Драго ми е то или Немного о сербско-русской любви

Драго ми е то или Немного о сербско-русской любви

Нас связывает многовековая дружба, православная вера, одни и те же культурно-нравственные ценности — фото

Мобильный телефон вздрогнул и бодро заиграл заводную мелодию из фильма Эмира Кустурицы «Завет». Сербия!
— Здраво, Наташа! (Привет, Наташа!) — веселый мужской голос произнес мое имя на сербский манер с ударением на первый слог. — Сречан роджендан! (С днем рождения!)

Миодраг Радоичич, мой добрый приятель из небольшого городка Трстеник, что в Центральной Сербии, одним из первых поздравил меня…
— Све ти найболе, драга моя! (Всего тебе наилучшего, дорогая моя!) — а это уже моя тезка Наташа, жена Миодрага присоединилась.
— Хвала пуно (Спасибо большое!) — довольная, поблагодарила я.

Недолгий, но очень душевный разговор, оставил в сердце чувство радости и грусти одновременно. После моего возвращения из Сербии прошло меньше месяца, но я успела соскучиться.

С сербами случайно познакомилась минувшей весной в социальной сети Фейсбук. Увлекшись творчеством знаменитого режиссера Эмира Кустурицы, я начала искать информацию о современной Сербии, и узнала, что ее жители очень расположены к русским. Подтверждением тому стало несколько найденных на Фейсбуке русофильских групп, основанных сербами.

Приняв активное участие в обсуждении различных тем, посвященных взаимной любви двух славянских православных народов, я познакомилась с учителем русского языка Миланой Радакович, работником радио Миодрагом Радоичичем и председателем общества сербско-русской дружбы города Трстеник Мариной Вучкович.
Марина, кстати, русская, уроженка украинского Запорожья, переехала в Сербию более 20 лет назад, когда вышла замуж. Именно она первой пригласила меня в гости:
— Прилетай! Сама все увидишь, тебе понравится — уезжать не захочешь.

Высокий штиль
Я прилетела в столицу Сербии Белград в середине сентября, и прямо из аэропорта направилась на автовокзал, успев только приобрести динары за купленные заранее еще дома евро (рубли в Сербии обменять очень сложно, здесь в ходу евро, доллары и швейцарские франки) в одном из многочисленных пунктов обмена валюты — «менячнице».

Особых проблем с пониманием сербского на бытовом уровне у меня не возникло, так как за три месяца до поездки я самостоятельно начала учить этот родственный русскому язык.

Вообще, сербский — это песня, доложу вам! Когда его слышишь, то сразу вспоминаешь высокий штиль Ломоносова и одновременно торжественную красоту церковнославянского языка, на котором ведутся богослужения в наших храмах. Ну кто из ценителей русского не сожалел о том, что мы говорим «губы», а не «уста», «глаза», а не «очи», «лоб», а не «чело», и «пальцы», а не «персты»? А южнославянским братьям нашей грусти не понять, потому что в их языке вышеназванные части лица и тела так и называются «усне», «очи», «чело», «прсти». Правда, произносятся слова по-другому, вследствие чего для неподготовленного уха сербский звучит так же непонятно, как, к примеру, немецкий.

Есть слова, почти идентичные русским — «рука», «нога», «зуб» — различающиеся только произношением. Но многие наименования предметов и понятий, которые звучат вроде бы так же, как и на нашем родном языке, на самом деле означают совсем другое. Сербское «реч» — это русское «слово», «слово» — «буква», «буква» — «дерево бук», «любити» — «целовать», «вредни» — «полезный, старательный», ну а смешное слово «понос» (правда, с ударением на первый слог) — вовсе не «диарея», а «гордость».

…Итак, обменяв евро на динары по курсу 1/114, я подкрепилась в ближайшем ларьке быстрого питания знаменитой плескавицей — большой круглой плоской котлетой из свинины («свиньског меса»), зажаренной на гриле, подаваемой в пите, пресной булочке, с различными наполнителями. Очень вкусно и сытно! А затем отправилась на автобусе в трехчасовое путешествие до города Трстеника, расположенного в Шумадии — Центральной Сербии, и в нескольких километрах от которого находится село Ясиковица, где живут Марина и ее муж Радиша Вучковичи.

Дом на холме
Первый вопрос, который я задала Марине при встрече, был о… кукурузе. Плантации этого злака встречались мне на протяжение всего пути до Шумадии. К слову, я не увидела ни одного клочка залежной земли. Буквально каждая сотка облагорожена, если не культурными растениями, так цветами. И мне с тоской вспомнились наши плодородные просторы, десятилетиями не паханые, зарастающие лесом.

— Зачем у вас выращивают так много кукурузы? — спрашиваю у Марины.
— Как зачем? Скотину кормить! Сербы за счет сельского хозяйства только и выживают. После развала Югославии, гражданских войн и натовских бомбардировок крупных промышленных предприятий у нас раз-два и обчелся, безработица страшная. И как быть людям? Из страны уезжать разве…. А сербы — патриоты, не могут они вдали от Родины. Одно спасение — земля.

Село Ясиковица разбросано по живописным зеленым холмам, на которых растут фруктовые деревья и кустарники, орешины, виноград и все та же кукуруза. Хорошие асфальтовые дороги, добротные крестьянские каменные дома с красными черепичными крышами — вообще, все села в Сербии напоминают элитные коттеджные поселки. Здесь строят жилье на совесть, для себя и для будущих поколений.

В отличие от современной России, в этой стране крестьянский труд не считается зазорным, поэтому и родители не вдалбливают в голову своим детям, что, мол, учись, сынок хорошо, чтобы закрепиться в городе и в деревню не возвращаться. Нет, безусловно, сербские мамы и папы за то, чтобы у их детей было достойное образование, однако полученные знания вполне пригодятся и в родной деревне.

Поэтому и нет здесь выморочных сел с избушками-развалюшками, в которых доживают свой век два-три старичка. Напротив, жизнь бьет ключом, у каждой семьи по нескольку гектаров земли и мини-трактор, люди ходят друг к другу в гости, в клубах на дискотеках всегда полно молодежи, и школы крайне редко закрывают, потому что обычно нет недостатка в учениках.

…Марина то и дело просит мужа остановить машину — встретила одну знакомую, другую, на ходу решает какие-то, вероятно, очень важные вопросы.
— Ох и деловая, ее все село знает. Я тут всю жизнь живу, но не каждый односельчанин сразу припомнит мое имя. Что за Радиша? А скажи ему «муж Марины-рускини», так сразу головой кивнет, мол, знаю такого, — на забавном сербско-русском наречии в шутку жалуется мне Радиша Вучкович.

Наконец автомобиль сворачивает на бетонную дорожку, проезжает метров сто под густой кроной деревьев и выскакивает на невысокий холм, на вершине которого уютно расположился двухэтажный домик с мансардой.

…Каждое утро, едва умывшись, я выхожу во двор и прямиком направляюсь к зарослям инжира — сладкие до приторности, вкуснейшие плоды составляют мой первый завтрак. А поздний ужин — виноград белый и черный, ароматный до одури, терпкий до того, что после того, как съешь несколько гроздей, начинает немилосердно щипать губы. К нам такой не завозят, так как это специальные сорта, из которых делают вино и ракию (один из видов фруктового самогона, который варит вся Сербия).

И паприка, паприка… Красная, желтая, зеленая, округлая, конусообразная, продолговатая с загнутым кончиком. Ее запекают, фаршируют мясом и овощами, делают всевозможные салаты, острую закуску — айвар, добавляют в соусы и супы, жарят, обмакивая в яйцо. Марина в совершенстве освоила сербскую кухню и с удовольствием готовит для меня незнакомые блюда

К Вучковичам часто ходят гости, запросто, без церемоний, точно так же, как это принято в наших селах — «шел мимо, дай, думаю, зайду». Марина варит для них крепкий кофе, Радиша всем желающим наливает рюмочку ракии, виноградной, сливовой или вишневой, которую принято пить маленькими глоточками.

Меня всем знакомым представляют с особой гордостью:
— А это наша гостья из России.
Мне с душой пожимают руку (у сербов принято здороваться за руку не только с мужчинами, но и с женщинами) и прямо-таки расцветают улыбкой:
— О, майка-Русия! (мать-Россия). Драго ми е то (очень приятно)!
Мне тоже очень приятно, но я пока не понимаю таких бурных восторгов при моем появлении.

Слатка рускиня
На вещевом рынке в городке Крушевац (бывшем в средние века столицей Сербии, а ныне — административном центре Расинского округа, к которому относятся также Трстеник и Ясиковица), когда я выбирала подарки для своих домашних, у меня возникла заминка с продавщицей из-за моего недостаточного знания сербского. Тут же на помощь подоспел Радиша, узнал у женщины цену товара, не преминув заметить при этом, что я гостья-«рускиня».
Продавщица расплывается в улыбке и гладит меня по руке:
— Слатка (сладкая, милая) рускиня…

Здесь же, в Крушевце, меня потрясла надпись на одном из домов. Кто-то написал черной краской на зеленой стене слова, означающие в переводе на русский: «США — недоумки! Да здравствует Россия!».

…За что сербы любят Россию? На то есть целый ряд причин.
Мы в Трстенике, в гостях у Миодрага Радоичича, тоже большого русофила. Он некоторое время работал в России, как раз в период развала СССР, застал и тотальный дефицит, и продукты по карточкам, и зарождение дикого капитализма. Но вопреки всему полюбил нашу многострадальную родину. Миодраг прекрасно знает русский, охотно употребляет уменьшительно-ласкательные суффиксы, отсутствующие в сербском, и даже компьютерную клавиатуру любовно называет клавиатуркой. Он отлично разбирается в наших жаргонизмах, сниженной лексике и мате.

Приятель объясняет, что любовь сербов к нашей стране давняя, глубоко вошедшая в кровь. Это благодарность за то, что русские войска помогли освободить их от пятисотлетнего турецкого ига в 1877-1888годах и принесли им независимость. Бросились на помощь братьям-славянам, вступив в первую мировую войну. Советские солдаты вместе с сербскими антифашистами в конце 1944-го освобождали от фашистских оккупантов Белград и другие сербские города.

Любовь несколько поутихла не без влияния массированной западной антирусской пропаганды в период правления Бориса Ельцина, когда Отечество, с развалом Союза ослабевшее, потерявшее былую силу и мощь, боролось за выживание. Однако с приходом к власти Владимира Путина сербы вновь стали смотреть в сторону «майки-Русии» с надеждой: может, великая держава поможет вновь достигнуть политической и экономической стабильности в Сербии?

Льются песни, льются вина
Трстеник, Крушевац, Врянчка-Баня, Кралево, Александровац — каждый день новый городок, новые впечатления, новые достопримечательности. Шумадия прекрасна не только своей природой, но и симпатичной архитектурой населенных пунктов, чистотой улиц и неспешным мирным укладом жизни.
Накануне моего отъезда в Воеводину — историческая область на севере Сербии — мы с Вучковичами побывали на празднике виноделия «Жупска берба» в Александровце.

Вино красное и белое, сухое и сладкое, молодое и выдержанное, ракия всех сортов — расторопные продавцы предлагают бесплатно попробовать их напитки. На улицах разливаются упоительные ароматы «печеня» — не кондитерского изделия, а зажаренных на костре целых тушек молодых барашков и поросят. Из многочисленных кафан — питейных заведений — громко льется народная и стилизованная под народную живая музыка. Народ угощается от души, поет песни и устремляется к центру праздника — фонтану в форме виноградной грозди, из которого во все время проведения «Жупской бербы» — внимание! — бьет не вода, а красное сухое вино. И его всем наливают. На халяву. Рассказывают, что еще несколько лет назад можно было самостоятельно попить из фонтана, но после того, как пару человек, не рассчитав силы, свалились прямо в огромную чашу с вином, прямой доступ к алкоголю был запрещен. Гостей теперь потчуют очаровательные сербские девушки в национальных костюмах.
Да, к слову, ни одного вдрызг пьяного на улицах Александровца в дни праздника не встретишь. В Сербии умеют пить культурно, не теряя достоинства.

Наша Таня громко плачет
Воеводина — сербская житница — напомнила мне Россию. Те же равнины, плантации сахарной свеклы, яблоневые, грушевые и сливовые сады.
В деревне Бачки-Грачац близ города Сомбор, где живет моя подруга Милана, учитель русского языка, с своими гостеприимными родителями Джюро и Славицей Радаковичами, народ дружный и веселый, чуть менее патриархальный, чем в Шумадии, чуть более общительный и раскованный.

В Воеводине прорусские настроения еще сильней. Наш язык во всех школах края изучают как второй иностранный с пятого класса. К слову, стишок Агнии Барто «Наша Таня громко плачет» знают, по-моему, все жители Бачки-Грачца.

Милана знакомит меня с соседской девчушкой лет семи с экзотичным именем Исидора:
— Ну, спой Наталье песенку, которую мы с тобой учили.
Малышка, чуть фальшивя, старательно затягивает:
— Расцветали яблони и груши…

На осмотр достопримечательностей Белграда у меня оставалось полтора дня. В центре старого города, я гуляла часами, несмотря на то, что у меня уже начинали отваливаться ноги. Так хотелось запечатлеть в памяти каждый штрих…

Полуторамиллионный Белград похож одновременно на все мегаполисы мира, и, вместе с тем, отличается своей неповторимой красотой. Большие, просторные улицы старого города в своих названиях хранят историю столицы. Местный «Арбат» носит имя Князя Михаила, это главная торгово-развлекательная зона в Белграде. Древняя крепость Калемегдан у слияния рек Савы и Дуная, с ее церквями и музеями — одно из красивейших архитектурных сооружений мира. Строящийся собор св. Саввы, как две капли воды похожий на храм св. Софии в Стамбуле (ныне — музей).

Все две недели, что я была в Сербии, стояла теплая, почти летняя погода. А за день до моего возвращения в Россию, похолодало, и зарядил дождь. Улицы сделались малолюдными, официанты сложили под зонтики стулья с летних площадок многочисленных кафе. В Белград пришла осень…

КСТАТИ

  • У сербов два алфавита — кириллица и латиница, официальные инстанции используют кириллицу, но большинство граждан в последние годы отдает предпочтение латинице.
  • Футбол в Сербии — национальный вид спорта: полстраны является фанатами именитого белградского клуба «Партизан», другая яростно болеет за не менее именитый, тоже столичный клуб «Црвена звезда».
  • В Сербии каждая православная семья имеет свой праздник, который называется Крсна слава (Крестная слава). Некогда крещение здесь принимали целыми родами — как правило, в крупные православные праздники, дни памяти святых, становившихся тем самым небесными покровителями рода. А память их отныне праздновали как общие именины, престольный праздник своей малой церкви…

Автор: Наталья СИЗОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке