Кошелек или жизнь?

Что быстрее заставит  бизнесмена подобреть и поделиться с нуждающимися: налоговые льготы от государства или трогательное письмо от детдомовца? Об этом и многом другом шел разговор
на «круглом столе» «Благотворительность в условиях кризиса»

Информационным поводом  для большого собрания  на площадке Департамента информационной политики и СМИ Пензенской области стала так называемая «Концепция содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в Российской Федерации», одобренная правительством совсем недавно – 30 июля 2009 года. Раз есть концепция – ее надо обсудить с главными действующими лицами: представителями благотворительных организаций, властью, бизнесом и, конечно, СМИ.
Хотя документ явно носит декларативный характер, его обсуждение принесло определенную пользу отдельным участникам «круглого стола».
90 благотворительных организаций зарегистрировано на территории Пензенской области.


Владимир Панкратов. Пензенская областьПервым взял слово один из самых опытных в деле благотворительности – Владимир Панкратов, президент Пензенской региональной организации Международного Зеленого Креста. Он уже 14 лет работает с грантами и спонсорами, причем в основном не российскими, а зарубежными. Поэтому его речь стоит того, чтобы дать ее без купюр.

Страсть к антуражу
–  Я полагаю, что на развитие благотворительности влияют несколько факторов. Первый – культура населения. С 1917 года мы растеряли многое в  плане организации своей жизни. Я часто общаюсь с иностранцами, и они мне говорят: «Послушайте, у вас такая богатая страна, столько миллионеров. Но они не вкладывают деньги в благотворительность, в развитие культуры своей страны. Они предпочитают вкладывать в антураж. Покупают дорогие машины, влезают в долги».
Антураж в России – признак нашей низкой культуры. И мы вкладываем большие средства в то, чтобы россияне обрели новую культуру – культуру жить в согласии с обществом и природой. Это большое дело! И начинать надо с детства.
Второй аспект – отсутствие гражданского общества. Слабый контроль за расходованием средств, мало прозрачности. Правильно замечено, что у нас к благотворительности с недоверием относятся и дающий деньги, и берущий. Первому кажется, что средства уйдут не по назначению, а второму, что ему недодали… А это возникает из-за отсутствия гражданского общества. Когда мы начнем нормально принимать участие в управлении государством,  недоверие уйдет.
Третий аспект – проблемы самого бизнеса. Кризис по нему, действительно, ударил больно. К тому же он так обложен налогами, что бизнесмену приходится  сильно извращаться, чтоб получить хоть какую-нибудь прибыль… Получается, что у некоторых предпринимателей (я таких знаю) накладные расходы составляют до 600%! А ведь это вопрос нормальной организации управления бизнесом.
Я люблю приводить пример с Саудовской Аравией. Как там организовали выращивание пшеницы? Представляете себе, что там за земля, что за климат? Никакой воды! Так вот там просто отменили налоги для тех, кто занимается пшеницей. И закупали зерно по мировым ценам. Бизнес сделал все сам: и полив организовал, и землю привел в порядок, и семенами серьезно занимался… И через пять лет налоги стали поступать в бюджет!
Вопрос организации… Нам надо оптимизировать управление бизнесом, повышать его эффективность и, конечно, снижать налоги. Ведь что сейчас происходит? Нам просто негде взять деньги для благотворительности.
И четвертый аспект – информационная составляющая. Бизнес не знает, что и кому надо. Ему некогда этим заниматься. Он деньги зарабатывает. Поэтому надо создать специальный орган государственного управления. Зачатки есть, но четкой организации нет.  Такой, как в Швейцарии или Финляндии.
У финнов, например, есть специальный чиновник, который курирует благотворительность. Мы  к нему приходим, и он сразу говорит, мол, мы можем дать вам столько-то, у нас есть фонды на то-то… У них прекрасная  база данных. Благотворительностью ведь тоже надо управлять. И управлять грамотно! Решим четыре аспекта – и у нас появятся серьезные меценаты. А пока мы в условиях кризиса резко сократили бюджет.

Надежда Семенова. Пензенская областьВот так «Звездный мост»!
Выступление  Владимира Михайловича стало некой основой для обсуждения. Председатель Пензенской областной организации Союза журналистов России  Надежда Семенова поддержала  тему повышения эффективности благотворительности:
– В Пензенской области в XIX веке насчитывалось до 20 благотворительных организаций. Это было у богатых людей в крови – потребность помогать сирым и убогим, делиться. Не помню, кто, по-моему Карнеги, хорошо говорил: умирать богатым стыдно, нужно успеть потратить деньги на добрые дела.
У нас это пока слабовато развито. Федеральная власть дала толчок – спасибо за концепцию. От власти требуется еще и организационная помощь – база данных нуждающихся, перечень этих самых нужд…
Совсем свежая история с организацией поездки  больных детей  в Москву, на «Звездный мост», показала, что даже на это не стоит надеяться.
Для Пензенской области была выделена квота – 150 мест. В правительство направили соответствующие письма с просьбой дать ФИО ребятишек. Эти письма спустили в Министерство культуры и Министерство образования. В Министерство здравоохранения оно попало в последнюю очередь, и практически случайно. В результате детей набирали сами общественники по принципу – кто кого знает… Правильно говорю, Владимир Михайлович? Правильно!  В результате вместо 150 поедут 50! Как говорится, все что могли…
– Позволю с вами не согласиться! – вступил в дискуссию начальник Управления внутренней политики правительства Пензенской области Александр Аркадьевич Елатонцев, – Первыми, к кому пришли с этим проектом, было наше управление. И возможно, если б не это, – и 50 детей не было бы…
– Не надо, Александр Аркадьевич! Эти ребятишки, к сожалению, не ваша заслуга, – грустно подытожила Семенова.
– Хорошо, критику принимаю.

Александр Елатонцев. Пензенская областьПравославные, объединяйтесь!
– Но есть у нас и плюсы. Вот сейчас мы активно работаем с новой организацией «Благовест», – продолжил Александр Елатонцев. –  Она была создана в 2008 году прихожанами храмов Пензенской области. Так что у «Благовеста» – крепкие православные корни. Ее основные цели – помощь детям-сиротам, посещение одиноких престарелых людей, духовно-нравственное воспитание детей-сирот и детей из неблагополучных семей, защита жизни нерожденных детей. Мария Алексеевна, я попрошу вас рассказать о ваших проектах.
– В ноябре у нас состоится благотворительный концерт «Счастье в детские руки». Весь сбор пойдет на покупку рождественских подарков для детей-сирот. Но наша цель не просто  привезти конфеты. Необходимо выстроить систему, – вдохновенно рассказывала заместитель председателя Пензенской областной общественной организации «Благовест» по волонтерской работе Мария Львова-Белова. – есть дети, которые ни разу не получали подарка на день рождения! И  у нас есть такой проект «Подари праздник», когда наши волонтеры приезжают и устраивают каждому конкретному ребенку праздник, дарят подарки. Ведь это может каждый из нас!
– А скольким ребятишкам вы планируете подарить рождественские подарки? – уточнила Семенова.
– Мы сотрудничаем с дет­ским домом № 3, с социальным приютом. Хотелось бы помочь и Мокшанскому дому инвалидов…
– А конкретно, вы уже знаете, сколько, минимум, вам надо подарков?
– Да,  88 для детского дома, 30 – для социального приюта… Ну а если соберем больше денег, то и до Мокшана, и до Спасска доедем. Вы знаете, мы хотим, чтоб каждый ребенок написал письмо Деду Морозу. Чтоб ребенок не шоколадку получил, а именно то, что хотел. Может быть, всю свою маленькую жизнь…
– Отличная идея. Каждому ребенку – Деда Мороза.

Станислав Оборин. Пензенская область«Все в комплексе!»
Заместитель министра финансов Пензенской области Станислав Оборин перевел разговор из эмоциональной плоскости в сугубо деловую. Он рассказал о планируемых налоговых преференциях бизнесу, который тратит деньги на благотворительность. Но так как речь идет всего-навсего о планах, то не будем занимать газетную площадь гипотетическими вычетами по налогу на доходы физических лиц (кстати, вряд ли городские власти будут этому рады, так как этот налог напрямую касается именно городских бюджетов!) и прочими декларируемыми преференциями
– Конечно, есть приложение к концепции с перечнем мероприятий, в том числе и по изменению федерального законодательства, – как-то грустно продолжил свое повествование Станислав Дмитриевич, – но, наверное, все это будет не скоро. Вы же понимаете, сейчас идет борьба между двумя группами. Одни считают, что льготы существенно урежут поступления в бюджет страны, а другие убеждены, что деньги – это еще не все, что за стабильность, за стирание противоречий надо платить. И мы ведь получим то, что никакими деньгами не измерить. Пока консенсуса нет. И эта концепция, если хотите, знак для нас:  мы можем разработать свои предложения и тем самым поддержать концепцию, показать правительству, что оно идет в правильном направлении, что благотворительность нужна!
С этим были согласны все участники «круглого стола».
– Давайте не будем плодить никаких рабочих групп.  А просто соберем предложения в нашем управлении, – предложил Александр Ела­тонцев. – Cконцентрируем все и отправим в Москву, так сказать, пензенский вариант. А сейчас мне хотелось бы предоставить слово председателю совета Пензенского областного отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Олегу Юрьевичу Тоцкому. Это  благотворитель со стажем.
– Сначала я хочу вступиться за  предпринимателей. Не все, Владимир Михайлович, гонятся за антуражем. Просто в нашей среде такие правила: твой внешний вид должен соответствовать твоему статусу. Мы, если хотите, обязаны идти на определенные статьи расходов, связанные со статусом. И не российский бизнес это придумал. Все идет из-за рубежа, мы только копируем. Здесь надо смотреть глубже. Предприниматель, занимаясь благотворительностью, не на льготы ориентируется. Он видит проблемы, слабые места – и помогает. Конечно, кризис оголил бизнес. Все стараются сохранить свои предприятия, свои кадры… И в сегодняшней ситуации льготы, конечно, не помешали бы. И не через 10 лет, а именно сегодня. И желательно по максимуму.
Это как в торговле: когда приходит новая торговая сеть, она прежде всего максимально снижает цены, дабы привлечь покупателя. Потом, правда,  цены поднимутся, как у всех… Но это будет потом. Так и здесь. надо заинтересовать людей активнее участвовать в благотворительности. И надо писать о них!
– В моем окружении предприниматели о своих благотворительных акциях не хотят говорить. Мол, это сугубо мое дело, и в рекламе я не нуждаюсь, – вступила в разговор Надежда Семенова.
Олег Тоцкий. Пензенская область– Ну, может, у них деньги заработаны нечестным способом? Или они и без того светятся часто?  –  со знанием дела ответил Олег Тоцкий. – А так все хотят! И это, кстати, нужно не только бизнесу. Рассказами в СМИ можно сформировать моду на благотворительность. Петров помогает, Иванов помогает – а ты чего, Сидоров, сидишь?!
– Вопрос есть к вам, Олег Юрьевич, – полюбопытствовала Надежда Семенова. – а что на вас произведет впечатление больше – налоговые льготы от государства или трогательное письмо Деду Морозу от детдомовца? Что быстрее заставит вас открыть кошелек на благотворительность?
– Я думаю, сработал бы хорошо комплекс…
– А если по отдельности: либо то, либо другое?
– Ну… Если б льготы по НДС, например, не 100%, а хотя бы 50%… Было бы приятно. Но хотелось бы всего по чуть-чуть. Все-таки в комплексе…
– Я думаю, что самое большое психологическое воздействие произвело бы на Олега Юрьевича, сообщение Деда Мороза о налоговых льготах, – красиво пошутил Александр Елатонцев.
Председатель некоммерческого партнерства «Центр развития предпринимательства», депутат городской думы Жиганша Туктаров предложил сконцентрировать все ресурсы в рамках одной организации, которой и поручить ведение банка данных нуждающихся:
– Должна работать система. И деньги необходимо концентрировать. А распределение должно быть прозрачным, открытым.
в тему
Святая женщина
Сто с лишним лет назад в Пензе все знали, к кому идти со своими бедами. Был у губернии  свой ангел-хранитель – Мария Михайловна Киселева. Она строила храмы, открывала богадельни. И не потому, что ей за это «светила» статья в газете, и не по причине очередных выборов в органы власти, и не налоговые преференции от государства ее вдохновляли.  Просто такова была ее природа. Душевная организация святой женщины не позволяла ей пройти мимо горя людского.
Откуда же  такой дар? Что поддерживало ее в этом благородном деле? Мария Киселева была из многодетной семьи. Губернский предводитель саратовского дворянства Михаил Никитич Чегодаев и его жена Александра Петровна имели девять детей. Старшенькая,  Мария, с юных лет была глубоко верующей, а потому глубоко сострадающей девочкой…
Мария Киселева. ПензаЗамуж она вышла по меркам того времени очень поздно. В тридцать лет Мария отдала руку и сердце Александру Григорьевичу Киселеву, потомку древнего дворянского рода. Они были под стать друг другу. С общими принципами, добросердечные. Помогали всем, кому могли. Ничего не требуя взамен! Ни от царя, ни от Отечества! Девятнадцать лет они прожили в счастливом браке, основанном на взаи­мопонимании. Но Марии Михайловне суждено было пережить своего  супруга для того, чтоб явить миру подвиг, который  длился целых сорок лет!  И благословил  Марию на это подвижничество муж – такова была его последняя воля. Он отказал в своем завещании одиннадцать имений в разных губерниях России на строительство богадельни в Пензе. Там находили приют старые, больные. Без различия вероисповедания!
Мария Михайловна  основала Параскево-Вознесенский монастырь(сейчас в Мордовии). Свою собственную усадьбу отдала под епархиальное женское училище. А все свои средства, имения, имущество  она  завещала крупным благотворительным организациям, храмам и богадельням.

Автор: Алина АЛЕКСЕЕВА, фото Владимира Гришина / "Пензенская правда" 29 сентября 2009, N 75

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке