Поим, как волшебный сундучок, набит тайнами и легендами

Поим, как волшебный сундучок, набит тайнами и легендами

А хранят и приумножают это богатство просто сказочные люди

Мы едем по Поиму Белинского района с главой сельской администрации Натальей Кострикиной. Завидев ее в окне автомобиля, люди останавливаются, приветливо улыбаются и… кланяются. Те, что помоложе, только головой, а старшее поколение — чуть ли не в пояс.

Наталья Леонидовна поясняет:

— Я долго не могла к этому привыкнуть, когда стала главой (избрали меня два года назад). Но, видимо, манеры эти у людей в крови — село несколько веков принадлежало графам Шереметьевым.

В первой половине прошлого века Поим был одним из крупнейших населенных пунктов губернии. Количество жителей переваливало за 13 тысяч, работали 3 кирпичных завода,
30 кузниц, 16 маслобоен, 8 пекарен… Всего не перечесть.

До сих пор село очень протяженное, хотя население сократилось в четыре с лишним раза. В его составе 21 улица. Почти на каждой — с десяток старинных домов. В основном одноэтажные, каменные, очень добротные, несмотря на «возраст». Ни один не похож на другой — это сразу замечаешь, когда заезжаешь в Поим.

Многие заселены, но не потомками мещан начала прошлого века: треть зажиточного села раскулачили, глав семейств арестовали, на родину вернулись считанные единицы. Домики очень чистые, опрятные, некоторые с пластиковыми окнами, но в основном — с деревянными, которые обрамлены кружевными наличниками.

Это еще одна отличительная черта Поима. Село издавна было ремесленным центром, и сейчас отдельные промыслы сохраняются. Например, столярный.

Есть женщины в русских селеньях...

У уникального села и глава администрации удивительная, отличающаяся от своих коллег-чиновников. В ней нет ни капли провинциализма, но и горделивой спеси тоже нет. Общается просто, открыто, дружелюбно. И через пять минут возникает чувство, будто мы знаем друг друга много лет.

— Люблю я свою работу, — говорит Наталья Леонидовна. — Причем больше положенного. Порой засиживаюсь в админист-рации до ночи. Не потому что «надо», просто не могу по-другому. Когда вижу результат своих усилий, появляется столько энергии — впору горы свернуть! А первое время после назначения никак не могла привыкнуть: казалось, не справлюсь...

Справилась. Да еще как! В Поиме 300 лет не было водопровода, появился только в прошлом году: пробурили 8 мини-скважин, проложили полтора километра водопроводных сетей. А еще на окраине Поима теперь нет свалки, которая много лет приносила селу дурную славу.

Кострикина живет в 20 километрах от Поима — в Ширяево Белинского района. Муж, дети, хороший дом — все «как у людей». Но она настолько прикипела к поимцам, что мечтает о переезде поближе к ним. Пока родные категорически против.

У женщин не принято спрашивать о возрасте, но я не удержалась: для должности главы Наталья Леонидовна непривычно молодая. Оказалось, ей всего 36. Она очень активная, но грустит о том, что этой активности не всегда хватает на семью — почти все отдает работе.

— Но ведь себя не переделать, правда? — улыбается Кострикина.

А я думаю о том, что ставшая крылатой фраза про «женщин в русских селеньях» написана словно бы о ней. И еще — что наша страна справится с любыми трудностями, пока в ней есть такие люди.

Ромео и Джульетта

Сложно поверить, но треть исконно русского села сейчас составляют цыгане. О том, как они здесь появились, ходят разные легенды. Самая правдоподобная гласит, что в 80-е годы прошлого века на окраине Поима остановился табор, через несколько недель цыгане шумной толпой снялись с места, погрузили свой скарб на телеги. Одна лошадь понесла и скинула на землю старого цыгана. Он погиб, его тело предали земле здесь же, на окраине Поима. А осиротевшая семья решила, что это знак и ехать дальше не нужно.

Тогда в селе остались всего несколько человек. А потом, год за годом, к ним присоединялись новые и новые соплеменники. Теперь в Поиме больше тысячи представителей «кочевого народа»… Ведут себя тихо, держатся обособленно.

Единственное, на что жалуются сельчане, — «гости села» потихоньку растаскивают на кирпичи старинные дома. Не просто так — эти кирпичи они за неплохие деньги продают в Белинске: стройматериалы начала прошлого века ценятся.

Особенно поимцы боятся за бывшую усадьбу графа Шереметева. Она пустует, никем не охраняется. Здание уникальное: согласно архивным документам в нем останавливались на ночлег писатель Салтыков-Щедрин и два государя – Николай I и Александр I. Если рассказывать его историю, это может занять несколько часов.

Что до остального, цыгане живут, как все. Занимаются хозяйством, их дети ходят в школу. В прошлом году в одной из семей произошла история, достойная пера великого Шекспира. 14-летняя поимская «Джульетта» познакомилась в Интернете с ровесником-цыганом. Завязалась переписка, но ее родители общение пресекли и даже забрали девочку из школы, опасались, что «Ромео» выкрадет их любимицу и увезет тайком. Восьмиклассница год сидела дома…

История обошлась без кровопролития. Спустя год «Ромео» приехал свататься — по всем правилам, с калымом. Говорят, теперь они — семья.

Хранители истории

Что же до остальных поимцев, их жизнь похожа на будни других представителей сельской глубинки. Беда одна: в селе почти нет достойной работы. Здесь действует несколько КФХ, два цеха по переработке мяса… Много магазинов — чуть ли не в каждом доме на центральных улицах.

Но большая часть молодежи работает вахтовым методом в Москве.

В прошлом году в селе открылось 8 ИП, но предпринимательская жилка есть не у каждого, поэтому многие ждут, когда в Поиме запустят кирпичный завод, чтобы устроиться туда. Ждут уже 5 лет...

Как и в других селах, здесь есть люди, на которых все держится. Другими словами, культурная элита. Это семья Самойленко.

Александра Ивановна стояла у истоков создания историко-архитектурного музея Поима и уже двадцать лет — его директор. Ее супруг Вячеслав Трофимович 50 лет (!) проработал в местном Доме детского творчества.

Какие картинки возникают в уме, когда мы говорим «сельский музей»? Небольшая комнатка со скудными экспонатами, скучные истории, высосанные из пальца…

— Когда люди приезжают к нам впервые, просят экскурсию минут на 20–30, — улыбается Александра Ивановна. — Из соображений: что здесь может быть интересного? А остаются на несколько часов и уезжают чуть ли не со слезами на глазах.

Музей занимает двухэтажное здание: здесь хранится больше 3 тысяч ценнейших экспонатов: старинные иконы, архивные книги, домашняя утварь, предметы интерьера прошлых веков…

— Несколько месяцев назад я подвернула ногу, да так сильно, что пришлось лежать дома, — рассказывает Александра Ивановна. — Так вся извелась… Меня тянуло в музей! Он — моя жизнь, моя душа, источник сил. Нет большего счастья, чем распахнутые от удивления глаза людей после экскурсии. Многие посетители говорят: «Мы совсем не знаем свою историю!».

И даже Теркин — поимский

Проведя в Поиме всего один день, я тоже пришла к выводу, что мы совсем не знаем свою историю. Мы мечтаем о загранице, с придыханием рассказываем о крупнейших музеях Европы, но не в курсе, что происходит под носом. Мне стало стыдно...

– Знаете, большую часть жизни я тоже глубоко не интересовалась историей родного села, – признается дочь Александры Ивановны Татьяна Найденова. – Преподавала физику в местной школе и была далека от того, чем занимаются родители. А 7 лет назад перешла на работу в музей и… для меня открылся новый мир!

Теперь мать и дочь с утра до вечера вместе. Они похожи и внешне, и внутренне. Крепкие, невысокого роста, добрые и чуткие. Энтузиастки, которые работают не за деньги, а за идею.
Александра Ивановна много лет изучала историю села в архивах – пензенском, московском, санкт-петербургском. Собрала так много материала, что он до сих пор полностью не обработан. Она сыплет интересными фактами, только успевай записывать.

Например, музей поддерживает связь с потомками Шереметевых за границей. Петр Петрович Шереметев – весьма известный во Франции человек, деятель Русского музыкального общества, которое владеет единственной в Европе русской консерваторией.

Еще, оказывается, потомок переселенцев из пензенского Поима Григорий Пулькин, который первый в Башкирии получил звание Героя Советского Союза, стал прообразом Василия Теркина из одноименной поэмы Александра Твардовского.

А вообще поимчане разбросаны по всей России: они живут в Оренбургской, Астраханской областях, Башкирии…

Связь поколений

Трое детей Татьяны Найденовой выросли и уехали из родного села, но помогают наполнять и администрировать сайт музея. А вот 10-летний внук Сережа проводит в Поиме все каникулы. Его любимое занятие – слушать рассказы бабушки и прабабушки о селе. Многие факты и даты он помнит наизусть и подсказывает старшим, когда те ведут экскурсии. И уже несколько раз сам выступал перед гостями Поима. С таким молодым поколением за будущее не страшно.

Автор: Ирина БАЛАШОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке