Главный из шестой

Главный из шестой

Он — прекрасный хирург, но у него нет времени на операции. Его задача — «оздоровить» целую больницу.

Главное лечебное учреждение Пензы — больница скорой помощи. Или, как ее продолжают называть в обиходе, 6-я городская… Пятый год ее возглавляет Вячеслав Космачев.   

Первая операция
— Вячеслав Владимирович, у всех, как правило, бывает в детстве эпизод, который предвосхищает выбор профессии. У вас нечто подобное было?
— Когда я учился в девятом классе (а моя родина — Сосновоборск), на моих глазах машина сбила пса по имени Дружок. Мы с товарищем перенесли его, визжащего, в слесарную мастерскую. Старшая сестра уже работала в местной ЦРБ, и я, слушая ее рассказы, тоже начал интересоваться медициной.
Смастерил из проволоки маску Эсмарха, раздобыл скальпель, выпросил в больнице эфир. Обработал спиртом и прожег инструменты, побрил собаке заднюю часть туловища. Товарищу велел налить эфира на маску, приложить ее к собачьей морде. Дозировки мы не знали, добавляли эфир, пока Дружок не перестал реагировать на боль. В общем, разрезал я ему ногу, сложил обломки костей, закрепил проволокой с помощью плоскогубцев, мышцы и кожу зашил нитками… Когда закончили, положили Дружка в будку и стали ждать. Через сутки он открыл глаза, через трое — съел суп, который мы ему принесли в тарелке, а через две недели выбрался из будки. Правда, оказалось, что помимо бедра еще был сломан таз. Он сросся сам, неправильно, поэтому, когда Дружок ходил, он словно плясал. Тем не менее собака прожила еще лет пять.   
После этой операции, о которой узнала вся улица благодаря товарищу-«анестезиологу», мне стало все понятно про свой жизненный путь. И я поступил в Самарский медицинский.

Трудный выбор  
— Вы начинали в Сосновоборске, совмещая должности хирурга, онколога, ЛОР-врача и эндоскописта. Закончили ординатуру по хирургии на кафедре профессора Николая Баулина в Пензенском институте повышения квалификации. Работали главным врачом ЦРБ Башмаковского района… Почему вы сейчас не оперируете?  
— Служение хирургии требует больших физических и моральных сил. Я боготворю эту профессию, но административная работа не оставляет на нее времени.
Мне удавалось совмещать одно с другим, работая главным врачом в Башмаково. Это было тяжелое время.  Больные ложились в стационар со своим бельем, пакетом медикаментов и «мешком» еды. Помню, когда я делал замечание санитаркам, которые по полгода не получали свою нищенскую зарплату, порою ком подкатывал к горлу, так было стыдно, что я не могу влиять на ситуацию.

В 2003 году в районе улучшилась экономическая ситуация. Еще до нацпроектов в районе начали ремонтировать дома культуры, восстанавливать ФАПы и амбулатории, приобретали оборудование для ЦРБ. Дошло до того, что однажды к нам приехали специалисты из Пензы на консультирование сложного случая. И мы их учили, как работать на новом энцефалографе (аппарате, позволяющем визуализировать очаги сосудистого поражения в головном мозге).  
В Пензе до сих пор на «скорой помощи» нет воздушных шин для фиксации переломов, а у нас были.  

Обновили парк спецавтотранспорта, приглашенным молодым специалистам предоставлялись квартиры. Улучшились демографические показатели по району.
То время масштабных изменений оказалось, пожалуй, самым  сильным эмоциональным и моральным удовлетворением в моей жизни. Так приятно было видеть простых людей, которым стало лечиться удобно, хорошо, эффективно, они так простодушно и искренне удивлялись и радовались!  
Башмаковский район одним из первых начал ремонтировать ФАПы и приобретать современное оборудование, к чему всегда призывал губернатор Василий Кузьмич Бочкарев.   

О кадрах и стандартах
— Мы с вами разговариваем, а нам мешает звук перфоратора,  работающего где-то в глубине. Звук перемен к лучшему. Что изменилось в больнице? Что бы вы хотели изменить?
— Главная особенность и сложность нашей работы в том, что мы несем ежедневную круглосуточную нагрузку экстренной помощи.
Что удалось? Благодаря вхождению в федеральные программы по снижению травматизма  и снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний организовано новое приемно-диагностическое отделение, самое прогрессивное в больнице на сегодняшний день. Там есть все — рентген, компьютерная и магниторезонансная томография, эндоскопия, лаборатории, нейрохирургическое обследование. Больной поступает, его со всех сторон оперативно обследуют специалисты. Раньше такое мы видели только в зарубежных фильмах.  

Отремонтировано и оборудовано по последнему слову медицинской техники еще несколько отделений.
Все это позволило снизить смертность в экстренных случаях.
Что не удалось?  В отделениях, где ремонта не было, люди продолжают лицезреть худой линолеум, обшарпанные стены, старые оконные рамы, сквозь которые гуляет ветер. По сравнению с советским временем в обществе сильно поменялись стандарты комфорта. И уже никто не хочет лечиться в палате на шесть человек, где ночью не уснуть из-за храпа соседа!..
У нас по-прежнему очереди в поликлинике и скученность в стационаре. Например, сейчас в отделении неврологии на 60 койках — 73 больных. Людям приходится лежать в коридоре.  
Но самую большую тревогу вызывает кадровая проблема.

Сегодня многое делается для ее решения и на уровне государства, и региона, что очень ценно. Но я погрешу против истины, если скажу, что отдельные меры дали глобальные результаты. Увы, молодежь по-прежнему идет к нам неохотно — нагрузка не соответствует зарплате. В Москве можно заработать 50 — 90 тысяч рублей в месяц — и специалисты уезжают туда. Оставшиеся параллельно трудятся в частных клиниках. И я не могу потребовать у них  выбрать что-то одно, боюсь, у меня вообще никого не останется.  Нужны системные решения.

— Какие?  
— Одна из мер — сделать для пациента лечение бесплатным в любой клинике — частной или государственной. Медицинские страховые компании должны перечислять средства за пациента независимо от формы собственности больницы.
Здоровая конкуренция заставит непрезентабельные лечебные учреждения либо закрыться, либо привести себя в хорошее состояние с помощью средств государства, министерства, муниципалитета.

— Вячеслав Владимирович, а как вы отдыхаете?
— Как сказал академик Павлов, лучший отдых — смена занятия. Я убежден, что у врача должны быть выходные. Правда, субботы все равно заняты, но в воскресенье я переключаюсь — езжу на природу, за грибами, искупаться в реке. В отпуск много путешествую на машине, объехал все достопримечательности Пензенской области, много где побывал в родной стране, например на острове Валаам. Несколько лет назад, когда в  Иве открыли горнолыжную трассу, я «заразился» горными лыжами. Езжу, если есть два свободных дня, в Казань, а если один — в Иву.

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке