Чтобы слышать дыханье друг друга

1922 г. Здание Пензенского драматического театра. Показательная работа пожарных.


Пенза. 1922 год. Здание Драматического театра (бывший Народный дом им. императора Александра II, ныне — Облдрамтеатр им. А.В. Луначарского). Показательная работа пензенских пожарных.









Идея строительства универсального зала в новом театре пугает актеров

Судьба пензенского драматического театра волнует сегодня многих жителей Пензенской области. Даже те, кто не считает себя поклонником Мельпомены, не представляют областной центр без театра и страстно желают скорейшего его строительства.

Но вопрос о том, каким он должен быть – новый пензенский театр, оказался достаточно спорным. Чтобы обсудить его, мы пригласили за

«круглый стол» редакции «Пензенская правда» министра культуры Виктора Огарева, главного режиссера театра Вячеслава Гунина и тех артистов, которые являются стержнем труппы, хранителями творческого духа: Михаила Каплана, Николая Шевкуненко, Галину Репную, Василия Конопатина, Сергея Казакова. Участвовали в разговоре пресс-секретарь министерства культуры Федор Самарин и большой поклонник театра, краевед и коллекционер Игорь Шишкин. Виктор Огарев постарался сразу расставить все точки над i:

Виктор Огарев, министр культуры Пензенской области«Идут разговоры о том, что новое здание начнут строить в другом месте и размещаться в нем будет не только театр, но и музыкальный центр. Это ерунда. Никто никаких земель у нас не отнимает, и обсуждается сегодня проект именно драматического театра, но в улучшенном варианте. Прибавятся малая сцена с залом до 200 мест и гостиница на 40 – 50 человек.
Сейчас в сгоревшем здании идут работы по разборке завалов. Техническая документация будет готова через неделю. Выделены средства: из федерального бюджета – 375 млн. рублей и из областного – 300 млн. рублей. На счет фонда «Новый пензенский театр» поступило 12 млн. рублей. То есть деньги на восстановление нашего храма театрального искусства есть». Эта информация, в общем-то позитивная, не вызвала удовлетворения у присутствующих, особенно напряженными оставались актеры. И причина стала ясна, когда, рассуждая о будущем здании театра, министр произнес слово

«многофункциональное». У Каплана вырвалась реплика: «Это погубит театр!».Актеры рассказали, что старый зрительный зал отличался плохой акустикой и вообще был слишком большим – 1200 мест. Оптимальным, по их мнению, является 600–800.

А Василий Конопатин считает, что разумный минимум – 450 мест:

Василий Конопатин, актер«Мне вспоминается пословица «Король умер – да здравствует король!». Я считаю, что сейчас появилась возможность исправить те ошибки, которые были допущены при сооружении старого здания. В первую очередь — акустика. Второе: драматический театр – это маленький организм, он не может быть крупным по определению. Сцена должна быть максимально приближена к зрителям, чтобы они слышали каждый вздох актеров, а актеры чувствовали дыхание зала».Актеры, что называется, защищают свою территорию. Им хочется, чтобы театр был только для спектаклей, а не для проведения разного рода мероприятий, шоу, гастрольных концертов балетных и оперных трупп.

Виктор Огарев отстаивал такую позицию: театр – это святое, никто не покушается на него, но новое здание должно быть все же универсальным.

Несколько в иное русло перевел разговор Сергей Казаков:

«Главное в театре – атмосфера, уют, а это создаем мы сами. Как не растерять то, что у нас есть, за эти 2 – 2,5 года, пока будет строиться новое здание? Театр – это семья. А что происходит в семьях, когда случается несчастье? Одни (таких сегодня много) начинают делить наследство. А семьи с духовными традициями начинают объединяться. И мы сейчас должны объединиться. Не вокруг министерства – вокруг самих себя».Михаил Каплан, актерМихаила Каплана беспокоит вопрос сохранения труппы:

«Когда театр попадает не в очень хорошие условия, молодежь стремится пойти туда, где лучше. Я знаю, что один актер уже подал заявление об уходе, а другой собирается это сделать. Надо принять меры, увлечь их чем-то, заинтересовать». Галина Репная:

«Я приросла душой к театру, я не предатель и никуда не уйду. А молодежь… думаю, многие захотят уйти. Некоторых мучает жилищная проблема – нечем платить за съемные квартиры. И, конечно, надо думать об условиях работы. У нас нет гримерок, негде переодеться, негде отдохнуть…».Виктор Огарев тут же сообщил о том, что трем молодым актерам театр будет компенсировать затраты на жилье.

В разговор вступил главный режиссер театра Вячеслав Гунин. Он поднял темы весьма неожиданные в данных обстоятельствах: о зрителях, о репертуаре, о качестве постановок. Он, видимо, хотел подчеркнуть, что пожар – не повод расслабляться:

«Постепенно страна очухивается от попсы. И последняя наша премьера, «Персидская сирень», не очень-то удобная для зрителя, требующая осмысления и сопереживания, доказала, что какой-то вектор мы отгадали. Русский психологический театр никогда не обслуживал зрителя, он вел его за собой». При упоминании о

«Персидской сирени» оживился Василий Конопантин (он блестяще играет в этом спектакле на пару с Галиной Репной):
«Я от безделья уже на стенки кидаюсь и готов играть спектакль без музыки, без костюмов и декораций!».Галина Репная, актрисаГалина Репная:

«Я согласна, но только в концертном варианте. Спектакль же должен быть восстановлен – нельзя опускать планку профессионального театра!».Актрису успокоил Игорь Шишкин, сообщив, что есть договоренность с руководством ОАО

«Тяжпромарматура» на оплату костюмов и декораций к этому спектаклю. Виктор Огарев сказал, что соответствующие статьи расходов в бюджете театра позволяют сегодня восстанавливать спектакли.

Вячеслав Гунин, главный режиссерВячеслав Гунин назвал те вещи, которые считает раритетами, их обязательно надо сохранить в репертуаре:

«Поминальная молитва», «Время и деньги», «Одуванчики», «Ужин», «Таксист».
«Я разбиваюсь в лепешку, с утра до ночи нахожусь в театре, чтобы актеры вышли на сцену не как погорельцы – с протянутой рукой, а с хорошей профессиональной работой. Мы уважаем зрителей и хотим сделать их пребывание в зале комфортным, минимизировать ощущение несчастья».
Когда, рассуждая о будущем здании театра, министр произнес слово «многофункциональное», у Каплана вырвалась реплика: «Это погубит театр!».
мненияВиктор Огарев:

«Сегодня обсуждается проект именно драматического театра, но в улучшенном варианте».
Вячеслав Гунин:

«Мы уважаем зрителей и хотим сделать их пребывание в зале комфортным, минимизировать ощущение несчастья».
Галина Репная:

«Я приросла душой к театру, я не предатель и никуда не уйду».
Михаил Каплан:

«Когда театр попадает не в очень хорошие условия, молодежь стремится пойти туда, где лучше».
Василий Конопатин:

«Сейчас появилась возможность исправить те ошибки, которые были допущены при сооружении старого здания».

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке