Как учитель английского языка стал заслуженным тренером СССР по баскетболу

Как учитель английского языка стал заслуженным тренером СССР по баскетболу

В Пензу Зиновия Швама привела любовь. И будто в благодарность он подарил ему спортивную славу и свою жизнь

Как учитель английского языка стал заслуженным тренером СССР? Почему большинство знают его как Евгения, когда по паспорту он Зиновий? Каким этот человек был за пределами спортивной площадки?

Евгений? Зиновий? Джордж!

Младшая дочь Зиновия Семеновича Швама Ирина Осипова ответила на многие наши вопросы:

— Почему отца зовут то Зиновием, то Евгением? Вообще-то он Джордж! Зиновием его записали, когда советский паспорт выдавали. Сам папа никогда не говорил, почему именно так его нарекли чиновники, а сейчас уже никто, наверное, и не скажет. В те годы имя Зиновий было малоупотребляемым, и в Армении кто-то из знакомых назвал его Евгением, да так и пристало. Большинство узнали о том, что имя отца Зиновий, только после его смерти: в газетах появились некрологи, баскетбольному залу «Юность» присвоили его имя, открыли памятную доску. Папа и сам редко вспоминал про Зиновия! Мой сын Женя назван в его честь.

Из Канады — в Советский Союз

— В 1938 году отец окончил колледж в Торонто, — рассказывает Ирина Зиновьевна. — В Канаде в то время разразился кризис, и родители не могли оплачивать дальнейшее обучение сына. Зато у матери был брат в Ростове-на-Дону, ректор пединститута. Отца, 20-летнего парня, отправили учиться в Ростов.

Юноша практически не знал русского языка и не имел представления о советской жизни. Если в Канаде у семьи Швама были материальные трудности, то ростовские родственники считались хорошо обеспеченными людьми. Тем не менее после приезда Зиновий подумал, что попал к беднякам, — настолько огромной была разница в уровне жизни двух стран!

— Папа все рассказывал про грубые железные кровати, скудный интерьер и дефицит продуктов, — улыбнулась моя собеседница. — Когда он за раз съел несколько кусочков колбасы, семья ужаснулась — тогда колбаса была праздничным продуктом!

Судьбоносное знакомство

В Ростове Зиновий поступил на факультет иностранных языков. А всего через два года экстерном(!) сдал экзамены и получил диплом учителя английского языка. Его направили работать в Таганрог. Уже там он одновременно играл в местной баскетбольной команде и тренировал ее (а увлекся он баскетболом еще в Канаде).

В начале Великой Отечественной войны Швама призвали в армию, на Северо-Кавказский фронт. В 44-м он был ранен и направлен в госпиталь в Ереване, где и познакомился с будущей супругой, инженером-геодезистом Валей из Пензы. После демобилизации он с невестой поехал на ее родину.

А вы сами-то сможете?

Зиновию Семеновичу легко давался любой вид спорта – бокс, футбол, баскетбол. Его считают основателем не только сурского баскетбола, но и хоккея (канадского варианта). Именно Швам был его первым популяризатором, а также тренером-консультантом и вратарем первой местной команды.

— Мало кто знает, что он организовал в Пензе и первую игру по регби, — уточняет дочь легендарного специалиста. — Показательное выступление было приурочено к годовщине Великой Победы в 1946 году. Папа с товарищами сами сшили этот специальный, похожий на дыню мяч. Когда началась игра, кто-то вызвал милицию, и на этом матч завершился. Оказывается, люди подумали, что это массовая драка!

Что касается баскетбола, то игроком Зиновий Семенович был просто фантастическим. Не обладая высоким ростом, он выделялся скоростью, меткостью броска, реакцией. На площадке за ним невозможно было угнаться!

Рассказывали, как уже в возрасте «семьдесят плюс» он, приглашенный консультант, крикнул кому-то на тренировке:

— Мазила!

В ответ прозвучало:

— Евгений Семенович, а вы сами-то сможете?

Швам вышел на площадку, начал играть и попадал с дальней дистанции в корзину гораздо чаще, нежели молодые соперники. Больше никто не брал его на «слабо»!

Талантлив во всем

И ведь не только спорт ему покорялся. Не зная ни одной ноты, он мог сесть за пианино и подобрать любую мелодию, причем играл сразу двумя руками, что несвойственно для дилетанта. Как говорили профессиональные музыканты, играл вопреки всем законам.

— Со стороны казалось, что он беспорядочно бьет по клавишам, — вспоминает Ирина Зиновьевна, — но получалась интересная мелодия. А как восхитительно он пел! Когда они собирались с коллегами за столом, все начинали его уговаривать что-нибудь исполнить.

И готовил тренер великолепно.

— Во время всесоюзных соревнований наш дом всегда был полон гостей, — рассказывает моя собеседница. — В эти дни мама только пекла пироги, а папа готовил разнообразные шедевры на горячее.

Потом люди обращались к нему за кулинарными советами. Однажды в доме Швамов раздался звонок из Кишинева:

— Женя, я жарю цыплят табака, у меня что-то не получается!

В ответ четкая пошаговая инструкция. Через минуту еще «сеанс связи»:

— У меня опять все горит!
— Ну, я же тебе говорил… — и вновь инструктаж.

После нескольких кругов связи Зиновия Семеновича осенило:

— Коль, а масло-то ты на сковородку налил?!
— А что, надо было?

Любовь не напоказ

По признанию Ирины Зиновьевны, в детстве отец не баловал ее вниманием:

— Ему было как будто не до семьи — он витал в своем спорте. На нас со старшей сестрой стал обращать внимание, когда мы повзрослели, начали что-то понимать и с нами можно было поговорить. А в детстве казалось, что он равнодушен к семье.

Только с возрастом я поняла, что на самом деле это мудрость. Его ведь и дома, и на работе окружало «бабье царство», и отец научился не погружаться в женские эмоции и обиды по пустякам. Зато когда действительно видел, что нам тяжело, сразу приходил на помощь.

Его любили все — от мала до велика, он всегда был душой компании. Даже мои друзья, собираясь к нам в гости, спрашивали: «А папа будет?».

Без чинопочитания

Швам был человеком «несоветского» воспитания. Для него авторитет людей не зависел от должности. На матчи его команды приходили многие уважаемые люди, включая секретарей обкома КПСС, и он со всеми общался приветливо, но мог и резко высказаться в их адрес.

— Помню, на каком-то важном матче прямо за тренерской скамьей сидел второй секретарь обкома Георг Мясников. Он в то время курировал спорт, много помогал баскетбольной команде, папа с ним часто виделся, уважал его как человека. Но когда Георг Васильевич начал давать советы по игре, отец не выдержал и очень резко ответил. Сидевшие рядом зрители замерли. Но Мясников отреагировал нормально, не обиделся, — заметила Ирина Осипова.

7 октября 2011 года на здании по улице Урицкого, 44-а, торжественно открыли мемориальную доску памяти Зиновия Швама. В этом доме тренер проживал
с 1965 года.

И ЭТО ВСЕ О НЕМ

Евгений Гомельский, заслуженный тренер РСФСР, вице-президент Российской федерации баскетбола и президент московского баскетбольного клуба «Динамо», победитель Олимпиады-1992 с женской командой России по баскетболу:

— К сожалению, в России великих людей часто забывают, и я рад, что память о Евгении Шваме живет в Пензе. Он был совершенно неординарен и с тренерской, и с человеческой стороны. Я был приятно удивлен, узнав, что в Пензе есть баскетбольный зал, названный в его честь. Для меня этот город в первую очередь ассоциирует­ся именно с Евгением, дружбой с ним я дорожил всегда.

Он не только мастер своего дела, но и интересный собеседник, прекрасный друг. Обладал хорошим чувством юмора.

А как он готовил!

Мне удалось навестить могилу Швама во время своего визита в Пензу (в феврале 2016 года Евгений Яковлевич проводил здесь семинар для тренеров. — Авт.). Так получилось, что встретился там с Ириной Зиновьевной. Было приятно пообщаться, поделиться воспоминаниями. Я считаю, что для каждого знакомство с Евгением — это счастье!

Григорий Кабельский, министр спорта Пензенской области:

— Только подумайте: вывести скромный пензенский клуб в Высшую лигу Всесоюзного чемпионата и стать заслуженным тренером СССР — выдающийся результат! Лично я познакомился с Евгением Семеновичем, когда работал тренером по легкой атлетике: он несколько раз приглашал меня поднатаскать девчонок.
Когда Швам уже вышел на пенсию, а я был директором школы высшего спортивного мастерства, с трудом уговорил его рассказать о своей жизни «на камеру», для потомков. Я планировал сам побеседовать с Евгением Семеновичем, но, к сожалению, дела задержали. Вместо меня спрашивал оператор. И потом Евгений Семенович рассказывал, что многие вопросы ему не понравились — непрофессиональные. Я извинился и поклялся, что в следующий раз (а планировался целый цикл съемок) стопроцентно буду. Увы! Через неделю Швама не стало...

Лариса Новожилова, почетный мастер спорта по баскетболу, одна из воспитанниц Швама, много лет проработавшая с ним вторым тренером команды:

— Он был выдающимся специалистом, выделялся даже на всесоюзном уровне. В первую очередь удивлял способностями психолога. Много побед мы вырывали на последних секундах матчей — при равном счете Евгений Семенович брал тайм-аут и умел сказать игрокам пару слов, после которых все собирались. В команде его звали исключительно по имени-отчеству — слишком уважали, чтобы придумывать прозвища. А вот он на фантазии не скупился: меня, например, называл Жилка — из-за фамилии. Так и приклеилось оно до тех пор, пока тренером не стала.

Он никогда не стеснялся попросить прощения. Однажды капитан нашего «Спартака» Нина Барабанщикова во время игры допустила ошибку, и Швам на эмоциях наградил ее нелестным эпитетом. Не так чтобы слово уж очень было обидным, но Нина и сама себя корила, а тут еще тренер добавил… Она не вышла на ужин с командой — плакала в номере. Евгений Семенович, когда узнал, тут же поднялся к ней и повинился.

А я, когда уже работала, пару раз хотела увольняться. Накануне он с кем-то поругается и меня в чем-нибудь обвиняет, а с утра я приходила на тренировку с заявлением по собственному желанию. И он тут же просил прощения, объясняя тем, что я просто оказалась рядом в неподходящий момент.

СПРАВКА «ПП»

Зиновий Семенович Швам родился 8 октября 1918 года в Бердичеве (Украина).

В 1925 году в возрасте 7 лет уехал с родителями в Канаду. В 1938-м, окончив в Торонто колледж, вернулся в СССР, чтобы получить бесплатное высшее образование. В 1969 году Зиновию Семеновичу было присвоено звание заслуженного тренера РСФСР, а в 1973 году — заслуженного тренера СССР.

Его не стало 12 августа 1998 года.

Автор: Филипп МИТРОФАНОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке