Комсомольское прошлое Лидина: в шахте, на ферме, в клубе

Комсомольское прошлое Лидина: в шахте, на ферме, в клубе

Председатель областного парламента в 17 лет уже возглавлял организацию из 70 человек

Многие люди, занимающие сегодня командные посты в Пензе и области, прошли школу комсомола. И не только помнят, но и гордятся этим. Да, меняются времена и эпохи, но биография у человека одна, и слов из нее, как из песни, не выкинешь.

Сколько Пенза помнит, Валерий Кузьмич Лидин всегда на начальственных должностях: первый секретарь обкома ВЛКСМ, руководитель аппарата Законодательного собрания Пензенской области, заместитель, затем председатель областного парламента, причем недавно избранный на второй срок.

Дома пригодился
А начиналось все с маленькой должности секретаря комсомольской организации совхоза «Вперед» Башмаковского района. Маленькой не по земным представлениям, а по космическим масштабам. Ведь

Валерий Лидин хотел работать на космос, как два его старших брата — специалисты Центра управления полетами. Но при поступлении в московский вуз ему не хватило одного балла.
И парень вернулся домой. Кстати, организация, которую он возглавил, насчитывала человек 70. Прилично...

— Валерий Кузьмич, — спрашиваю, — как же за вас, 17-летнего мальчишку, все проголосовали?

— Да я шустрым был в школе — капитан футбольной команды, — отвечает мой собеседник, и в его глазах появляются такие молодые, озорные искорки. — И потом, я же не сразу на комсомольское собрание попал. Сначала поработал в мастерской учеником токаря, проявил себя как-то в коллективе. Старшие товарищи сказали: «Этот, глазастый, сможет».

И он смог. Оживил работу комсомольской организации. Пришлось, конечно, осваивать дипломатию, чтобы выпросить у председателя профсоюза 200 рублей на мячи и прочий спорт­инвентарь, который он и привез из Пензы, объявив начало работы спортсекций и приема в футбольную команду. Потом добывал аппаратуру для дискотек.

— А какой Новый год мы устроили для всего села! Нарядили елку, покрасили скамейки в разные цвета, подготовили праздничную программу, карнавал. — Валерий Кузьмич ненадолго замолкает, как бы заново переживая тот праздник. А потом переходит на деловой тон: — Ну и работали будь здоров. Весна — осень — в полях, зимой — в мастерских.

— Валерий Кузьмич, а ведь в прошлом году в СМИ писали что-то трогательное про вашу встречу с человеком из той комсомольской поры, — вспоминаю я, и мой собеседник живо откликается.

— Да, была история! Владимир Грачев из Белинского района попросил помощи: он инвалид, и ему нужна была коляска с электрическим приводом. Я позвонил в социальное управление — нет по закону такой возможности. Тогда обратился к своим друзьям по комсомолу в Москве. Они подсказали, где и как добыть такую коляску, и я с подарком поехал в семью Грачевых. Передал им коляску, стали мы общаться. И тут внучка Владимира Евгеньевича достает из шкафа комсомольский билет дедушки, и я вижу рядом с отметкой об уплате взносов свои подписи. Этот человек был моим комсомольцем в совхозе «Вперед», мы с ним земляки.

Ступеньки опыта

— А как ваша дальнейшая судьба сложилась?

— О космосе я перестал мечтать, решил, что и на земле романтики достаточно. Поступил в сельскохозяйственный институт и...

— И там вас выбрали секретарем комсомольской организации!

— Точно. Сначала группы, а потом заместителем секретаря комсомольской организации вуза.

— Валерий Кузьмич, ну как это происходит? На вас, что ли, написано: «Комсомольский активист»?
— Сейчас любят говорить: «особая энергетика». Вот что-то подобное… Я был открытым, общительным, во мне жил этот командный дух — хотелось собирать вокруг себя людей, вместе делать что-то полезное, а не сидеть по углам.

— Тогда существовала кадровая лестница: человек должен был пройти определенные ступеньки.

— Да, и это правильно! Комсомол был кадровой школой и для партийно-советской работы, и для производства. Я после окончания вуза вернулся в родной совхоз (у меня было целевое направление), и меня назначили заведующим отделением, где работали люди старше моих родителей! Без опыта комсомольской работы смог бы я ими руководить?

Романтика больших дел

— А когда вы стали первым секретарем обкома комсомола, сколько членов было в областной организации?

— 220 тысяч комсомольцев. Но мы с вами одну ступеньку пропустили — полтора года я был первым секретарем райкома комсомола Пензенского района. Да и в обкоме не сразу стал первым. Там такая была жизненная школа! Принимал меня Александр Фионов, спросил: «Готов ли ты треть времени, а то и половину проводить в командировках, работать по праздникам, жена молодая не убежит?» А за три месяца до этого у меня свадьба была. Говорю: «Я сам принимаю решения». Фионов в ответ: «Мне это нравится».

— А Фионов вас не пугал?

— Какое там! Мы действительно пропадали в районах, где занимались организационной работой, по три-четыре дня в неделю. Никаких машин у нас тогда не было — туда на автобусе, обратно на автобусе, там на перекладных. Мы и на ферме, и на току, и в клубе с молодежью. Романтика!

Кстати, и физическая закалка была хорошая. Помню, был я на комсомольской учебе в Донбассе, повезли нас в Макеевку на шахту. Встречались там с молодежью, а потом нам предложили спуститься в забой на 1100 метров. Из 15 человек согласились 6. Спускаемся. До шахтеров, чтобы с ними пообщаться, надо по узкому и низкому тоннелю чуть ли не по-пластунски ползти 100 метров, а жара — 45–50 градусов. Поползли, а один грузный парень застрял, еле его достали. Но наверху на нас смотрели как на героев. Чумазых (смеется).

Со знаком качества

— О вашем назначении первым секретарем обкома комсомола даже Мясников в своих дневниках писал — так вы его впечатлили. А он ведь был, как у нас любят говорить, рентген. Назвал вас парнем с острыми глазами и жизненным опытом, и ваш доклад — острым.

— Он и живьем мне про это говорил, про доклад.

— Даже из нашей достаточно беглой беседы ясно, что, пройдя комсомольскую школу, вы были готовы к любой работе. Хоть в шахте.

— Да, к любой. В том числе законотворческой. И когда я стал руководителем аппарата вновь созданного Законодательного собрания, то позвал в команду людей, прошедших комсомольскую школу (кое-кто упрекал меня в этом). Но это грамотные, профессиональные, ответственные ребята, в которых я уверен.

А ведь какие задачи нам предстояло решать! Тогда освобожденным был только спикер Юрий Иванович Вечкасов. Депутаты занимались своей производственной деятельностью. А создание нормативной базы, организация выборов полностью лежали на нас.

Кстати, Устав Пензенской области, разработанный нами, признан лучшим в РФ. Об этом сказано в учебном пособии для студентов юридической академии, автор — Олег Емельянович Кутафин, юрист, специалист в области конституционного права.

— Слушайте, сейчас вроде нет знака качества, но, как мне кажется, вместо него можно брать комсомольский значок и припечатывать.

— Если серьезно, то вполне!

 

Читайте также:

Воспитанница кузнецкого детдома стала в Москве известной актрисой 

Автор: Светлана ФЕВРАЛЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке