Легенда пензенского правосудия Петр Симонов: Сопереживайте людям!

Легенда пензенского правосудия Петр Симонов: Сопереживайте людям!

Петр Александрович — легенда пензенского правосудия. 20 лет (с 1978 по 1998 год) он возглавлял Пензенский областной суд. Давно в отставке, но коллеги до сих пор вспоминают его с благодарностью и уважением. Недавно они поздравляли его с 90-летним юбилеем! 

Из агрономов — в судьи  

Свою карьеру Петр Александрович начинал… бригадиром в одном из хозяйств Крымской области. Потом по распределению молодого специалиста направили в Сурский край. Какое-то время он трудился в Нижнем Ломове агрономом, но грезил о карьере юриста. Честолюбивый юноша стал заочно получать юридическое образование. Уже во время учебы работал в районном суде приставом-исполнителем. 

Его трудолюбие, ответственность сразу взяли на заметку. Вскоре обком партии назначил его народным судьей.  
Если дело попадало к  Симонову, можно было не волноваться — он тщательно разберется во всех обстоятельствах, не будет рубить с плеча. Осудить человека легко, а понять, что им движет, куда сложнее.

Долг и правда

Говорят, не надо пропускать каждую ситуацию через себя, принимать близко к сердцу. Иначе произойдет профессиональное выгорание. Но Петр Александрович просто не мог иначе. И сколько раз его въедливость помогала расставить все точки над i.

К примеру, шел суд над парнем, который, вернувшись из армии, ввязался в драку и поколотил нескольких односельчан. Избитые дружно написали заявление. Казалось бы, все тут ясно: надо строго наказать дебошира. Но почему-то в ходе судебного разбирательства свидетели прятали глаза, а некоторые и вовсе отказались давать показания. 

В чем же дело? Оказалось, местные девчонки так и вились около плечистого и подтянутого дембеля. Конкурентам такой расклад не понравился. Собравшись группой (человек десять), они решили задать ему хорошую трепку, но получили достойный отпор. Люди видели, что он бил нападавших, но понимали, что те сами его спровоцировали. 

Суд оправдал парня — ведь тому поневоле пришлось пустить в ход кулаки.  

Другой случай. К Петру Александровичу поступило на пересмотр дело одного из коллег. Приговор опротестовывала прокуратура, сочтя его слишком мягким. Женщину обвиняли в крупном хищении. Дали всего три года. А ведь в советские времена с расхитителями имущества не церемонились! 

— Я сидел в кабинете, изучая дело. В окно увидел мужчину с четырьмя ребятишками. Все бедно одеты, в обносках с чужого плеча. Это были супруг и дети той самой женщины. Подумал: если бы она и в самом деле похитила большую сумму, неужели бы сразу же не потратила деньги на то, чтобы нормально одеть детей? Вероятно, ее подставили, — вспоминает Симонов.

Увы, отмененный приговор без изменений возвращать было нельзя, тем более что факт пропажи денег налицо. Петр Александрович прибавил к сроку год, хотя ему намекали, что хорошо бы увеличить его вдвое. Это все, что он мог сделать тогда для несчастной женщины. Ведь суд не может заменить следствие. 

Преступник или жертва?

Нередко решения Симонова вызывали большой общественный резонанс. Так, однажды он рассматривал дело молодого парня, который убил своего отца. Преступление — серьезней некуда. Стали разбираться. Оказалось, что убитый был самым настоящим тираном. Больше всего доставалось от него семье — по словам соседей, дети корки хлеба не могли взять без разрешения деспота. А жена его постоянно ходила в синяках. 

Очередная ссора в семье случилась накануне Рождества. Избив супругу, глава семейства выгнал ее на мороз босиком. Заперев дверь на крючок, продолжил срывать злость на детях. Не выдержав, старший сын схватил топор и ударил отца по голове.

— Мы назначили убийце год лишения свободы. Какой поднялся шум! Особенно негодовали родственники погибшего. И я решил встретиться с местными жителями, чтобы ответить на вопросы. Собрание прошло в Доме культуры. В зале яблоку было негде упасть. Я предложил им представить себя на моем месте, а сам рассказал историю от лица паренька. Так после этого люди стали спрашивать: «За что вы вообще парня посадили?» — подводит итог непростого дела Симонов.


Памятное дело

Петр Александрович вспоминает времена тотального дефицита, когда власти активно боролись с нарушениями в торговле. 
В одном селе накануне какого-то праздника люди ждали, когда в магазин привезут муку. Не расходились допоздна — когда машина приехала, уже стемнело.

Продавщица объясняла, что не может торговать — свет плохой, на весах не видно, сколько завешивать. Но люди все же уговорили ее. А утром стали приходить возмущенные, которых она ненароком обвесила. Кто-то написал жалобу в правоохранительные органы. 

— Эх, не надо было продавщице поддаваться на уговоры, — вздыхает бывший судья. — Факт обвеса из дела не выкинешь. А наказание полагалось серьезное. Приговорили ее тогда к трем годам лишения свободы. Формально я сделал все правильно. А в душе до сих пор саднит. Виню себя и по сей день...

Наперекор угрозам

Бывали в практике Симонова и случаи, когда на него пытались оказать давление. Не прошел номер! Петр Александрович — не из робкого десятка. 

Однажды в милицию обратился мужчина, у которого угнали машину. Племянник потерпевшего вызвался активно помогать следствию. А потом выяснилось, что это он и завладел автомобилем. Завели уголовное дело, а народный суд решил не лишать виновного свободы.

— Я с этим не согласился, — рассказывает Петр Александрович. — Слишком наглым было преступление: мало того, что обворовал дядю, так еще и делал вид, что заинтересован в поисках самого себя. Подал протест.

Оказалось, у преступника имелись серьезные связи. Начались звонки с угрозами. Неизвестный говорил: «Зря ты, Петр Александрович, ввязался во все это. Мы знаем, какой тропой ты ходишь на работу и домой». 

Голос показался Симонову знакомым. После нескольких часов размышлений он понял, что звонил ему один из сотрудников местного Управления внутренних дел.

— Когда он набрал мой номер в следующий раз, я сказал, что узнал его и написал записку. Если со мной что-нибудь случится, все поймут, что виноват он. Звонки прекратились, — улыбнулся мой собеседник.

Наверное, именно такие качества, как ответственность, принципиальность, стремление докопаться до истины, самоотдача, способствовали назначению Симонова на должность председателя областного суда. Именно он добился, чтобы из тесного и неудобного здания на улице Белинского слуги Фемиды переехали в современное здание на улице Максима Горького. 

Уже 20 лет Петр Александрович на заслуженном отдыхе. Но не редкость, когда тишину его дома нарушает звонок. Коллеги по старой памяти просят совета. И он охотно делится своим жизненным кредо: «Принимая решения, попробуйте поставить себя на место человека, которого судите. Сопереживайте людям».
   

Автор: Филипп МИТРОФАНОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке