Как живется в самоизоляции пензенской многодетной приемной семье Марины Челноковой

Как живется в самоизоляции пензенской многодетной приемной семье Марины Челноковой

— Живем весело и дружно. Не скучаем! — бодро ответила на мой вопрос «Ну как вы там, взаперти?» Марина Челнокова, жительница села Ленино Пензенского района, общественный деятель и одна из самых известных в Сурском крае приемных мам. — Сейчас мы вдесятером в одном доме. 

За 12 лет приемного родительства Марина Владимировна стала самым родным и близким человеком в общей сложности для 18 мальчишек и девчонок. В 2017 году «ПП» писала о ней. Челнокова — одна из немногих в регионе, кто не боится работать с трудными подростками.  

— Вообще-то, подростков воспитывать поздно, их поведение можно только скорректировать, — говорит она. — Прежде всего я стараюсь научить их доверию. И когда они видят, что ты не обманываешь, что любишь, желаешь им добра, — начинают оттаивать. 

Плюс шесть

За четыре года, минувшие с момента нашей публикации, в доме Марины произошли изменения. Несколько старших детей, получив кто высшее, кто среднее специальное образование, обзавелись своими семьями и теперь живут отдельно.
 
А Челнокова взяла на воспитание еще шестерых. Старший из них, Дамир, уже стал взрослым — отметил свое 19-летие. 

Как говорит Марина, дети к ней приходят сами. В смысле она не ищет их по базе данных, выбирая по цвету глаз, полу, возрасту, состоянию здоровья. Например, Дамира и его друга Андрея, воспитанников Спасского детдома, Челнокова по предложению руководства воспитательного учреждения пригласила к себе на лето. Парни как-то сразу пришлись ко двору и с одобрения всех членов семьи остались насовсем. 


Про Ваню и Даню

Два года назад в семье появился Ваня — ему сейчас семь. С Челноковой связалась сотрудник полиции из Самары Ольга Шелест, помогающая устраивать сирот в семьи. Рассказала, что в детском доме воспитывается мальчик с неизлечимым заболеванием иммунной системы и что шансов на усыновление у него практически нет. А у Марины уже есть дочь с таким же недугом. 

— Для меня даже вопрос не стоял, брать Ивана в семью или нет, я на следующий же день первым поездом выехала в Самару, — вспоминает приемная мама. 

То, что она узнала о будущем сыне, потрясло ее до глубины души. Биологическая мать Вани была наркоманкой со стажем, и мальчик с младенчества рос, по сути, в притоне, став свидетелем той мерзости, что творят люди, практически утратившие человеческий облик. 

Однажды ночью женщина скончалась от передозировки наркотиков, и ребенок три дня находился один на один с покойницей в запертой квартире. 

Первые восемь месяцев после того, как его привезли в Ленино, Ваня каждую ночь кричал во сне. Марина терпеливо садилась рядом с ним и держала за руку, пока он не успокоится. Адаптировался мальчик тяжело, но материнская любовь и педагогический талант сделали свое дело. По словам Марины, Ваня стал чудесным сыном и братом. 

Последним на сегодняшний день в семью пришел одиннадцатилетний Даниил. В прошлом году одна из старших дочерей, Лера, узнала от дальней родственницы новость: оказывается, у нее есть брат, вот уже десять лет воспитывающийся в Балаковском детском доме (Саратовская область). Он родился уже после того, как их общая мать была лишена родительских прав в отношении Леры. 

— Ну чего рассусоливать… Поехали за ним, — вынесла вердикт Марина. 

Уже на месте она узнала, что у Даниила тот же диагноз, что и у Кати с Ваней, и, разумеется, ее это не остановило. 


Поедем на велосипеде!

— А мы научились кататься на велосипеде. У нас знаете какой большой двор! — похвастались мне Даня и Ваня во время нашего видеоинтервью по скайпу. Месяц самоизоляции не прошел для них впустую.

Сначала дети, как и многие взрослые, не понимали всей серьезности положения и не могли себе представить, как это — никуда не выходить за пределы жилища. Правда, Марининым детям в этом плане повезло немного больше: они живут в частном доме с большим огороженным приусадебным участком. Тем не менее старшие все норовили вечерком улизнуть на улицу. Но мать объяснила: 

— Вы думаете, коронавирус — это что-то далекое и нереальное, где-то за границей или в Москве? Ошибаетесь! Вы можете просто посидеть на лавочке с другом и заразиться. Мало того что это опасно для вашей жизни, так вы и других заразите. У Кати, Дани и Вани вообще иммунитета нет, а у меня астма — для нас все может очень плохо кончиться. 

Тревога за мать, младших братьев и сестру пересилила желание «вырваться на волю». 
В принципе, в колею самоизоляции вошли быстро, может быть, потому что все при деле, Марина расслабляться не дает. 

В будние дни с утра, после завтрака, и до 14.00–15.00 дети занимаются учебой. Кто, как Катя с Даней, общается с учителями по скайпу, кто получает задания в мессенджерах. 

Послеобеденное время, если позволяет погода, члены семьи стараются проводить на свежем воздухе. Гуляют, играют, готовят в огороде грядки под посадку или ухаживают за собаками. 

Дело в том, что Марина с детьми взялись безвозмездно помогать Пензенскому благотворительному фонду «Рука помощи бездомным животным» и берут на передержку хвостатых друзей, благо во дворе и для них хватает места. Корм и лекарства для собак предоставляет фонд, а семейство Челноковой их обихаживает. 

Вечерами все вместе играют в лото и другие настольные игры, сообща смотрят хорошие фильмы. А надоест — расходятся по своим комнатам (дом большой) и занимаются своими делами. Марина говорит, самоизоляция, на удивление, еще больше сплотила семью, все стали бережнее относиться друг к другу. 


Психотерапия по телефону

При этом Марину хватает и на самообразование. Она является региональным координатором Всероссийского благотворительного фонда «Арифметика добра», который занимается системным решением проблемы сиротства. Во время самоизоляции московское руководство этой НКО регулярно устраивает онлайн-курсы. Марина старается ни одного не пропускать. 

А еще морально поддерживает других приемных родителей Пензенской области. 

— Далеко не у всех этот период проходит гладко. Случаются срывы, — поясняет Челнокова. — На восьмой день самоизоляции позвонила мне чуть ли не со слезами одна приемная мама. У них с мужем шестеро детей, живут в трехкомнатной квартире. Она устала от беспрерывного контакта: «Не поверишь, я даже ванну принять спокойно не могу — через минуту кто-нибудь начинает ломиться в дверь. Еще немного — и я кого-нибудь поколочу!» 

Я ей посочувствовала и дала совет: «Как только понимаешь, что сил больше нет, — закройся на балконе часа на два и предупреди домашних, чтобы никто тебя не трогал. Хочешь — читай, хочешь — в телефоне в игрушки играй, но чтобы это было только твое время!» Через пару дней она вновь вышла на связь: «Отпустило, слава богу!». 
В общем, забот хватает. И, знаете, я рада! Ведь я живу всем этим. 

Автор: Наталья СИЗОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке