это целая школа жизни. Она много нам читала, просвещала нас, прививала вкус. Мы делали литературно-музыкальные композиции, много выступали. Важно, когда педагог тебя воспитывает как личность. Она вложилась в нас духовно.
Лена продолжает рассказывать, а я смотрю на ее вдохновенное лицо и думаю: «Было в кого вкладываться».

И еще одного человека она вспоминает с благодарностью — это педагог по вокалу Светлана Фигаровская, у которой Лена успела позаниматься в Пензе.

Вот так эта хрупкая девушка готовила себя к профессии. Надо ли удивляться тому, что при конкурсе 12 человек на место она была принята в театральный институт.

Самое главное
Актерской профессии училась у народной артистки России Риммы Ивановны Беляковой. А ее творческий багаж – это МХАТ, школа Станиславского. Она говорила, что в каждой роли надо нащупать боль, и только тогда играть. Что надо свято верить в то, что ты делаешь. Что в каждой фразе надо почувствовать ключевое (мохнатое?) слово, от которого зависит смысл сказанного. Что каждый жест на сцене должен быть оправдан…

— Способов существования на сцене много — еще учиться и учиться! Мне интересна и классика, и эксперимент. Хочется контрастов и в плане ролей.
Что касается контрастов, то уже сбывается. За трагифарсом «Куклы» последовал современный молодежный спектакль «Невероятные приключения Юли и Наташи» по пьесе Грекова и Муравицкого. Лена играет Юлю. И здесь эта умница нашла для себя возможность поучиться профессии. Вместе с молодежью играет зрелый актер Григорий Мазур.

Лена рассказывает:
— На репетициях видно, что он дома отработал, продумал материал.  Он действительно рождает каждое слово, понимает, о чем говорит, не просто произносит фразу, а действует ею — и так это достоверно! Он сам адвокат своей роли. Смотрю и завидую такому профессионализму
А Репная, которая играет бабушку! Поворачиваешься к ней и видишь: она плачет, и слезы настоящие. Нам до всего этого еще дорасти надо…
А я опять про себя думаю: «Ты дорастешь, тебя ничто не остановит».

Самое страшное
И все-таки эта отважная девушка кое-чего боится. Самое ужасное для нее — выходить на поклон, когда не все сделала на сцене, что могла, когда что-то не получилось. И потому она старается работать так, чтобы быть довольной результатом.

А еще за кулисами страшно, перед спектаклем.
— Кажется, чего бояться, ведь знаешь все, что будешь делать на сцене. И, в конце-концов, я с третьего класса играю! А все равно «колбасит». Спрашивала старших коллег, когда же это кончится? Они сказали: «Никогда».

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке