Сергей Казаков — о пользе чтения под одеялом и не только

Сергей Казаков — о пользе чтения под одеялом и не только

20 августа худрук пензенского драмтеатра отметит свое 50-летие — ФОТО

Наш герой знает, как лечиться от гордыни, как переплавлять отрицательную энергию в положительную, и многое другое, до чего нужно доходить своим умом, но… с помощью книг.

В Пензе вряд ли найдется хоть один человек, который не знал бы Сергея Казакова. Театральная публика его обожает и помнит, каким вихрем он ворвался на сцену Пензенского драматического театра. С 1996 года телезрители знают его как ведущего авторской программы «Клуб Фигаро».

Мировой общественности он знаком как президент Международного фестиваля региональных театров России и стран СНГ «Театральный дивертисмент», проходящего в Израиле с 2011 года.

Заслуженный артист России, художественный руководитель драматического театра, член Общественной палаты Пензенской области, депутат Законодательного собрания Пензенской области, доверенное лицо президента России В.В. Путина — далеко не полный список всех ипостасей этого сверхэнергичного человека.

20 августа Сергей отметит свое 50-летие. В канун юбилея он рассказал нашим читателям о книгах, которые помогли ему состояться в жизни.

Магия Конан Дойля

— Я был очень активным, подвижным ребенком, играл во дворе в футбол и казаки-разбойники и совершенно не читал книг. Все изменилось, когда я учился в пятом классе. Был в гостях у друзей и увидел на столе в гостиной стопку книг (хозяева были библиофилами и только что купили собрание сочинений Артура Конан Дойля в восьми томах).

Книги в обложках черного цвета пахли типографской краской и словно манили к себе. Я взял рассказы о Шерлоке Холмсе, начал читать и не мог оторваться. В результате перечитал все собрание сочинений четыре раза. Заканчивал последний том и снова брал в руки первый.

Родители запрещали мне читать по ночам. Так я брал фонарик, запасался кусками хлеба, посыпанными солью, забирался с головой под одеяло и погружался в мир Конан Дойля, зная наперед, что случится за следующим сюжетным поворотом. Но это нисколько не снижало интереса, поскольку главным удовольствием была работа воображения, создающая иллюзию реальности происходящего.

Причем самыми увлекательными для меня оказались не детективные истории про Шерлока Холмса, а наполненный философией и мудростью роман «Затерянный мир» и цикл о бригадире Жераре.

С того времени основательно «подсел» на книги и стал много читать.

Люди и саламандры

— Вторым потрясением стал роман Карела Чапека «Война с саламандрами». Это сейчас, в XXI веке, генная инженерия прочно вошла в нашу жизнь и ни у кого не вызывает удивления. А в 1978 году мне, шестикласснику, текст Чапека казался абсолютно фантастическим и насыщенным глубоким содержанием.

После прочтения книги я стал делить окружающих на людей-созидателей, творящих добро, несущих свет и любовь, и саламандр – разрушителей, сеющих зло и мракобесие. Главным ругательным словом у меня стало — «саламандра».

Книга заставила осознать значимость главных нравственных критериев.

Швейк и Винни-Пух

— Следующей книгой, которую я читал с упоением, оказалась «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека. Мало того, что она вся проникнута необычайным юмором, главный герой напоминал мне Винни-Пуха из мультфильма Федора Хитрука и, соответственно, актера Евгения Леонова, озвучившего этот персонаж.

В то же время в кинотеатре я посмотрел замечательный фильм «Джентльмены удачи» Александра Серого, где купался сразу в двух ролях тот же Леонов.

И вот все эти герои — Швейк, Винни-Пух, Доцент, Леонов — создали в моем воображении такой образ необыкновенной силы, яркости и притягательности, что я четко осознал, что буду артистом.

Кстати, Евгений Леонов до сих пор остается моим любимым артистом, работы которого я могу пересматривать до бесконечности.

Осознание своего предназначения привело меня в конце шестого класса в знаменитый Саратовский театр юношеского и детского творчества «Молодая гвардия», организованный Натальей Сухостав. Под ее началом делали первые шаги в искусстве многие известные актеры, в том числе Олег Табаков, Владимир Конкин, Владимир Краснов.

Здесь начался мой долгий и серьезный путь к определенной актерской школе, которую я потом развил, которой пользуюсь в настоящее время и которой обучаю в «Первой скрипке». Это психологическая, эзотерическая школа, основанная на энергетике.

Духовный поиск

— Первым автором, который дал толчок моим поискам, стал Михаил Юрьевич Лермонтов и его «Герой нашего времени». Когда я впервые прочитал это произведение, понял две вещи.
Во-первых, почувствовал, что обязательно сыграю Печорина. Почти 40 лет я жил с этим убеждением, пока на сцене нашего театра не был поставлен спектакль Андрея Шляпина «Герой нашего времени».  

Во-вторых, я трактовал образ Печорина иначе, чем школьные преподаватели. Для меня он — впервые выведенный в мировой художественной литературе носитель комплекса Сверхчеловека. Как ангел Люцифер, возомнивший себя Богом, был низвергнут в геенну огненную, так Печорин, поставивший себя выше окружающих, вынужден проводить свою жизнь в скуке, в бесплодных попытках найти счастье.

Виной всему является патологическая гордыня. А единственным лекарством от гордыни является унижение.

Такая трактовка произведения Лермонтова изменила мое жизненное поведение. Я, будучи представителем саратовской «золотой молодежи», сознательно стал бросать себя в ситуации «унижения».

Например, несмотря на непонимание окружающих меня «блатных» товарищей, в летние каникулы шел работать на завод, чтобы на свои деньги купить модные джинсы, хотя без проблем мог получить их в подарок от родителей.

Созвучным произведением оказался роман Александра Беляева «Голова профессора Доуэля». Эта книга также оказала влияние на становление моего мировоззрения, на понимание того, что ощущение своего превосходства над другими — это путь в никуда.

Творческая копилка

— В девятом классе, когда я уже не сомневался, что буду поступать в театральное училище, в моей жизни появился Шри Ауробиндо. Книги этого чрезвычайно сложного мыслителя попали в мои руки случайно, но, как ни странно, мне в них все было понятно. С этого автора начался мой путь в эзотерику, продолжающийся по сей день.

В последний год школьного обучения я увлекся философией Рудольфа Штайнера, его актер­ской школой.

Поступив в Саратовский театральный институт, на первом курсе ознакомился с книгой известного актера и педагога, племянника Антона Павловича Чехова, ученика Штайнера  Михаила Чехова «О технике актера». С тех пор, где бы я ни был, куда бы ни ехал, эта книга всегда со мной.

В процессе обучения я читал тексты об энергетических практиках многих авторов, но уже начал разрабатывать свой собст­венный театральный метод работы со зрительским залом, с его энергетикой.

К концу обучения я владел приемами актерского воздействия на театральную публику.

После окончания Саратовского театрального института уехал в Смоленск, чтобы начать с нуля свою актерскую карьеру, то есть снова бросил себя в «унижение». Если бы я остался в родном городе, мне далось бы все намного легче и вряд ли я состоялся бы в этой жизни.

Наконец, приехав в Пензенский театр, я открыл для себя еще двух авторов, книги которых стали моими настольными. Это Сергей Лазарев «Диагностика кармы» и Вадим Зеланд «Трансерфинг реальности». Последняя является для меня источником раздумий, сомнений, внутренних дискуссий с автором и, как следствие, принятия жизненных решений.

Актерская карьера и в смоленском, и в пензенском театрах позволяет мне сделать вывод о действенности моего актерского театрального энергетического метода. И дело тут не в моем таланте или способностях, а чисто в технических знаниях, приемах, отработанных за многие годы. В практике, идущей с детства, берущей корни в «Герое нашего времени».

Четыре вопроса юбиляру

— Многие люди в последнее время жалуются на то, что попадают в информационную зависимость от Интернета. Вы не из их числа?
— Интернет служит всего лишь инструментом в моей работе. День начинается с просмотра новостей. Дальше я читаю все сообщения, в которых упоминается мое имя.
Поскольку являюсь президентом Международного театрального фестиваля в Израиле, оказываюсь вовлеченным в информационное пространство не только пензенских сайтов.
Наконец, изучаю новости театрального мира: новейшие постановки, критические статьи, интервью извест­ных мировых режиссеров и актеров.  

— Каково ваше отношение к современной отечественной и зарубежной художественной прозе?
— Я иногда захожу в книжные магазины, подхожу к предлагаемым новинкам и пролистываю их. Сразу вижу, чем вызвано появление той или иной книги на прилавке. Это или желание автора заявить о себе как о сверхчеловеке, или попытка раскрутить и продать сомнительного качества печатную продукцию, выдавая ее за нечто значимое.

В одном из рассказов о Шерлоке Холмсе Ватсон, беседуя с великим сыщиком, с удивлением узнает, что тот понятия не имеет о том, что Земля круглая. Доктор не может поверить.

— Холмс, вы издеваетесь надо мной? Об этом знает любой школьник, — восклицает он.
— А моя голова не мусорное ведро, чтобы забивать ее всякой ерундой, — отвечает Шерлок Холмс. — Я храню в ней только те ценные вещи, которые помогают мне в работе…
Этот ответ является моей сегодняшней стратегией в чтении.

Я читаю театральные пьесы. В данный момент работаю над «Кабалой святош» Михаила Булгакова. Соответственно, перечитываю тексты Булгакова, пьесы Мольера, читаю исторические материалы, передающие дух мольеровского времени.

— Кто из известных театральных режиссеров вам наиболее близок?
— Валерий Белякович, мой большой друг и единомышленник. Наблюдая за его манерой выстраивать мизансцены, за работой с актерами, светом, музыкой, я чувствую глубинную духовную связь с ним.

Будучи учеником Бориса Равенских, который в свое время набирался мастерства у Мейерхольда, Белякович привнес в свой режиссерский стиль те же принципы, которые я нащупывал и разрабатывал в течение всей своей творческой жизни. Они вылились в актерскую школу, им я обучаю детей и взрослых в лаборатории актерского мастерства «Первая скрипка».

С помощью определенных технических приемов, знания пространственного размещения мизансценических энергетических точек дети учатся жизненной адаптации, коммуникабельности, умению располагаться в любой ситуации в выигрышном положении и становиться «первой скрипкой в оркестре».

— Можете раскрыть суть принципов вашей актерской школы?
— Трудно описать ее в двух словах. Существует четыре энергетические сценические точки, с помощью которых можно воздействовать на театральную публику. Они также существуют и в жизни. С их помощью можно воздействовать на собеседника, партнера, начальника.

В нашем с тобой разговоре, например, ты — артист, а я — публика и ты пытаешься добиться определенного результата от меня. А я, в свою очередь, для себя — артист, а ты — моя публика, и я пытаюсь добиться результата от тебя.

Если, находясь в определенной мизансцене, мы не будем соответствовать своим энергетическим точкам, никакого результата друг от друга мы не добьемся. В моей школе человек учится знать, ориентироваться, управлять и наилучшим образом действовать во всех четырех мизансценических точках.

10 книг Сергея Казакова

1. Артур Конан Дойль, «Затерянный мир».
2. Карел Чапек, «Война с саламандрами».
3. Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка».
4. Михаил Лермонтов, «Герой нашего времени».
5. Александр Беляев, «Голова профессора Доуэля».
6. Шри Ауробиндо, «Жизнь Божественная».
7. Рудольф Штайнер, «Теософия. Введение в сверхчувственное познание и назначение человека».
8. Михаил Чехов, «О технике актера».
9. Сергей Лазарев, «Диагностика кармы».
10. Вадим Зеланд, «Трансерфинг реальности».



Автор: Роман ЕРЕМИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке