Королева на пенсии

Учитель с шестидесятилетним стажем и почти вековой биографией уверена, что губернатор ее слышит, а президент рано или поздно прислушается. Ведь она знает, что говорит!

Ольга Ивановна никогда для себя не жила. Но она об этом ни капельки не жалеет. Она много отдавала – и ей многое возвращалось. Пра-пра-правнучка Злата, которую она воспитывала, спустя много лет сделала ей прекрасный ремонт, поставила пластиковые окна. Вокруг нее всегда много близких людей… Разве это не счастье?

Возраст Ольги Ивановны Ивановой более чем преклонный – ей ровно 90 лет. Сверстников у нее немного, да и те, кто остался, немощные. А от этой женщины веет мощью. Ее даже старушкой назвать  язык не поворачивается.
Откуда такая крепость духа и тела? Как, прожив такую непростую и долгую жизнь, ей удалось сохранить трезвость суждений и терпимость ко всему молодому и глупому? Где она черпает силы?
– Я сразу после 10 класса (это было в 37-м году), учительницей стала. У малышей преподавала в начальной школе. Моя первая зарплата  была, не поверите, – ведро пшена. Но, когда деньгами стали давать, с каждой зарплаты откладывала на институт. По 2 – 3 рубля…
– А сколько платили?
– Да 16 рублей…
– Накопили?
– Конечно. Закончила я Новогородский учительский институт в 41-м. Направили меня в Псков, да Гитлер помешал!
Ольга Ивановна перелистывает страницы фотоальбома. А я смотрю на ее красивые руки – неужели они таскали зарплату ведрами? Смотрю на старые фотографии – неужели эта серьезная барышня  в метель и стужу ходила по 6 километров по лесу? Неужели это она смотрела в глаза  волкам (настоящим, голодным, злым) в холодном 43-м?..
– А в 45-м году замуж вышла. Да не сложилось… Муж грибами отравился, умер. А через полтора года посватался ко мне отец четверых детей, – Ольга Ивановна  своей королевской рукой поглаживает фото красивого мужчины. –  Мы – два горюна – прожили 43 года вместе. Работала я в Телегине, Шемышейке, Наровчате. Мужа все время переводили – он был председателем райисполкома. Теперь сижу бездельничаю.

До всего есть дело
Нынешнюю жизнь Ольги Ивановны  бездельем ну никак нельзя назвать. Она пишет губернатору, требует принять меры, ищет способы исправить то, что считает неправильным, ненужным, вредным…
– Пошла как-то в церковь, а на кладбище стоит стела и звезда на боку. Меня это так поразило! Думаю, может быть, тут человек, который воевал во время Великой Отечественной… А к его памяти так наплевательски отнеслись потомки. Написала губернатору, все исправили.
А мой муж похоронен на Новозападном кладбище. Там  вообще были такие страшные памятники, такой беспорядок! Ну не могу я, как многие бабушки-старушки, поворчать-поворчать, и все. Я написала… Памятники заменили. Меня приглашали на открытие, даже благодарность мне написали. Я всегда говорю: делай, что должен, от каждого что-то в этой жизни зависит. От каждого! Вот я посылала письмо президенту. Кто знает, может быть, и моя писанина сыграла  какую-то роль. Будут делать пересчет пенсии за советское время. Сейчас выходят на пенсию после 40 лет стажа. Если его нет, то пенсия снижается, а если выше 40?
–  Ваше отношение к тому, что происходит в системе образования?
– Я категорически против ЕГЭ. Категорически! Мои ученики, которые, слава богу, без всяких ЕГЭ заканчивали школу, живут в Испании, Италии, пооканчивали университеты на «отлично». Если кто хочет жульничать, ему что с ЕГЭ, что без ЕГЭ море по колено. Все равно дипломы можно купить за деньги. Тут как-то ко мне врач приходил – прихватило сердце… Спросил, какие таблетки пью, посоветовал продолжать в том же духе. Берет сумку – и обратно. Я говорю: «Вы же не сделали элементарных вещей – не послушали, не измерили давление!». Прогнала его. Через месяц узнала, что его уволили – у него купленный диплом.

Без труда ворами растут
– А что сейчас придумали? – Ольга Ивановна аж встрепенулась вся. – Теперь, оказывается, детей нельзя заставлять полы в классе мыть! Мы в свое время не то что мыли – сами ремонты в классе делали! А тут что?! И ничего плохого из нас не получилось. Все нормальные выросли. Детей от труда не надо освобождать. Конечно, крепостной труд не нужен. Но надо, чтоб они понимали и были готовы к тому, что их в будущем ждет. А так они только воровать могут научиться.
– Плохая нынче молодежь пошла?
– Почему плохая? Хорошая! Просто  с ней не работают. Все время спорю с бабками. Тем бы только ругать…  А я говорю:  сами виноваты. Вот ты, бабушка, у тебя есть внучка – контролируй ее, учи, ограничивай, когда надо… Не понимают. Молодежь в бар вообще не надо пускать, нечего им там делать. А ректорам институтов надо организовывать культурные мероприятия в своих стенах.
– А вы никогда не жалели, что выбрали учительскую профессию?
– Если бы сейчас снова ко мне вернулась молодость,  стала бы только учителем.  Больше ничего не надо! Наша профессия особенная… Надо забыть о себе. Если будешь помнить о себе,  о своих потребностях – толку не будет. На мне сейчас  костюм с 58-го года. А в гардеробе еще два пиджака и пять – шесть кофт. Один праздничный, другой на каждый день. Но зато было к учителю уважение. Трудная была работа, но почетная.

Автор: Алина Алексеева / "Пензенская правда" 2 октября 2009, N 76

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке
Array
(
    [0] => Array
        (
            [TITLE] => Главная
            [LINK] => /
        )

    [1] => Array
        (
            [TITLE] => Новости
            [LINK] => /news/
        )

    [2] => Array
        (
            [TITLE] => Архив новостей
            [LINK] => /news/arkhiv-novostey/
        )

    [3] => Array
        (
            [TITLE] => Королева на пенсии
            [LINK] => /news/arkhiv-novostey/koroleva_na_pensii/
        )

)