Чиновничье рвение или алчность?

Участие в федеральных и областных программах стало средством для мошенничества

В течение десяти дней Земетчинский районный суд вынес три приговора.

Фабулы совершенных преступлений похожи, как однояйцевые близнецы. Ну разве что за исключением некоторых деталей.

Дело первое

27 мая рассматривалось дело в отношении супругов Марковых, живущих в поселке Пролетарский.

Суть его сводится к следующему.

В декабре 2006 года Екатерина Маркова узнала от работников сельской администрации, что в области действуют федеральная целевая программа «Социальное развитие села до 2010 года» и областная – «Обеспечение доступным жильем молодых семей и молодых специалистов на селе на 2006 – 2010 гг.». Предложила своему мужу  Сергею стать участником программы  и получить безвозмездную субсидию для приобретения жилья в сельской местности.

Но непременным условием предоставления субсидий является работа одного из членов молодой семьи или изъявление желания работать по трудовому договору не менее 5 лет в организации агропромышленного комплекса или социальной сферы в сельской местности.

Сергей в АПК не работал и работать не собирался. Но, чтобы получить субсидию, Екатерина обратилась к одному из руководителей КФХ с просьбой заверить копию трудовой книжки: в нее инспектор военно-учетного стола Пролетарского сельсовета внесла
запись о том, что Марков работал у фермера слесарем 3-го разряда. Фермер копию заверил.

К заявлению и копии трудовой книжки был приложен договор купли-продажи квартиры за 250 тысяч рублей (реальная стоимость которой была на 100 тысяч ниже).

В результате Маркову предоставили субсидию в размере 169 680 рублей.

Таким образом, материальный ущерб, причиненный супругами Марковыми федеральному бюджету, составил более 72 тысяч рублей, Управлению сельского хозяйства Пензенской области – около 85 тысяч, администрации Земетчинского района – 12 120 рублей.

Деньги суд постановил вернуть. Екатерину приговорил к трехтысячному штрафу, а Сергея – к 180 часам обязательных работ. Справедливо? Справедливо. Непонятно только одно. Зачем Екатерине, работающей  в школе, то есть в социальной сфере, и без того имеющей полное право участвовать в программе, понадобилась эта канитель с подложными документами? Сама ли она это придумала или кто-то посоветовал?

Дело второе

29 мая Земетчинский районный суд рассмотрел уголовное дело в отношении заведующей библиотекой села Лебедянка Антонины Тряпицыной и ее сына Владимира Семивратова.

Сценарий, по которому разворачивалось действие, похож на дело Марковых. Антонина Владимировна обратилась к руководителю КФХ с просьбой внести запись о том, что ее сын работает в АПК. Семивратова быстренько «назначили»… слесарем 3-го разряда.

Субсидию подсудимые получили. Интересно, что согласно договору купли-продажи дом, как и в первом случае, стоил 250 тысяч рублей, хотя в реальности – всего 150!

В результате федеральный бюджет недосчитался 68 330, областной – 79 718, местный – 11 388 рублей.

Тряпицыну и Семивратова оштрафовали на 3 тысячи каждого, а деньги, полученные путем мошенничества,  повелели вернуть.

Дело третье

В этих двух случаях подсудимые раскаялись, вину признали и заявили ходатайство о постановлении приговора без судебного разбирательства. Поэтому узнать детали из документов невозможно.

Третье дело, на мой взгляд, наиболее интересное. Алексей Афанасов – житель села Старополянское того же Пролетарского сельсовета. Его фермер также «назначил»  слесарем 3-го разряда, хотя подсудимый и не собирался у него работать. Ему  выделили субсидию, в результате чего он причинил ущерб государству на сумму 287 700 рублей.

Но свою вину Алексей Николаевич признал частично.

По его словам (версия Афанасова взята из приговора суда),  дело обстояло следующим образом. От сотрудницы сельской администрации он узнал, что должен прийти в сельсовет, где ему расскажут о программе «Дом для молодой семьи». Глава администрации М. Абашов объяснил, что семья Афанасова подпадает под действие данной программы, дал перечень документов, которые надо представить. Спросил, где Алексей работает. Узнав, что таксистом, предложил сходить к фермеру Зайцеву и поставить печать в копии трудовой книжки. Копию с липовой записью о том, что он работает в КФХ, по словам Афанасова, ему дал Абашов.

Алексей утверждал, что если бы в сельской администрации ему разъяснили, что для получения субсидии на жилье надо обязательно работать в АПК, он бы обязательно устроился именно туда, что впоследствии и сделал.

Однако получением субсидии дело не ограничилось. По договору купли-продажи жилого дома с неким Чехович следовало, что дом куплен за 420 тысяч рублей. Именно эта сумма была перечислена продавцу. Но реально он стоил 215 тысяч. Оставшиеся 205 тысяч рублей согласно устной договоренности были возвращены Афанасову.

За свои деяния преступник получил два года условно с отсрочкой приговора на один год. Деньги ему надо вернуть.

Вопросы

Все три преступления, которые органы предварительного следствия и суд квалифицировали  как мошенничество, были совершены на территории одного и того же Пролетарского сельсовета. Все документы и постановления подписывал глава администрации М.П. Абашов. Все липовые записи в трудовых книжках заверял фермер В.И. Зайцев. Стоимость всех трех приобретенных домов была намного ниже полученных субсидий. Вам это не кажется странным?

Ведь трудно предположить, что три семьи, живущие в разных концах Пролетарского сельсовета, одновременно, не сговариваясь, решили «обуть» государство. Как и поверить в то, что пришли к руководителю КФХ Зайцеву люди с улицы, попросили заверить липовые документы, и он безропотно согласился.

Скорее всего, дело обстояло следующим образом.

Главе Земетчинской районной администрации надо было отчитываться о выполнении программ. Он дал задание главам сельских советов найти подходящие кандидатуры. Подчеркиваю: подходящие, а не фиктивные.

Глава Пролетарского сельсовета кинулся выполнять задание. Но то ли потому, что «подходящих» во  вверенных ему селах не нашлось, то ли по другой причине (вспомним разницу полученных субсидий и реальной стоимости жилья), то ли потому, что сам программу плохо прочитал, гражданин Абашов пошел по пути наименьшего сопротивления: привлек людей, никакого права на получение субсидий не имеющих.

Он же, по моему мнению, уговорил фермера Зайцева заверить липовые копии трудовых книжек. Главное что? Отчитаться перед руководством о выполнении задания.

На действия главы Пролетарской сельской администрации обратила внимание прокуратура Земетчинского района. Но доказать прямой умысел в действиях господина Абашова, наверное, было невозможно. Как невозможно оставлять его  на должности главы местного самоуправления.

Нашли компромисс. Абашова тихо, без лишнего скандала уволили.

Подведем итоги

Жители только одной сельской администрации нанесли бюджетам разных уровней огромный ущерб. Пять человек получили судимость. Глава сельсовета  вылетел с  работы.

Случайность? Да нет, скорее, как говорил чукча в известном анекдоте, «тенденция, однако».

Вернут ли государству незаконно полученные деньги? Возможно. Но нескоро. Все подсудимые имеют очень низкую зарплату, на их иждивении находятся малолетние дети.

Станет ли пример Пролетарской администрации поучительным для других глав местного самоуправления? Сомневаюсь…

Я думаю, что правоохранительным органам стоит провести сплошную проверку законности полученных в рамках правительственных программ для покупки жилья субсидий и доложить губернатору, куда на самом деле пошли бюджетные деньги.

Автор: Марина Сергеева / “Пензенская правда” 21 ноября 2008, N 93

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке