Человек на пороге весны

Человек на пороге весны

Наша жизнь скупа на радостные встречи и щедра на разлуки. Особенно на те, от которых не спасут ни телефон, ни почта, ни Интернет. Из тех краев не приходит вестей. Хотя, как знать…

Случается ведь, прошелестит ветер, донесется какой-то запах, мелькнет за окном машины поле льна, купол церквушки, и из заснеженной памяти всплывет то, что, казалось, ушло навсегда. Ушло, но все равно осталось, чтобы хоть изредка утешить и подбодрить.

Первая встреча
— Понимаешь, все уже придумал Бог! Господь Бог или природа, если хочешь, уже создали на этой земле все, что необходимо человеку. Надо это просто взять. Мы же почему-то считаем себя умнее их и пытаемся что-то изобретать, вместо того чтобы пользоваться уже готовым…
Чижов смотрит на меня лукаво и испытующе. Во всей его позе читается: ну и что ты на  это скажешь?

— Неправильный вы какой-то ученый!
— А вот это еще большой вопрос: кто правильный, а кто нет!

Это наш первый разговор, но уже тогда я обращаю внимание, как часто он произносит слово «живое». Он, кстати, навел меня однажды на мысль, что есть люди, которые могут заражать жизнью. Рядом с ними последний пессимист начинает понимать, что жизнь, в сущности, замечательная штука. Надо только ее жить по-настоящему, полной грудью.

— Чехов прав был, когда говорил, что лекарства и лечат, и калечат. Наши препараты только из натурального сырья. Это не лекарства, они просто помогают организму правильно работать и не болеть, — Чижов говорит, оживленно жестикулируя, наконец, вскакивает из-за директорского стола и тащит меня по цехам своего «Биокора», где пахнет мятой, валерианой, еще какими-то неведомыми мне травами.

В 1991-м он, одержимый идеей биологических экологически чистых, без примесей химии добавок, создал свой «Биокор». Тогда еще не существовало такого определения — «БАДы». Его придумают после.

Чижовское предприятие быстро встало на ноги, став одним из лидеров своей отрасли в России. Заслуги «Биокора» и его руководителя постоянно отмечались на областном и всероссийском уровнях. Предприятие наращивало мощности, увеличивало ассортимент.

Что стояло за этим благополучием, знали только сам Чижов и его ближайшие сподвижники.
— Посмотри, какой поток лекарств к нам идет с Запада, какая агрессивная реклама. У них море побочных эффектов, но никто об этом не говорит. Им выгодна больная Россия. А мы  хотим, чтобы она была здоровой. Наши препараты стоят копейки. Они доступны абсолютно всем. Мы не лечим людей, мы помогаем им остаться здоровыми.

Ему делали выгодные предложения, лишь бы отказался от своего дела. Порой в ход шли самые грязные методы. Продукцию «Биокора» пытались дискредитировать, запуская на рынок подделки, по надуманным причинам порой на годы тормозилась регистрация новых продуктов, пару раз на предприятии устраивали «маски-шоу» службы надзора.
— Наркотики искали, — смеялся Чижов. — Да будь у меня наркотики, наверное, наоборот — пальцем бы никто не тронул!

Однажды немецкие фармацевты, узнав, что Чижов самостоятельно выращивает лекарственные травы, предложили ему продать урожай за круглую сумму.
— «А вы набьете своей химией и потом сюда же, в Россию, за бешеные деньги продавать будете?». Представляешь, даже не смутились! — горячится Чижов. — Говорят, что это, мол, бизнес.

Возрождение
В 2004-м, поняв, что сырье надо выращивать самостоятельно, Чижов создает фирму «Биокор-С» в Царевщино. Село к тому времени вымирало. Не было работы, уезжали люди.
Чижов начал с храма. Для начала построил действующий молельный дом, провел ревизию помещения разрушенной церкви, облагородил и вновь освятил древний источник.
— Придя сюда, мы поняли, что вряд ли сможем восстановить нормальную хозяйственную деятельность, если не займемся восстановлением церкви. Не будет здоровой экономики, если больны души, — объяснял он мне.

Время доказало его правоту. Заработало новое предприятие, начали возвращаться люди, средняя зарплата поднялась до 12 тысяч рублей. Чижовская фирма практически полностью взяла на себя возрождение села. Ремонтировали дороги, строили жилье для молодых специалистов. Забота о местной школе тоже легла на плечи «Биокора».
Через пару лет в Царевщино на Чижова только что не молились.

Как-то раз, возвращаясь из Царевщино, мы с Чижовым размечтались.
— Ты представляешь, если пусть даже только тысяча предпринимателей взяла бы по тысяче гектаров земли, создали бы рабочие места — вот тебе и возрождение села! —  восклицал он.
За годы знакомства я так и не смог разобраться, кто же он в большей мере: романтик? бизнесмен? ученый?
Впрочем, в этом ли суть…

Последняя встреча
Он позвонил как-то вечером и предложил: «Давай завтра с утра в Царевщино махнем? А потом я тебе такое покажу…».
Эти весенние поездки к тому времени стали у нас уже чем-то вроде традиции.

Утром, захватив чижовского друга, художника Николая Мордовина, тронулись в путь. В Царевщино — сначала на стройку.
— Кондитерский цех здесь открою. Тоже из натуральных продуктов все делать будем.

Показал недавно построенный дом, куда уже вселилась семья молодых специалистов из Пензы. Потом погнал машину куда-то через поля, по бездорожью. Бог весть как оказались в крохотной деревушке у подножия холма, вершину которого венчали не потерявшие былого величия руины старой церкви. Чижов объяснил, что это сокровенное для него место, открывшееся велением судьбы. Поднялись к храму. Внизу бежала неизвестная речушка, цвели сады в заброшенной деревне, до горизонта тянулись поля.
— В прошлом году сюда приезжал, — вспомнил вдруг Чижов.— Так же вот глянул вниз — и вижу, пожар начался, огонь прямо на наши поля несет. А я только смотрю и понимаю, что сделать ничего не успею! И тут вдруг туча огромная из ниоткуда появляется. Ливень. Огонь сбило, и снова — ни облачка на небе.

Долго еще сидели на холме, говорили о Боге, о стране, о том, что было с ней, что стало.
На обратной дороге вернулись к проблемам земным. Чижов тогда пытался взять в аренду пустующие земли, которые прилегали к его полям. Местные власти с решением вопроса явно не торопились.

— Так дальше пойдет — и хоть за границу подавайся, — невесело пошутил Мордвинов.
— Ага, представляешь, сколько народа только и мечтает, чтобы такие, как мы, туда свалили! А не дождутся! Мы еще повоюем!

* * *
…Есть люди, которые не умирают. Они сжигают себя, пытаясь доказать всем нам самые очевидные и простые вещи, без которых немыслим мир. Они идут своим путем, не оглядываясь на времена, не считаясь с препятствиями, не расставаясь с улыбкой на лице. До того рокового рубежа, когда врачи бессильно разведут руками — сердце…

Владимир Петрович Чижов скоропостижно скончался утром 14 марта на 63-м году жизни от обширного инфаркта.

И так недолго оставалось до весны…

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке