Рыбоводы выйдут из тени

Алик АсановВ водоемах области можно выращивать ежегодно более миллиона килограммов рыбы. Что же мешает развитию отрасли?

Уже не раз «ПП» обращалась к теме развития рыбоводства. Сегодня мы публикуем интервью с едва ли не единственным специалистом в отрасли рыбоводства в нашей области Аликом Асановым.
Он возглавлял отдел рыбного хозяйства регионального управления природных ресурсов, который, как это ни странно, фактически упразднен.
Разговор вышел непростой. Уж больно много проблем, с которыми сталкиваются рыбоводы на разных этапах своей работы. Они должны учитывать множество факторов, ведь из-за малейшего упущенного нюанса все созданное может рухнуть в одночасье.
– Более двух лет самой большой проблемой были сложности в процессе официальной регистрации рыбохозяйственной деятельности. Все это время юридическое право заниматься рыбой имели только те, кто начинал работать раньше. Остальные находились вне закона, даже имея в собственности или в аренде плотины, землю, – сообщил Асанов.
– В конце апреля в «ПП» была публикация о подобной ситуации в Тамале. Выходит, что все рыбоводы области пока работают незаконно?
– Большинство. Но я хочу сказать, что соблюдай мы все формальности, то и за 10 лет ничего не смогли бы сделать. По закону нужно было бы ждать, пока арендаторы пройдут все процедуры оформления прудов, земли, плотин. А все это очень длительно и чрезвычайно затратно. Потому мы условились с рыбоводами так: выращиваем рыбу и параллельно оформляем документы. В большинстве районов местные власти относились к этому с пониманием. Ведь поднимая рыбоводство, мы поднимаем и село, выполняем задачу губернатора – к 2010 году выращивать в год 1000 тонн рыбы.
– В настоящее время что-то изменилось?
– Да, мне сообщили об этом буквально на днях. Долгое время не мог разрешиться вопрос о том, кто будет заниматься заключением договоров с арендаторами водоемов: субъект или самарское управление. Мы настаивали, что эти полномочия необходимо передать нашей области. Самара далеко, у нас не море-океан – небольшие пруды. Для этого с нашей стороны был подготовлен перечень из 575 водоемов – рыбопромысловых участков (РПУ). Наиболее крупные и пригодные для рыбоводства, они составляют примерно половину от общего количества прудов. В итоге мы добились своего: полномочия по заключению договоров переданы областному правительству.
– То есть теперь рыбоводы смогут «выйти из тени»?
– Можно сказать и так. Человек 60 ждали этого решения больше двух лет. Есть и такие, которые взяли плотины, но разводить рыбу боялись. В любой момент рыбинспекция могла их оштрафовать. Теперь дело пойдет. Хотя опять же не так уж быстро. Необходимо создать конкурсную комиссию, которая будет передавать рыбопромысловые участки, подготовить положение о конкурсе, разработать договора.
Все должно быть четко прописано: как и кому передавать в аренду РПУ. Например, если на водоем претендуют сразу несколько человек, приоритет будет у владельцев гидротехнических сооружений. Но как поступать, если ГТС пока «ничейное»? Или что делать, если арендатор, выигравший конкурс, не занимается водоемом? Ответы на все эти и многие другие вопросы должны быть четко прописаны.
– Долго придется рыбоводам ждать выхода этих документов?
– Вот об этом что-либо определенное сказать не могу. Наш отдел фактически прекратил свое существование. И кто будет заниматься этой работой, пока неизвестно. Ведь нужно будет заключить 575 договоров, а потом следить за их исполнением. Хотя, я надеюсь, ситуация исправится. Ведь наша область, несмотря ни на что, в части развития рыбоводства – в лидерах! Об этом говорит хотя бы тот факт, что на базе рыбоводного хозяйства Ивана Шнайдера в Пензенском районе 24 мая запланировано проведение выездной коллегии Росрыбхоза России. Ожидается приезд передовых рыбоводов страны, а также чиновников из федерального Министерства сельского хозяйства. Думаю, что после этого вопросов уже не будет.
– Кроме оформления частной собственности или аренды ГТС, какие проблемы поджидают начинающего рыбовода?
– Много вопросов возникает обычно по мальку: где купить, как привезти? Несколько хозяйств в области сейчас занимаются его разведением, но обеспечивают около половины спроса. Остальное приходится закупать в других областях.
Кстати, немаловажно, что процедура взятия в аренду прудов, которые не попали в список РПУ, остается прежней. Предприниматели, фермеры, у которых в уставе есть направление «рыбоводство», могут по-прежнему, заключив договоры с сельскими администрациями, брать в аренду плотины и работать.
– А насколько выгодно работать на одном пруду?
– Все зависит от того, как строить свою деятельность. Недавно я был у рыбовода Али Шаипова в Сосновоборском районе. Три года назад он решил взять в аренду небольшой пруд – 4,5 га. Причем никогда ранее рыбоводством этот человек не занимался, но пришел к нам, получил рекомендации и дальше лишь выполнял их. В итоге из заброшенного, заросшего пруда он сделал прекрасное место отдыха, куда летом приезжают сотни сосновоборцев отдохнуть и половить рыбу. В прошлом году Шаипов вырастил 4,5 тонны рыбы! Это очень хороший результат. Небольшие водоемы не интересны крупным рыбоводам, зато как нельзя лучше подходят крестьянско-фермерским хозяйствам. Прибыль небольшая, но есть.
– В число рыбопромысловых участков попало и Сурское водохранилище. Его тоже можно будет арендовать?
– Мы разделили водохранилище на семь участков, но три из них запретны – это нерестилища, плотина. Остальные четыре по конкурсу могут быть взяты в аренду. Согласно научному обоснованию на нем определена квота вылова в размере 230 тонн рыбы. В том числе и небольшой промышленный вылов.
Арендатор, выигравший конкурс, будет отвечать за порядок на своем участке, за чистоту на берегах, учет вылова рыбы (платно или бесплатно), зарыблять водоем. Все это обговаривается в договоре. Но самая главная задача – это, конечно, искоренить браконьерство.
Недавно областное правительство утвердило список из 575  водоемов – рыбопромысловых участков. Это половина всех прудов и озер Пензенской области – наиболее крупных и пригодных для рыбоводства.
P.S.    И карпа можно доить

Одна из главных статей расхода в рыбоводстве – приобретение малька. В этом году тонна карпа-годовика обойдется рыбоводам уже в 120 тысяч рублей. Сумма немалая. И потому крупные рыбоводные хозяйства, стараясь повысить рентабельность своего производства, выращивают малька сами. Приобретают личинку карпа и на небольших прудиках доращивают ее до размера малька. Обходится это намного дешевле. Ведь миллион личинок стоит около 20 тысяч рублей, а в случае соблюдения всех нюансов через год из них вырастет три тонны малька. К тому же с личинкой на порядок меньше затраты на транспортировку – миллион штук умещается в пятидесятилитровом бидоне.
В советское время производством личинки карпа в нашем регионе занимались несколько рыбоводческих хозяйств. Но до настоящего времени они не дожили, и сейчас пензенские рыбоводы везут личинку карпа из Саратова, Рязани, Тамбова. Но продолжаться это будет недолго. В скором времени заводской способ производства личинки карпа будет налажен и в Пензенской области – на базе передового рыбоводного хозяйства Ивана Шнайдера.
Технология выведения личинки выглядит потрясающе. Из выловленных карпов достают икру и молоки. Причем, делают это таким образом, что рыбы остаются живыми. Этот процесс рыбоводы называют «дойкой». Далее икру и молоки смешивают и размещают в специальном аппарате, где смесь инкубируется несколько суток. И личинка готова. Как отмечают рыбоводы, таким способом получается личинка определенной разновидности рыбы. Так сказать, породистая. К тому же при заводском способе производства личинки карпа очень большой процент выхода.
Как нам стало известно, в первую очередь Иван Шнайдер планирует зарыбить своей личинкой собственные пруды, а в дальнейшем будет реализовывать ее пензенским рыбоводам. Производственных мощностей ему хватит, чтобы обеспечить личинкой карпа всю Пензенскую область.

Автор: Дмитрий Гулин, фото автора

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке