Последние из могикан по-вадински: одна семья на все село

Последние из могикан по-вадински: одна семья на все село

Татарская Шуриновка, в отличие от Русской, сгоревшей знойным летом 2010 года, обитаема. В ней проживают... три человека.

…У калитки нас встречает небольшого роста хрупкая женщина — Загиля Бабикова. Узнав, кто мы такие и откуда, сокрушается, что дома нет ее сына Миши, или официально — Мухаммеда. 

Все в том же 2010 году он был героем, о нем писали в газетах. Тогда шуриновцы, прожив прежде более двух десятилетий без воды, обнаружили ее буквально у себя под ногами, в старой скважине. И благодаря хлопотам и настойчивости Мухаммеда добились от власти помощи в оборудовании скважины. А то приходилось возить воду за несколько километров, из соседней сгоревшей деревеньки.

— Он вам не встретился? Миша в Вадинск поехал. По делам, — объясняет Загиля Усмановна. — А я что рассказать могу? Я и по-русски-то плохо говорю. Образование мое — всего три класса.

Загиля родилась в голодном 1933-м году в Татарском Шелдаисе Спасского района. Когда грянула война, ее отец ушел на фронт и не вернулся — пропал без вести. Так что, считай, мама Хадича воспитывала ее одна.

В Вадинский край Загиля переехала с мужем Хасяном. Жили дружно, работали в хозяйстве и на личном подворье. Растили четверых детей.

В 90-е годы все начало меняться. Люди уезжали из села. А в семье Бабиковых произошло несчастье — умер Хасян...
Двое взрослых детей — Шамиль и Адиля — тоже сорвались с насиженного места, перебрались в Московскую область. А Мухаммед и Нурия остались с матерью. 

Теперь за главного в семье сын. Нурия, хотя и часто болеет, помогает по хозяйству.
 
А оно у Бабиковых немалое: лошадь, корова, овцы, две собаки, и даже есть небольшая пасека. 

— Еще куры есть. А гусей и уток не держим. Их лиса крадет. Сидит в лесу и караулит. Когда мы все в дом уходим, хватает и уносит, — улыбнувшись, словно потеплело у нее на душе от лисьей хитрости, говорит Загиля Усмановна.

На предложение сфотографироваться она отвечает вопросительно:
— Ой, я, наверное, вся в морщинах? И ненарядная?
— Да нет, красивая.

Сфотографировавшись и увидев себя на экране фотокамеры, удовлетворенно расплывается в улыбке:
— И правда, хорошая получилась. 

На этом позитиве мы и расстались с хранительницей Татарской Шуриновки. 

А с Мухаммедом-Мишей встретились в райцентре, где он занимался оформлением документов на своего двухколесного «железного коня». А то, пока мотоцикл на приколе, приходится ходить пешком или пользоваться услугами такси. А от деревни до Вадинска — восемь километров. Трассы нет. Грунтовая дорога. Весной и осенью она раскисает, зимой ее постоянно переметает снегом. 

А они, Бабиковы, живут. Как последние из могикан Татарской Шуриновки. И не ропщут, борясь в одиночку со всеми жизненными невзгодами.

Автор: Алла ЯКОВЛЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке