«Когда ты там, все страхи уходят»: пензенский онколог уехал добровольцем на СВО

30 суток Руслан Магдеев оперировал и днем, и ночью

«Когда ты там, все страхи уходят»: пензенский онколог уехал добровольцем на СВО

Хирург онколог-уролог Руслан Магдеев, взяв отпуск без содержания, уехал добровольцем в зону СВО. Без выходных и почти без перерывов он проводил операции, буквально поднимая бойцов на ноги. 

Либо учителем, либо врачом

В мирной жизни у Руслана Рамисовича по 32 операции в месяц.То есть в день по две: одну проводит сам, на второй ассистирует. Он высококлассный специалист и весьма востребован. В следующем году будет двадцать лет его работы в областном онкологическом диспансере.

Но в далеком 1994 году юный Руслан стоял перед выбором куда пойти: по стопам матери, учителя химии, или отца – главного хирурга Неверкинской районной больницы.

– Я выбрал медицинский вуз в Саратове. Мои друзья и ровесники проводили время по-разному: кто-то на рыбалке, кто-то на спортплощадке. Мой отец был врачом, поэтому я проводил свободное время у него в больнице. Смотрел, как он работает. Меня это завораживало. Помню, как попал в небольшое ДТП на мотоцикле. Не стал обращаться за помощью к медикам, а сам сделал себе перевязку, обработал раны. Желание стать врачом и предпосылки к профессии у меня были. Школу я окончил хорошо, в аттестате были только пятерки и четверки. Поступил в высшее учебное заведение без проблем, – вспоминает мой собеседник.

Учеба давалась молодому Руслану легко. Окончив четыре курса, он перешел на факультет военной медицины. И не просто так: перед глазами у него был пример дяди, дослужившегося до полковника. Кроме того, отец Руслана в молодости мечтал стать военным хирургом. Окончив вуз в звании старшего лейтенанта, Руслан распределился в часть в Северо-Кавказском федеральном округе.

Непростой путь в профессии

В операционной.jpg

Но он туда так и не попал, так как часть расформировали. В 2000-х годах в армии дела обстояли не очень: повсеместные сокращения, совсем небольшие зарплаты. Недолго думая, молодой хирург уволился из армии и вернулся в Пензу. Здесь он прошел интернатуру в областной больнице им. Бурденко и устроился в ординатуру в Пензенскую городскую больницу № 6. Но жизнь не стоит на месте, и молодой врач перебрался в Кузнецк. Здесь Руслан получил колоссальную практику в хирургии. Кузнецк расположен на федеральной трассе, где очень часто происходили страшные аварии. Плюс молодой человек застал то неспокойное время, когда в приемном отделении могли происходить конфликты.

– В тот вечер я был дежурным по больнице. Захожу в приемное отделение и вижу, что на лестнице лежит мужчина. Сверху на нем сидит второй и бьет его по голове обухом от топора. Растащили. Пострадавшего тогда спасли. Позже выяснилось, что я стал свидетелем разборок двух мужчин из-за женщины, – вспоминает хирург. – После Кузнецка я работал в родном Неверкине хирургом-онкологом. Для этого прошел соответствующее переобучение. В 2004 году я стал практикующим хирургом онкологом-урологом. Вот такой  трудовой путь у меня получился. Знаете, не жалею, что мой профессиональный путь сложился именно так. Свою работу знаю и люблю.

Молитва матери сильнее бед

Коллеги в небольшой перерыв между операциями.jpg

С началом специальной военной операции хирург Магдеев знал, что настанет и его черед поехать «за ленточку» и помогать другим. Он как бывший военный хирург, хоть и уволенный со службы, мог быть мобилизован в первую очередь, а мог как медик воспользоваться бронью. Однако Руслан выбрал другой путь: он решил добровольно отправиться в зону СВО. Тогда его вдохновил опыт коллег, которые в начале 2023 года возвращались из подобных командировок. Он определился с датой, оформил все необходимые документы, написал заявление на отпуск без содержания и в начале марта уехал на фронт.

Дома его остались ждать жена и двое детей: 13-летняя дочь и 8-летний сын. Супруга стойко приняла решение мужа, смирилась с мыслью, что его какое-­то время не будет. Конечно, она переживала, но виду не подавала. А мама благословила Руслана. Перед отправкой она спокойным голосом сказала, чтобы сын и сноха не волновались: с Русланом ничего не случится, ведь его будет оберегать материнская молитва.

«Отец» поможет

Извлеченный осколок.jpg

Руслан Рамисович целый месяц работал в госпитале Луганской народной республики. Его командировка длилась с начала марта до начала апреля. 30 суток мужчина оперировал и днем, и ночью.

Луганский госпиталь относится к так называемому третьему типу. То есть туда  раненые бойцы попадают сразу с поля боя. 

А значит, каждая минута на вес золота. 

– Характер травм – осколочные, минно-взрывные, огнестрельные. Такие молодые, и уже так искалечены... Меня все «отцом» звали. Я не обижался: там даже побриться не было времени, борода отросла, да я еще и седой, хотя мне только 45, – с грустной улыбкой вспоминает Руслан Магдеев. – Каждый из парней старается не подавать вида, что больно. Но я-то знаю, что они очень страдают. Даже перевязки даются многим с болью, поэтому мы делали их под наркозом...

Сохранился в памяти Руслана Рамисовича случай. Поступил в госпиталь худенький мужчина, лет 30. Ранение было серьезное, а боли очень сильные. Без обезболивающего он не мог обходиться. Когда боец пошел на поправку, обезболивающие ему отменили и он молча страдал, а Руслан Рамисович пристыдил его, мол, можно и потерпеть. Позже оказалось, что мужчина был настоящим героем.

– Он штурмовик. С отрядом из шести человек и только с холодным оружием они ликвидировали больше 40 противников. Парень вывел всех живыми, а сам получил ранения. Честно, было стыдно за мои слова. Потом этого парня награждали, но он был настолько слаб, что даже стоять не мог. Я тогда чуть не плакал, – говорит хирург.

Спасти солдата

Трофеи, то что нашли у раненых.jpg

Конечно, работа в полевом госпитале – это не то же самое, что в стационарной больнице. Если в госпитале случались перебои с электричеством, то медсестры в операционной держали над операционным столом большие лампы на аккумуляторах. Но никто из медработников не жаловался. Наоборот, с каждой трудностью коллектив сплачивался сильнее. Неважно, врач ты или медсестра, если человеку нужна помощь – ты идешь и помогаешь: перенести больного, сделать перевязку, подменить и подстраховать друг друга во время операции.

По сей день медики со всей страны работают в едином порыве. Ведь каждая жизнь – это ценность, и самое главное, что врачи и медсестры могут сделать, – спасти солдата.

Я готов вернуться

После возвращения домой, казалось бы, жизнь Магдеева вошла в прежнее русло. Но мужчина понял, что изменился.

– Я осознал, насколько сильно люблю свою семью, что они – моя отрада. Что только рядом с родными я по-настоящему счастлив. После командировки я плохо спал. Вскрикивал, часто просыпался. Начал более трепетно относиться к пациентам, – говорит о своих ощущениях Руслан Рамисович. – Для себя решил: как только будет возможность, я снова поеду «за ленточку». Мое имя  уже внесено в лист ожидания.

Автор: Екатерина РАЦ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER


Популярное